Список форумов
СЛАВЯНСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Срубная КИО и Андроновская КИО

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов -> Археологические культуры
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Одоакр
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 30.05.2016
Сообщения: 587

СообщениеДобавлено: Пт Май 26, 2017 3:25 pm    Заголовок сообщения: Срубная КИО и Андроновская КИО Ответить с цитатой

Андроновская культурно-историческая общность (XX – XII вв. до н. э..)




Аркаим – Синташта: древнее наследие Южного Урала. К 70-летию Г. Б. Здановича. Сборник научных трудов (в 2 частях). 2010:
часть 1 (https://yadi.sk/i/sAyKVzeCjN6wy),
часть 2 (https://yadi.sk/i/86Uq257SjN76b);
Г. Б. Зданович, И. М. Батанина. Аркаим – Страна городов. Пространство и образы. 2007 (https://yadi.sk/d/6JVH25MIjN6a2);
Ф. Н. Петров, Е. В. Куприянова. Поселения эпохи бронзы в Аркаимской долине (по результатам разведочных исследований 1997-2015 гг.). 2016 (https://yadi.sk/d/NsCE5XiHooNWD);
другие книги на официальном сайте Челябинского государственного историко-культурного заповедника «Аркаим» (http://www.arkaim-center.ru/science/nashi-publikacii/);

Е. Е. Кузьмина. Древнейшие скотоводы от Урала до Тянь-Шаня. 1986 (http://www.bulgari-istoria-2010.com/booksRu/Elena_Efimovna_Kuzmina_Drevneyshie_skotovody_ot_Urala_do_Tyan-Shanya.pdf);
Е. Е. Кузьмина. Откуда пришли индоарии? 1994 (http://www.archaeology.ru/Download/Kuzmina/Kuzmina_1994_Otkuda.pdf);
Е. Е. Кузьмина. Классификация и переодизация памятников Андроновской культурной общности. 2008 (http://www.bulgari-istoria-2010.com/booksRu/Elena_Efimovna_Kuzmina_Klassifikaciya_i_periodizaciya_pamyatnikov_andronovskoy_kulturnoy_obshchnosti.pdf);
Elena E. Kuzmina. The Origin of the Indo-Iranians. 2007 (https://archive.org/details/TheOriginOfTheIndo-iranians) или (http://www.ahandfulofleaves.org/documents/The%20Origin%20of%20the%20Indo-Iranians_Kuz%E2%80%99mina.pdf);

Н. В. Рындина, А. Д. Дегтярёва. Энеолит и бронзовый век (http://www.archeologia.ru/Library/Book/35ecb1a304cf/page183).


Последний раз редактировалось: Одоакр (Чт Июн 15, 2017 11:32 am), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Одоакр
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 30.05.2016
Сообщения: 587

СообщениеДобавлено: Пт Май 26, 2017 3:43 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

(http://www.archaeology.nsc.ru/ru/publish/journal/doc/2008/353/3.pdf), с. 49:


(http://arheologija.ru/pozdniy-bronzovyiy-vek/):



Е. Е. Кузьмина (http://www.bulgari-istoria-2010.com/booksRu/Elena_Efimovna_Kuzmina_Klassifikaciya_i_periodizaciya_pamyatnikov_andronovskoy_kulturnoy_obshchnosti.pdf), сс. 61, 62:
«… Cередина II тыс. до н. э. ... В долине Нила цивилизация Египта достигает своего высшего расцвета при фараонах XVIII династии; на Ближнем Востоке возвышается Хеттское царство; в Элладе ахейцы создают Микенскую цивилизацию, в Подунавье процветает культура Монтеору, часть Европы занята племенами унетицкой культуры, на юге Средней Азии культура древних земледельцев Анау находится на стадии Намазга VI, в Индии приходит в упадок цивилизация Хараппы и Махенджо-Даро, а в Китае утверждается власть царей династии Шан-Инь. Что же происходит в эту эпоху на бескрайнем просторе евразийских степей, протянувшихся непрерывной полосой от Дуная до Великой Китайской Стены? Здесь накануне середины II тыс. до н. э. формируются две гигантские культурные общности, аналоги которым неизвестны в других регионах Старого Света - срубная на западе от Днепра до Урала и андроновская на востоке от Урала до Енисея.
Срубная общность складывается в зоне степей, где непрерывное развитие культуры прослежено отечественными учеными, начиная с V-IV тыс. до н. э. Срубники наследуют достижения пастушеских культур катакомбной и сменившей ее многоваликовой керамики, полтавкинской и абашевской, частично, возможно, сосуществуя с носителями этих культур. Что касается андроновской культурной общности, то и происхождение, и периодизация ее до сих пор остаются во многом неясными исследователям.
А между тем, именно с этой культурой связано распространение в XVI-XII вв. до н. э. в азиатских степях многих достижений цивилизаций: развитие комплексного скотоводческого хозяйства, по продуктивности превосходившего европейское; выведение специализированных пород лошадей, в том числе - быстроаллюрных предков современных английских и арабских скакунов; применение двухколесных колесниц; разработка месторождений меди и олова и освоение бронзолитейного производства, позволивших наладить неслыханный по масштабу экспорт олова и готовых бронзовых изделий на сотни километров от места их изготовления; утверждение упорядоченной сложностратифицированной социальной организации, о чем мы можем судить по различиям в погребальном обряде; наконец, высокий уровень мышления, о котором свидетельствуют изображения мифологических сцен на скалах и создание изысканного геометрического стиля в искусстве, отличающегося непревзойденной сложностью композиций, представленных на керамике.
Именно андроновцы впервые идеально приспособили свою материальную культуру к своеобразным экологическим условиям степей Казахстана и Средней Азии: они выработали способы ведения скотоводческого хозяйства и отобрали состав стада; создали типы стационарных, временных и подвижных жилищ; изобрели костюм, орудия труда, соответствующие потребностям пастушеского хозяйства в условиях сурового климата азиатских степей.
Эти инновации позволили им впервые в истории Старого Света перейти к кочевой форме ведения скотоводства, проложить пути сезонных перекочевок через ранее недоступные районы среднеазиатских пустынь и подняться на высокогорные пастбища. Это явилось предпосылкой возможности последующего продвижения пастушеских племен на юг Средней Азии и далее на территорию Ирана и Индостана. Многие достижения андроновцев надолго пережили своих создателей и пережитки их культуры отчетливо сохранялись и в железном веке, и в средневековье, а некоторые дожили и до сего дня в этнографии народов Казахстана и Средней Азии. Прогрессивное воздействие андроновские пастухи оказали и на охотников и рыболовов лесной таежной зоны Урала и Сибири, содействовав распространению в тайге производящего хозяйства, металлургии, некоторых идеологических представлений.
Условия подвижного хозяйства в открытой степи и торговля бронзой способствовали тому, что андроновцы поддерживали широкие культурные связи с носителями других культур, подчас весьма удаленных. Анализ андроновского комплекса позволяет выявить отдельные типы вещей, находящие аналогии в культурах от Микенской Греции, Подунавья и Западной Европы вплоть до Ирана, юга Средней Азии и аньянского Китая. Находящаяся в географическом центре Старого Света, андроновская культура оказывается и центром пересечения культурных взаимодействий. …».

Карты памятников Андроновской КИО.
(https://archive.org/stream/TheOriginOfTheIndo-iranians/TheOriginOfTheIndo-iranian#page/n0/mode/2up), сс. 598, 603:




(http://www.bulgari-istoria-2010.com/booksRu/Elena_Efimovna_Kuzmina_Klassifikaciya_i_periodizaciya_pamyatnikov_andronovskoy_kulturnoy_obshchnosti.pdf), сс. 66, 68:




(https://archive.org/stream/TheOriginOfTheIndo-iranians/TheOriginOfTheIndo-iranian#page/n0/mode/2up), сс. 595, 596, 602:







Памятники Петровского типа.
Е. Е. Кузьмина (http://www.bulgari-istoria-2010.com/booksRu/Elena_Efimovna_Kuzmina_Klassifikaciya_i_periodizaciya_pamyatnikov_andronovskoy_kulturnoy_obshchnosti.pdf), сс. 92-94:
«… 2.2. Памятники петровского типа
Памятники петровского типа впервые выделены по материалам могильника Петровка (Зданович Г. Б., 1973) и в настоящее время открыты на Урале и в Зауралье: поселения Семиозерное, Конезавод II, Кулевчи III, могильники Новый Кумак, Ибрагимово, Троицк, Степное I, Синташта I, II, Кулевчи VI, Царев курган в г. Кургане, Раскатиха, Верхняя Алабуга; и в Северном Казахстане: поселения Петровка II, Новоникольское I, могильники Петровка, Улюбай, Кенес, Берлик, Аксайман (Зданович Г. Б., 1973а, б; Он же, 1974; Он же, 1975; Он же, 1981, с. 436; Он же, Хабдулина М. К., 1976, с. 95-96; Зданович Г. Б. и С. Я., 1980; Стоколос В. С, 1962, с. 3-13; Сальников К. В., 1967, с. 33; Потемкина Т. М, 1969, с. 5-14; Генинг В. Ф., 1975; Он же, 1977; Смирнов К. Ф., Кузьмина Е. Е., 1976, с. 45-47; Они же, 1977а; 19776; АО, 1973, с. 132,133; 175,176; АО, 1974, с. 144-147,484-485; АО, 1975, с. 168-169; АО, 1976, с. 510; АО, 1977, с. 513-514; АО, 1978, с. 268, 530, 532; АО, 1979, с. 137-138,228,433; Иванов В. А., Исмагилов Р. Б., 1981, с. 133; Виноградов Н. Б., 1982; Потемкина Т. М., 1983).
Петровские погребальные памятники двух типов: I – грунтовые могильники – Петровка, Раскатиха, Верхняя Алабуга (два первых – детские) и II – могильники, состоящие из небольшого числа земляных курганов диаметром 12-20 м и высотой 0,2-0,4 м,2 часто перекрывающих несколько погребений: центральную взрослую могилу и расположенные по кругу детские захоронения в индивидуальных малых ямах (типа I.1, I.2).
Могильные ямы прямоугольной формы I типа – отличаются очень большими размерами: 2,5-4 х 2-8 м при глубине 1,5-2 м, изредка до 3,7 м. Ямы укреплены деревянными плахами или срубом (тип I) и сверху перекрыты деревянным накатом. Иногда поперечное перекрытие опирается на продольные брусья, положенные на один или четыре опорных столба, вбитых в дно могилы, устланное досками. В некоторых могилах есть уступ шириной 0,2-0,5 м (подтип I.2). Дно ям иногда посыпано мелом (Новый Кумак, Троицк, Степное). В могильниках Синташта, Кулевчи VI, Кенес, Берлик, Аксайман над могилами сверху устроена площадка из светлой глины, отмечены сожжения перекрытия (Синташта) и посыпка перекрытия мелом (Степное).
Погребенные в могиле лежат на спине с поднятыми коленями или скорченно на боку, чаще на левом, руки обычно перед лицом, изредка одна на животе. Ориентировка неустойчива, преобладает направление на восток, северо-восток (Новый Кумак, Синташта, Верхняя Алабуга, Раскатиха) и на запад (Петровка, Кенес, Троицк, Кулевчи VI, Степное, Синташта, Аксайман), причем в одном могильнике отмечается различная ориентировка. Господствуют одиночные захоронения, но встречены коллективные погребения двух или четырех человек. Известны отдельные захоронения черепов (Кенес).
В погребальном обряде большую роль играет огонь. В некоторых могилах найдены угольки, зола, пережженные кости; в Степном (курганы 1; 5; 4, могила 1) и Петровке можно предполагать трупосожжения.
Погребенный внутри большой могилы сдвинут к стене, перед ним расставлены сосуды и другой инвентарь, в том числе кости жертвенных животных (ребра или черепа и конечности). Как правило, черепа и ноги (т. е. в древности шкура) положены и на перекрытии могильной ямы или на глиняной площадке. Обычно это кости двух коней, коровы или овцы, в Синташте также собаки. В могильниках Синташта, Троицк, Раскатиха, Берлик, Улюбай захоронены кони; в Синташте от двух до семи особей положены на перекрытии на боку мордами друг к другу или одна за другой, некоторые кони взнузданы (рядом с мордой in situ лежат псалии).
Особенность петровских могильников – сложный ритуал и обычай устройства тризны. В Петровке, Кенесе, Раскатихе, Верхней Алабуге открыты специальные ямы, в которых помещены сосуды или кости жертвенных животных.
В Царевом кургане рядом с могилой в особой яме 2 х 1 м глубиной 1 м положены черепа и кости ног нескольких коров и одной овцы, а сверху – полный скелет собаки (Сальников К. В., 1967, с. 33) Особенно замечательные ритуальные комплексы выявлены в Синташте I. В первом жертвеннике были уложены четыре черепа быков, сверху перекрытые ребрами. Во втором жертвеннике мордами друг к другу выложены четыре бычьих, шесть конских и две бараньих головы, между которыми сложены кости конечностей, сверху накрытые перевернутым сосудом (Генинг В. Ф., 1977).
Важная особенность петровского погребального обряда – обычай помещать в могилу колесницу, для установки которой на дне ямы выкапывались канавки, в них помещалась нижняя часть колес. В могильнике Синташта I Л. И. Ашихминой удалось расчистить части пяти колесниц: нижние части ободьев со спицами, по которым реконструируется двухколесная колесница со спицами в колесе (АО, 1974, с. 145).
Колесницы открыты также в могильниках Улюбай и Берлик (АО, 1978, с. 530; АО, 1979, с. 433).
В петровские погребения помещали богатый инвентарь – металлические двулезвийные ножи, топоры, тесла, копья, крючки, шилья, струги, стрелы, каменные с усеченным основанием стрелы, булавы и песты, костяные лопаточки, наборы многочисленных украшений: нагрудники из серебряных пластин, очковидных подвесок, обойм и бисера, накосники, украшения головного убора, золотые и бронзовые височные кольца в полтора оборота, двуспиральные перстни, крестовидные подвески, браслеты, бусы из металла, камня и пасты, подвески из клыков кабана, а также керамику. …».

Памятники Алакульского типа.
Е. Е. Кузьмина (http://www.bulgari-istoria-2010.com/booksRu/Elena_Efimovna_Kuzmina_Klassifikaciya_i_periodizaciya_pamyatnikov_andronovskoy_kulturnoy_obshchnosti.pdf), сс. 115, 116:
«… 2.3. Памятники алакульского типа
Алакульские памятники были выделены М. П. Грязновым (1927) как типичные для западноандроновской территории и названы алакульскими К. В. Сальниковым (1948) по Алакульскому могильнику, давшему чистый комплекс.
Памятники алакульского типа выявлены на большей части андроновского ареала, за исключением Восточного Казахстана, Западной Сибири и, по-видимому, части Средней Азии. Они широко представлены в челябинском, магнитогорском, уйско-увельском, кустанайском, западно-, северо- и центрально-казахстанском вариантах.
Нами алакульский тип выделяется по сочетанию определенных черт погребального обряда и керамики.
Алакульские могильники содержат, как правило, большое количество сооружений (до нескольких десятков), маленькие могильники встречаются реже. В отличие от петровских, могилы не так глубоки и меньше по размеру. По конструкции надмогильных сооружений и могил памятники разных локальных вариантов существенно различаются. Захоронения повсеместно совершены по обряду трупоположения скорченно на боку, как правило, на левом. Руки лежат перед лицом, степень скорченности средняя. Погребения ориентированы головой на запад, реже – на запад-юго-запад. Исключение составляют только могильники челябинского варианта, где ориентировка неустойчива, магнитогорского, где господствует северная ориентировка, тобольского, где типична восточная ориентировка и сольилецкого, где ориентировка на В и СВ встречается наряду с господствующей западной, что можно отнести за счет влияния соседнего срубного населения.
Обычно захоронение в могиле одного человека, но известны парные разнополые и реже однополые захоронения и погребения матери с детьми.
Характерная черта алакульского погребального ритуала – принесение в жертву черепа и ног коня, быка или барана, шкура которых клалась в могилу, на ее перекрытие или у края насыпи. Перед лицом и за головой погребенного ставились два сосуда, изредка – больше, а в детских могилах – по одному.
Женщины, как правило, погребались в парадном уборе: с браслетами на руках, низками бронзовых бус на ногах, с височными привесками или серьгами, в платье, расшитом бронзовыми бляхами, бронзовыми и пастовыми бусами, раковинами, просверленными клыками. Изредка встречаются гривны и роскошные головные уборы, включающие накосники, бляхи, пронизки.
При мужских погребениях металлический инвентарь клался лишь в исключительных случаях, чаще всего это двулезвийный нож, изредка – набор оружия, включающий нож, втульчатое копье, каменные и бронзовые стрелы, каменный или бронзовый топор, булаву, а также тесло и пр. …».

Памятники Фёдоровского типа.
Е. Е. Кузьмина (http://www.bulgari-istoria-2010.com/booksRu/Elena_Efimovna_Kuzmina_Klassifikaciya_i_periodizaciya_pamyatnikov_andronovskoy_kulturnoy_obshchnosti.pdf), с. 160:
«… 2.4. Памятники федоровского типа
Памятники федоровского типа впервые выделены С. А. Теплоуховым (1923) в качестве собственно андроновских. С. Н. Дурылиным и М. П. Грязновым (1927) охарактеризованы некоторые их особенности в отличие от алакульских; тип назван К. В. Сальниковым (1948) по Федоровскому могильнику, давшему чистый комплекс.
Федоровские памятники занимают огромную территорию: они представлены на Урале, в Челябинском, Троицком и Магнитогорском регионах, в Северном, Центральном и Восточном Казахстане, в Западной Сибири – в Обском, Томском и Енисейском регионах, а также в Средней Азии.
На большей части андроновского ареала: на Урале, в Северном и Центральном Казахстане федоровские памятники размещаются чересполосно с алакульскими, что и породило идею об их генетической связи.
Однако на крайнем западе андроновского ареала – в Южном Приуралье, Западном Казахстане и верхнем Притоболье они отсутствуют. В то же время на востоке ареала – в Восточном Казахстане во всей Западной Сибири не известны алакульские памятники. Если отсутствие последних на востоке можно было бы объяснить вытеснением андроновцев пришлым карасукским населением (Кривцова-Гракова О. А., 1948), то отсутствие федоровских комплексов на западе в рамках эволюционной гипотезы не находит себе объяснения. Надежды же на обнаружение федоровского пласта на западе (Комарова М. Н., 1962) вряд ли обоснованы, т. к. Западно-Казахстанский регион относится к числу наилучше обследованных андроновских территорий.
Таким образом, географическое размещение федоровских и алакульских памятников, по-видимому, отражает различный генезис двух групп населения, участвовавшего в формировании андроновской культурной общности.
Однако, выделение федоровских памятников в особую археологическую культуру, вопреки мнению ряда исследователей, представляется неправомерным, поскольку на большей части ареала выделяется множество смешанных федоровско-алакульских типов, а главное, сами чисто федоровские памятники не составляют статистически устойчивой совокупности культурно определяющих признаков и различаются в разных локальных вариантах. Особенно существенные отличия наблюдаются в погребальном обряде: на западе федоровцы практикуют обряд трупосожжения, на востоке главным образом – трупоположения; различны и конструкции погребальных сооружений.
Объединение федоровских памятников в особый тип производится на основании керамического комплекса в соответствии с предложенными принципами классификации андроновского материала. …».


Последний раз редактировалось: Одоакр (Чт Июн 15, 2017 12:31 pm), всего редактировалось 3 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Одоакр
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 30.05.2016
Сообщения: 587

СообщениеДобавлено: Пт Май 26, 2017 3:50 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Этнические передвижения в Средней Азии во II тыс. до н. э..

Е. Е. Кузьмина (https://archive.org/stream/TheOriginOfTheIndo-iranians/TheOriginOfTheIndo-iranian#page/n0/mode/2up), сс. 601, 602:







Л. М. Сверчков (http://www.bulgari-istoria-2010.com/booksRu/L_Sverchkov_Tocharians.pdf), сс. 118, 119:
«… Андроновская культура или, вернее, культурно-историческая общность, куда входят петровская, алакульская и федоровская культуры (около 2000–1400 гг. до н. э.) сформировалась на территории Южного Урала, Западной Сибири и Северного Казахстана, последовательно распространяясь в южном и восточном направлении, вплоть до бассейна р. Иртыш (см. Зданович, 1988; Генинг, Зданович, Генинг, 1992). Проникновение андроновских племен в Среднюю Азию началось уже в алакульское время и особенно усиливается на федоровском этапе.
На территории Приаралья, занятой прежде кельтеминарским населением, возникает смешанная тазабагъябская культура, в сложении которой, помимо андроновцев, приняли участие носители срубной культуры (Итина, 1977, с. 140; Кутимов, 2002). В Правобережном Хорезме (Южная Акчадарьинская дельта) пришлый народ застал оставшуюся на месте, малую часть обширной некогда кельтеминарской общности, выделенную в самостоятельную так называемую «суярганскую культуру» (Толстов, Итина, 1960). В действительности «суярганская культура» принадлежит позднекельтеминарскому или, правильнее сказать, посткельтеминарскому населению, сохранившемуся в дельте Амударьи после окончательного опустынивания Кызылкумов и, возможно, испытавшего воздействие со стороны пришлых срубно-андроновских племен (Массон, 1964, с. 23, сноска 44; Массон, 1966, с. 214–215; Parzinger, 1997). От кельтеминарцев пришельцы переняли преимущественно земледельческий тип хозяйства, что является главным отличием тазабагъябской культуры среди культур степной бронзы Евразии (Итина, 1970, с. 50–51).
Носители срубной культуры из Поволжья продвинулись на юг до Ташкента и вдоль Каспия до подгорной полосы Копетдага. Андроновцы проникли, пожалуй, во все без исключения районы Средней Азии, следы их присутствия фиксируются повсеместно и с каждым годом обнаруживаются новые памятники их культуры или отдельные находки присущего им археологического комплекса. Уже в самом начале II тыс. до н. э. носители андроновской культуры активно осваивают практически все известные среднеазиатские месторождения меди и, особенно, уникальные медно-оловянные залежи Заравшанского хребта, от Мушистона в Таджикистане до Карнаба и далее на запад в Узбекистане (Boroffka, Cierny, Lutz, Parzinger, Pernicka. & Weisgerber, 2002; Parzinger, 2002; Парцингер, Бороффка, 2002; Parzinger, Boroffka, 2003).
На юге Средней Азии андроновские племена активно взаимодействовали с носителями БМАК, что нашло отражение в наборе металлических изделий и составе бронз, в частичном изменении погребального обряда, антропологического типа и многом другом, т. е. практически во всех компонентах бактрийско-маргианского археологического комплекса (Кузьмина, 1972; 1981; 1997; 2000; 2004; 2005; 2008; Kuz'mina, 1994; 1995; 2003; Сарианиди, 1975; Аванесова, 1991; 2004; 2006; Виноградова, Кузьмина, 1986; Teufer, 2003). На территории Юго-Западного Таджикистана, традиционно благоприятной для скотоводства и во все времена привлекавшей кочевые народы, это привело к сложению гибридных культур, таких как вахшская и бишкентская (Мандельштам, 1968; Виноградова, 2000; 2004; Vinogradova, 2001; Kaniuth, Teufer, 2001; Kaniuth, Teufer, Vinogradova, 2006).
Прямое или опосредствованное влияние северных степных культур дальше на юг можно проследить на примере материалов поздней бронзы Северного Афганистана, Северо-Западной Индии и долины Свата в Северном Пакистане, обнаруживающих несомненное сходство с памятниками Южного Таджикистана (Литвинский, 1967, с. 123–124; 1981, с. 161–162; ИТН, 1998, с. 189–190; Виноградова, Кузьмина, 1986, с. 146–148). А. Х. Дани также обращает внимание на связи комплексов Северного Пакистана с памятниками транспамирского региона и уверенно соотносит их распространение с приходом предков современного дардского населения (Дани, 1999, с. 366–367). В чем-то близка этой позиции точка зрения Е. Е. Кузьминой, считающей культуру севера Индостана производной от тулхарской и вахшской, предполагающей индоарийскую или еще индоиранскую, кафирскую их природу, что, вероятно, ближе к истине (Кузьмина, 1981, с. 120). В то же время, для археологического комплекса могильников и поселений Северо-Западного Пакистана можно легко обнаружить аналогии (например, по топорам с цапфами) и с западными культурами, усиливающиеся со второй половины II тыс. до н. э., в частности, с марликской культурой Северо-Восточного Ирана (Литвинский, 1967, с. 127; Thapar, 1981; Дани, 1999, с. 365–366; см. Виноградова, 1991). …»;
сс. 130, 131:
«… Около середины II тыс. до н. э. марликская культура охватывала территорию Северного Ирана к западу и северу от пустынь Дашти-Кевир и Дашти-Лут (Станкевич, 1978, с. 25, рис. 1; 1979, с. 44, 52–54; Курочкин, 1990). Она является прямым наследником астрабадской культуры (культуры серой керамики Северо-Восточного Ирана), и Южный Прикаспий был тем местом, где эта общность сформировалась и откуда она распространялась на сопредельные и иногда, как мы видели, весьма отдаленные территории. В своем развитии астрабадская культура испытывала неоднократное воздействие со стороны северных степных культур, периодически проникавших на юг, в основном, по кавказскому пути, в меньшей степени, по средеазиатскому. Ярким примером прямого участия северных народов является появление в Закавказье смешанной бедено-алазанской культуры, привнесение курганного обряда захоронения, позже – погребений в деревянных срубах (Кушнарева, Рысин, 2000, с. 66).
Первый этап этого процесса приходится на 2-ю пол. III тыс. до н. э. и совпадает с «хронологическим провалом» 2500–1900 гг. до н. э. в степной полосе Евразии (Черных, 2007, с. 89), частичным оттоком носителей астрабадской культуры и полным исчезновением культуры расписной керамики на юге Туркменистана. На втором этапе в Закавказье устремились срубные, а также, вероятно, какая-то часть андроновских племен (Алиев, Погребова, 1981, с. 128). На среднеазиатском направлении главная роль принадлежала андроновской культуре, на кавказском пути – срубной. Несомненно, при непосредственном участии срубных племен произошла мало заметная внешне трансформация астрабадской культуры в марликскую с последующим ее усилением и широким территориальным охватом. Влиянием срубной культуры следует объяснить появление около середины II тыс. до н. э. совершенно нового на Ближнем Востоке типажа – воина-металлурга, чьи каменные изображения и сейчас высятся в горных долинах Восточной Анатолии (Sevin, 2005). С причинами того же порядка связано распространение богатых воинских захоронений и проникновение в хурритскую среду индоарийской коневодческой терминологии (см. Дьяконов, 1972; Курочкин, 1993). …».


Последний раз редактировалось: Одоакр (Чт Июн 15, 2017 12:18 pm), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Одоакр
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 30.05.2016
Сообщения: 587

СообщениеДобавлено: Пн Май 29, 2017 4:23 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Срубная культурно-историческая общность (XVII – XV/XIV вв. до н. э.)

(http://arheologija.ru/pozdniy-bronzovyiy-vek/):


Н. В. Рындина, А. Д. Дегтярёва. Энеолит и бронзовый век (http://www.archeologia.ru/Library/Book/35ecb1a304cf/page193)




Общность культур валиковой керамики (XIV/XIII – IX/VIII вв. до н. э.)

(http://www.ipdn.ru/rics/va/_private/a18/44-59.pdf), с. 45:



С. А. Агапов, А. Д. Дегтярёва, С. В. Кузьминых. Металлопроизводство восточной зоны Общности культур валиковой керамики. 2012 (http://www.ipdn.ru/rics/va/_private/a18/44-59.pdf);
С. М. Ситников. Основные проблемы и изучения памятников культур валиковой керамики (http://e-lib.gasu.ru/da/archive/2001/N6/st5.pdf);
Ю. И. Колев. Ивановская культура позднего бронзового века: характеристика культуры и проблемы исследования (http://archsamara.ru/files/biblioteka/221.pdf).


Пока ету общность культур ещё не достаточно изучили.
К Общности культур валиковой керамики (ОКВК) относят Ивановскую, Алексеевско-Саргаринскую и Бегазы-Дандыбаевскую культуры. (http://www.archeologia.ru/Library/Book/35ecb1a304cf/page203):
«… На заключительной стадии позднего бронзового века в период XI—IX вв. до н. э. складывается новая, еще более обширная общность евразийских культур, получившая название общности культур валиковой керамики в связи с наличием сосудов, украшенных под венчиком, по горлу или по плечику валиком, иногда со свисающими концами в виде «усов» [Chernykh E. N., 1992]. Культуры валиковой керамики охватили обширную территорию: от Алтая на востоке до Нижнего Дуная и Восточных Карпат на западе. В ней выделены две основные зоны - западная (фракийская) и восточная. Граница между ними проходит в Поднепровье и Левобережной Украине. Восточная зона общности простиралась от Алтая до Дона, на юге до северных полупустынь Средней Азии. К ней относят памятники позднего этапа срубной общности, саргаринской культуры Зауралья и Казахстана, трушниковского типа Западного Алтая и Восточного Казахстана, бегазы-дандыбаевской культуры Центрального Казахстана. Общие черты в культурах общности проявляются, помимо керамических традиций, в отказе от подкурганного обряда погребения, в приемах домостроительства, структуре скотоводческого хозяйства. Весьма сходным оказался и морфологический состав металлического инвентаря - ножи-кинжалы с кольцевым упором у основания черенка, косари сосновомазинского типа, долота втульчатые желобчатые, ножи однолезвийные со слабо выделенной рукоятью, бритвы с фигурным лезвием.
К позднему этапу срубной общности относится несколько кладов бронзовых изделий, в состав которых входили в основном серпы, не встречающиеся в погребениях. В Сосновой Мазе (г. Хвалынск) на Волге открыт клад, состоявший из множества бронзовых предметов. Среди них выделяются массивные косари, служившие для вырубки кустарников в поймах рек. Вещи из клада не отделаны, они сохранили литейные швы и заусеницы. На изготовление орудий клада пошло два слитка весом по 7-8 кг каждый. Перелюбский клад состоял из 16 серпов с крюками. Клады конца эпохи бронзы известны также на территории Семиречья (среди них многообразием форм выделяется Шамшинский комплекс предметов), Восточного Казахстана. Клады свидетельствуют о накоплении значительных богатств у отдельных лиц, главным образом вождей племен. В азиатской зоне общности валиковой керамики крупнейшим металлургическим очагом являлся казахстанский, базировавшийся на мощных рудных источниках. Волго-донский очаг, по мнению Е. Н. Черных, следует отнести к числу металлообрабатывающих, работавших на привозном сырье из районов Урала, Казахстана и Карпат [Chernykh E. N., 1992]. …».

Об нижней (начальной) дате (http://archsamara.ru/files/biblioteka/221.pdf), сс. 223, 224:
«… Переход к заключительной постсейминской фазе ЕАМП, связанной с формированием общности культур валиковой керамики (КВК), Е.Н.Черных определил временем не позднее XIII/XII вв. до н.э., опираясь прежде всего на хронологические параллели бронзовым изделиям ингуло-красномаяцкого и лобойковского очагов в кладах балканокарпатской зоны Европейской металлургической провинции (Черных, 1983. С.95). При этом, учитывая обоснованное им удревнение ингуло-красномаяцкого очага (Черных, 19786. С.254-261), автор допускает и более раннюю дату для формирования ОКВК - XV/XIV вв. до н.э.
Немаловажное значение для определения времени перехода от сейминского горизонта к постсейминскому (горизонту КВК) имеет хронология срубной культуры и срубной металлообработки. Вероятно, именно представление о длительном существовании срубной культурно-исторической общности заставило Е.Н. Черных в свое время предположить более позднее распространение изделий постсейминской - лобойковско-дербеденевской и сосновомазинской металлообработки в Поволжье и Волго-Уралье по сравнению с Поднепровьем и территорией сабатиновской культуры (Черных, 1970. С. 103, 105; 1976. С. 154-155). В настоящее время все меньше сомнений вызывает тот факт, что хронология срубной культуры полностью определяется сейминскими и микенскими параллелями, а многоэтапные схемы развития срубной культуры признаются неоправданно растянутыми во времени (Отрощенко, 2001. С. 120-121). Собственно срубные памятники документированно датируются в достаточно узких пределах, обусловленных надежными аналогиями бронзовым изделиям срубной культуры в памятниках сейминского круга, а также параллелями в материальной культуре с балкано-микенскими древностями. Ведущие типы срубных вещей, включая бронзовые наконечники копий с ромбическим сечением втулки, каменные топоры, роговые дисковидные и желобчатые псалии, позволяют синхронизировать срубную культуру с центральноевропейскими культурами средней бронзы (ВА2 по Рейнеке). Таким образом, если исключить из числа датирующих вещи, связанные с валиковым культурно-хронологическим пластом (стержневидные псалии, бронзовые изделия дербедено-лобойковской металлообработки, валиковую керамику), то наиболее поздняя дата срубной культуры, определяющая нижний хронологический рубеж ивановской культуры, останется в пределах XV в. до н.э. Таким образом, хронология срубной культуры не препятствует датировке ивановских комплексов непосредственно постсейминским временем. …».

Карта памятников Ивановской культуры (http://archsamara.ru/files/biblioteka/221.pdf), с. 228:



Ареал почти полно совпадает с ареалом Срубной КИО (http://slavanthro.mybb3.ru/viewtopic.php?t=12642&start=2). А на рис. 1 изобразили ареал Алексеевско-Саргаринской и Бегазы-Дандыбаевской культур.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Одоакр
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 30.05.2016
Сообщения: 587

СообщениеДобавлено: Пн Сен 18, 2017 2:02 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Е. Е. Кузьмина. Абашево, Синташта и происхождение индоиранцев (http://elbib.nbchr.ru/lib_files/0/kkni_0_0001090.pdf), сс. 76–77:
«Г.Б. Зданович (1975; 1983; 1988) выделил в Северном Казахстане раннеандроновский петровский тип памятников и отметил присутствие абашевского компонента, участвовавшего в его формировании. Раскопки Синташты и кургана 25 Новокумакского могильника позволили очертить границы раннеандроновских памятников, включая Урал, Западный и Северный Казахстан, и выделить новокумакский хронологический горизонт, отнеся к нему и Синташту, и памятники петровского типа, и подчеркнуть участие абашевского населения в этнокультурных процессах новокумакской эпохи (Смирнов, Кузьмина, 1977).
Последующие раскопки показали, что синташтинский слой предшествует петровскому на поселении Устье. Та же закономерность выявлена по данным расшифровки аэрофотоснимков других поселений; в могильниках Кривое Озеро, Степное, Танаберген, Каменный Амбар, Большекараганский установлено развитие от синташтинского к петровскому типу (Виноградов, 1995; 1999; Батанина, 1995; Зданович, 1997; Зданович, Зданович Д., 1995; Костюков и др., 1995; Ткачев, 1995; 1998; Баталов и др., 1996; Епимахов, 1996; Нелин 1995).
Новые раскопки подтвердили установленный ранее факт участия в формировании памятников синташтинского типа восточноевропейских культур: степных ямно-полтавкинской и катакомбной и лесной абашевской. О.В. Кузьминой убедительно показана большая роль абашевского компонента в сложении синташтинского типа и, что особенно важно, – в становлении типов металлических изделий, составляющих отличительную особенность синташтинских комплексов.
Высказывалось предположение, учитывая специфику синташтинского типа памятников, рассматривать их, как самостоятельную археологическую культуру. Однако, археологическая культура есть динамическая статистически устойчивая система различных типов памятников, занимающих определенную сплошную (иногда меняющуюся во времени) территорию, обладающих объективно существующим единством взаимосвязанных типов, длительно и единообразно развивающихся во времени и ограниченно варьирующих в пространстве, существенно отличающих эту культуру от других культур; при этом культура соотносится с определенным этносом (Каменецкий, 1970; Ковалевская, 1984; 1988; Кузьмина, 1994).
Памятники синташтинского типа не соответствуют базовому понятию археологической культуры, они не составляют статистически устойчивой системы, а представляют сочетание разнокультурных и, соответственно, разноэтничных компонентов и не могут рассматриваться как самостоятельная культура.
Синтез разнокультурных и разноэтничных компонентов демонстрируют только памятники петровского типа, которые могут рассматриваться как ранний этап андроновской культуры (общности).
Синташта же характеризует хорошо известный в истории человечества этап распада, трансформации и формирования новых этносов, которому предшествует период культурного коллажа и билингвизма, завершающийся культурной стабилизацией и победой одного языка (Barth, 1981).
В 1977 г. было высказано предположение об индоиранской атрибуции Синташты (Генинг, 1977) и всех памятников новокумакского горизонта (Смирнов К.Ф., Кузьмина Е.Е., 1977). В настоящее время это предположение нуждается в корректировке. Если принимать отстаиваемую мной индоиранскую атрибуцию андроновской культуры (Кузьмина Е.Е., 1994), то она правомерна для памятников петровского типа, а для Синташты справедливо признание протоиндоиранской атрибуции только одного – степного компонента (Кузьмина Е.Е., 2000). Что касается абашевского компонента, то вероятна принадлежность абашевской культуры к широкому кругу культур шнуровой керамики. Многими лингвистами они относятся к протогермано-балто-славянской общности (Anttila, 1972; 2000; Mallory, 1989; 1996; Marinet, 1997; Carpelan, Parpola, 2001).
В отличие от хеттов и греков, чей приход и культура засвидетельствованы письменными источниками, и индоиранцев, сохранивших историческую традицию о прародине и характеристику древней материальной культуры, что дает объективные основания для сопоставления с археологическими реалиями, для протогермано-балто-славян установить культурные индикаторы затруднительно, что и вызывает дискуссии.
Эта проблема находится вне моей компетенции. К тому же она включает спорный вопрос о генетической связи абашевской культуры с ямной или о ее принадлежности к кругу культур шнуровой керамики, что представляется более вероятным.
Важно лишь подчеркнуть, что эпоха Синташты была периодом многоязычия, в котором, наряду с протоиндоиранцами, участвовали и другие (два или, может быть, больше) этноса, по всей вероятности – индоевропейских.
Если эта гипотеза верна, то взаимодействие степных ямно-полтавкинских и лесных абашевских племен на синташтинском этапе хорошо согласуется с данными индоиранистов о ранних ареальных контактах протоиндоиранцев и протогермано-балто-славян (A. Meillet, 1926; T. Barrow, 1955).».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Одоакр
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 30.05.2016
Сообщения: 587

СообщениеДобавлено: Вт Окт 03, 2017 3:30 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

А. И. Крамарев. Погребальные памятники срубной культуры Южного Средневолжья (http://elbib.nbchr.ru/lib_files/0/kkni_0_0001090.pdf), сс. 153-160.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов -> Археологические культуры Часовой пояс: GMT + 3
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Visitor Map
Create your own visitor map!


Powered by phpBB © 2001, 2005 phpBB Group
subRebel style by ktauber
Вы можете бесплатно создать форум на MyBB2.ru, RSS