Список форумов
СЛАВЯНСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Господин Великий Новгород

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов -> История
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Игнатий
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 24.09.2012
Сообщения: 8340

СообщениеДобавлено: Сб Мар 17, 2018 8:51 pm    Заголовок сообщения: Господин Великий Новгород Ответить с цитатой

Хищнические промыслы, разбой на торговых путях, бесправие смердов - основы доходов олигархии Новгорода Великого.



"Бояре со своими дружинами с незапамятных времен ходили за данью в далекие северные края, богатые пушниной. Еще во времена Андрея Боголюбского дружина Даньслава Лазутинича билась здесь, за Волоком, с воинами знаменитого суздальского князя. Походы за данью становились все чаще. За Мезень и Печору, до Мурмана и Оби ходили новгородские промышленники, а Подвинье было прочно освоено боярами. По Двине и ее притокам среди богатейших лесных и рыбных угодий на сотни верст тянулись вотчины Селезневых и Лошинских, Горошковых и Онаньиных, Офонасовых и Степановых и других новгородских бояр, перемежаясь с землями зависимых от Господина Реликого Новгорода местных жителей во главе с их старостами. Эти-то вотчины и земли и были главными источниками богатств, стекавшихся в город святой Софии. По рекам и сухим путем нескончаемым потоком шли в Новгород продукты лесных промыслов и даней— ценнейшие экспортные товары. На берегах Волхова соболя и куницы, несметные «сорока» беличьих и горностаевых шкурок попадали в руки ганзейских купцов. Веками заморская торговля Новгорода шла через Ганзейский двор на Торговой стороне. Энергичные немецкие купцы, члены союза ста городов, держали и своих руках всю торговлю Северной Европы. По хмурым волнам Балтики в обмен на новгородскую пушнину шло серебро и золото, бочки дорогого вина, кипы сукна, драгоценности, изысканная утварь, скапливаясь в боярских усадьбах, в подвалах богатых новгородских церквей.

Из поколения в поколение богатело боярство. Уже давно важнейшие должности посадников стали наследственными в немногих боярских фамилиях. Бурлило и шумело новгородское вече, передавая посадничество из одних боярских рук в другие. Посадники сменяли друг друга, боярская власть крепла с каждым десятилетием.

Не только в далекую Югру и Печору ходили за добычей дружины новгородских «молодцов». «Ездиша из Новаграда люди молодыи на Волгу... того же лета приехаша вси здрави в Новъгород»,— сообщает под 6874 (1365/66) г. новгородский летописец. О целях «поездки» он деликатно умалчивает, но считает нужным подчеркнуть, что она была совершена «без новго-родьчкого слова», т. е. без официального разрешения вечевых властей. По словам того же летописца, воеводами у «людей молодых» были «Есиф Валфромеевич, Василий Федорович, Олександр Обакунович» — хорошо известные в Новгороде представители боярских родов. Для посадников степенных и старых, стоящих у кормила Господина Великого Новгорода, экспедиция на Волгу едва ли была тайной.

Что же делали на Волге «молодыи» удальцы? Об этом можно узнать от другого летописца, московского. «Проидоша из Новагорода Волъгою из Великого полтораста ушкуев с разбоиникы новогородскыми, и изби-ша по Волзе множество татар и бесермен и ормен. И Новъгорад Нижний пограбиша, а суды их, кербаты и павозки, и лодьи, и учаны, и стругы, все изсекоша. И поидоша в Каму, и проидоша до Болгар, тако же творяще и въююще». Московский летописец называет вещи своими именами — в его глазах новгородские «люди молодыи» не более чем разбойники. С этим неделикатным определением трудно не согласиться. Жертвами ушкуйников стали мирные купцы с товарами — и татары, и «бесермены», и армяне. Разграбили они и город Нижний Новгород — форпост Русской земли в Поволжье. Наряду с «кербатами» иноземных купцов «молодцы» из Новгорода рубили и секли русские суда. Точно так же «молодцы» разграбили землю булгар, своего рода буферное государство между Русью и Ордой, и перенесли свои подвиги на Каму... Скупыми, но выразительными штрихами московский летописец нарисовал картину крупномасштабного феодального разбоя — картину, типичную для позднего средневековья и хорошо знакомую не только Русской земле. Теперь понятно, почему новгородский летописец пытается сделать вид, будто бояре не знали, куда это и зачем отправляется с лихими молодцами в полутораста ушкуев предприимчивый Есиф Варфоломеевич: уж очень не хотелось новгородской господе признать свою ответственность за разбой на Русской земле, которую и без того непрерывно разоряли то татары, то литва, то немцы, то шведы, то собственные князья в бесконечных феодальных распрях.

Поход Есифа Варфоломеевича и его «дружины» закончился успешно — разумеется, для новгородской господы, а не для русских купцов и их контрагентов и не для жителей Нижнего Новгорода. Боярская казна обогатилась товарами, захваченными на Волге.

Шел август 1375 года...«из Великого Новагорода идоша разбойницы в 70 ушкуев». Воеводами у них на этот раз были некий Прокоф и еще какой-то «смольянин», которого московский летописец не знает по имени. Первому удару подверглась Кострома — великокняжеский город, защищаемый воеводой Александром Плещеем, родным братом митрополита всея Руси Алексия. Подойдя к городу, ушкуйники высадились на берег. По словам московского летописца, у Плещея было более пяти тысяч воинов, включая сюда вооруженных костромских горожан, а ушкуйников — всего две тысячи. Но Прокоф — ушкуйник — оказался смелым и искусным полководцем, который сделал бы честь любому войску. Половину своих сил он пустил в обход, и они, обойдя костромичей лесом по можжевельнику, неожиданно ударили им о тыл. Как почти всегда в таких случаях, началась паника. Воевода Плещей проявил себя далеко не лучшим образом... Не отдав никакого распоряжения, «выдав рать свою и град покинув», он позорно «беже». Видя такой пример, побежали и его «людие». Разгром был полный. Одни были убиты на месте, другие «по лесом разбегошася», третьи же оказались в плену —ушкуйники их «имающе, повязаша».

Новгородцы подошли к беззащитному городу... И тут храбрый воевода .Прокоф и его «молодцы» показали себя с другой, значительно менее геройской стороны. Целую неделю шел беспощадный грабеж русского города. Кострома была обчищена дотла. «Вся сокровенная» и «всяк товар» были разделены на две части — «лучшее и легчайшие» ушкуйники взяли с собой, а все прочее — «в Волгу вметаша, а иное пожгоша». Но этого мало. Новгородские «молодцы» «множество народа христианского полониша». «Мужей и жен, и детей, отрок и девиц» повели они с собой, в дальнюю сторону...

Под Нижним Новгородом ушкуйники громили торговые караваны, секли «бесермен... а християн тако же», захватывали полон с женами и детьми, грабили товары... Вошли в Каму, грабили и там... Вернулись на Волгу, и тут, в царстве булгар, «полон христьянский весь попродаша». Освободившись от живого товара, ушкуи быстро бежали вниз по Волге, грабя, убивая и захватывая в плен всех по дороге. Так они весело домчались до самого устья, «до града Хазиторокана» (теперешней Астрахани). И тут подвигам бесшабашной вольницы пришел конец — «изби их лестью князь Хазитороканский, именем Салчей». По словам летописца, коварный князь обманом истребил ушкуйников всех до единого и захватил все их «именья».

В русской летописи трудно найти другую картину такого беспощадного разбоя, такого безбрежного, откровенного насилия и грабежа, не сдерживаемого никакими препонами — ни национальными, ни конфессиональными, ни моральными, ни политическими... На широкой Волге стоял стон от «подвигов» новгородской вольницы, шли ко дну и пылали суда с товарами и без товаров, разрушалась тонкая, хрупкая нить торговых связей, столь важная и для Русской земли, и для ее соседей, ручьями лилась кровь — и русская, и «бесерменская», и «бесерменские», и русские люди превращались в живой товар. Налет Прокофия и его дружины смело можно сравнить с ордынским нашествием среднего масштаба. А ведь от экспедиции Есифа Варфоломеевича этот налет отличался только в деталях — главным образом, своим финалом. Опьяненный кровью и победами, Прокоф вовремя не повернул обратно, в отличие от своего более предусмотрительного предшественника... Мало было новгородским боярам и их «людям молодым» печорской пушнины, европейских сукон и вина. Хотелось еще большего богатства, еще большей силы, власти, славы...

Не только «лихость» и элементарная жадность гнали ушкуйников в их разбойные походы по русским рекам. В набегах на Волгу и Каму, в грабежах русских и «бесерменских» торговых караванов, в дерзких нападениях на русские города проявлялась одна из наиболее характерных, специфических черт феодального развития Новгородской земли — его экстенсивный характер. Огромная феодальная республика базировалась на сравнительно слабо развитом сельском хозяйстве. Бояре всегда имели возможность купить хлеб в соседних землях или собрать его в виде «издолья» со своих необъятных вотчин. Не хлебные оброки и зарождающееся барщинное хозяйство интересовали новгородских бояр, а в первую очередь — сокровища и импортные товары. Вот и не сиделось их «молодцам» в огромных, но малоплодородных вотчинах по Луге, Мете и Шелони, где среди дремучих лесов и болот шаг за шагом культивировали скудную пашню трудолюбивые, бесправные смерды, кормильцы Новгородской земли. «Кто смерд, а тот потянет в свой погост»,— гласила новгородская пошлина. Смердьи погосты несли все повинности в пользу Великого Новгорода, обеспечивая «молодцам» возможность ходить в дальние экспедиции за данью и грабить приречные русские города.

Бесправность смердьих общин, хищническое промысловое хозяйство в бескрайних северных лесах, ушкуйничество — не случайность, а специфика новгородского варианта развития русского феодализма. Суровые природные условия, малопригодные для сельского хозяйства, огромные, слабо заселенные пространства, поросшие холодными, угрюмыми лесами, относительная безопасность от Орды — все это обеспечивало условия для консервации архаических, раннефеодальных черт, давно изжитых в других русских землях. Господство вечевой городской общины над морем смердьих погостов, промысловый характер хозяйства сохранялись в Великом Новгороде и в XV веке, когда на всей Руси появились черты новой эпохи, эпохи более развитых, более интенсивных феодальных отношений и связей. Могучий северный вассал продолжал жить своей жизнью, по своей «пошлине», постепенно старея и все больше расходясь в интересах и вкусах со своим московским сюзереном, сплачивавшим вокруг себя русские земли."

Цитируется по: Алексеев Ю. Г. «К Москве хотим» : Закат боярской республики в Новгороде.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Игнатий
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 24.09.2012
Сообщения: 8340

СообщениеДобавлено: Вс Янв 13, 2019 9:46 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Совокупность генных вариаций (аллелей) в ареале Земель подвластных Господину Великому Новгороду


Генофонд Новгородчины исследовали специалисты лаборатории популяционной генетики человека МГНЦ и лаборатории геномной географии ИОГен РАН, опубликовавшие статью в журнале «Генетика». Они надеялись, что такое исследование поможет найти ответ и на более общий вопрос. Уже более 10 лет назад показано что в русском генофонде выделяются два полюса: на одном находятся северные русские, на другом – русские центральных и южных областей. Как сформировались два полюса, какие между ними переходы и где они? Возможно, генофонд Новгородчины – один из ключей к ответу и на эти вопросы.



Какие популяции изучали


Цель работы – создать генетический портрет современного генофонда Новгородчины, определить его положение среди генофондов других русских популяций и окружающих народов, а также попытаться выявить основные источники его формирования. Для достижения этой цели авторы исследовали Y-хромосому – её маркеры показали себя как эффективный инструмент при реконструкции исторических миграций.

В исследование вошли четыре популяции. Три из них (условно названные как Любытино, Анциферово, Кабожа) это население северо-востока Новгородской области, граничащего с Ленинградской, Вологодской и Тверской областями. Четвертая популяция (изученная ранее, но включенная в анализ как равноправная) сегодня относится к Псковской области – это популяция города-крепости Порхова, основанного в XIII веке Александром Невским на реке Шелонь. Исторически ареалы этих популяций охватывают как юго-западную часть Новгородчины (бывшую Шелонскую пятину), так и восточную часть (бывшую Бежецкую пятину). А если обратиться к более древним временам, то охвачены обе балто-славянские археологические культуры – культура сопок (связываемая с новгородскими словенами) и культура длинных курганов (связываемая с кривичами или же с балтами).

Суммарная выборка насчитывает 191 человека. Сбор образцов в первых трёх популяциях проводился в 2013-2016 годах. К. Г. Черневским и Д. К. Черневским у коренных жителей именно тех сел и деревень, которые были минимально вовлечены в миграционные потоки последнего времени. Сбор образцов в популяции Порховского района проводился в 2004 году профессором Е. В. Балановской и профессором РАН О. П. Балановским. Несмотря на десять лет разницы, оба обследования проведены по единой стратегии. А именно, для каждого человека составлялась родословная на глубину трёх поколений, и в выборку включались только те, все предки которых на протяжении трёх поколений считали себя русскими и родились в данной популяции. Все образцы были исследованы по единой панели – 49 SNP и 17 STR маркеров Y-хромосомы.


Генетический портрет Новгородчины



В генофонде изученного населения выявлены 20 гаплогрупп Y-хромосомы. Но лишь у шести из них частота выше 5% (строгий уровень полиморфизма, принятый в популяционной генетике): это R1a* (38%), R1a1d-М458 (11%), N3a4 (9%), N3a3 (8%), I1 (7%), R1b-М269 (6%). Так что основу генетического портрета составляют варианты гаплогрупп R1a и N. Авторы подчеркивают особую информативность для генофонда Новгородчины гаплогруппы N3, поскольку именно она дифференцирует два «полюса русского генофонда». Гаплогруппа N3 (N1c), распространена по всему северу Евразии от Скандинавии до Дальнего Востока, две ее ветви – гаплогруппы N3a4 и N3a3, составляют почти пятую часть генофонда новгородцев. Общее представление о географии их частот дают геногеографические карты.



Распространение двух «европейских» субветвей гаплогруппы N3a, встреченных в генофонде Новгородчины: А. Карта частоты условно «финской» гаплогруппы N3a4-Z1936. Б. Карта частоты условно «прибалтийской» гаплогруппы N3a3-VL29.


Гаплогруппу N3a4 условно можно назвать «финской», она часта у финноязычных народов Суоми и Карелии, а также в популяциях тюрков Южного Урала и у северных русских Архангельской и Вологодской областей (бежевые цвета на карте). Гаплогруппа N3a3 условно может быть названа «прибалтийской»: область её высоких частот (бежевые цвета) включает ареалы народов Балтики и отчасти захватывает Псковщину и тверских карел.

В работе приведена филогенетическая сеть STR гаплотипов для условно «прибалтийской» гаплогруппы N3a3. На этой сети впервые выделен особый «балто-славянский» кластер α (определяемый значениями сразу двух локусов: DYS456≤13 и DYS19≥15), в который вошли практически все имеющиеся гаплотипы белорусов, украинцев, литовцев. Но поразительно, что балтоязычные литовцы и финноязычные эстонцы, географически столь близкие и образующие на карте единую географическую зону максимальных частот N3a3, на самом деле четко расходятся по разным кластерам гаплотипов. В «балто-славянский» кластер не вошли и новгородцы. Часть их гаплотипов вошла в небольшой «новгородско-финский» кластер β, В его гаплотипе-основателе находятся два новгородских образца (из наиболее северной популяции 3) и гаплотип мари, а от них происходят гаплотипы, встреченные у эстонцев, марийцев и у двух «русских» из Центральной России. Все остальные гаплотипы из новгородских и прочих русских популяций находятся в другой части сети, зачастую вместе с финноязычными популяциями. Это указывает, что гаплогруппа N3a3 в русских популяциях обычно фиксирует не только дославянский, но и добалтский пласт генофонда, не связанный с балто-славянским кругом популяций. И стоит учесть, что судя по полногеномным данным, датировки этих кластеров могут значительно «удревниться».

Филогенетическая сеть гаплогруппы N3a3. «Балто-славянский» и «новгородско-финский» кластеры описаны в тексте. На врезке приведены обозначения вариантов STR гаплотипов, определяющих каждый из четырех кластеров сети.

Между севером и югом

Генофонд Новгородчины в генетическом пространстве окружающих популяций представлен на графике, построенном методом многомерного шкалирования по генетическим расстояниям между популяциями. Этот график даёт ответ на основной вопрос работы – как соотносится генофонд Новгородчины с северным и южным «полюсами русского генофонда». На графике выделяются четыре кластера, причём все четыре популяции Новгородчины вошли в один и тот же кластер, «промежуточный» между севером и югом. Показательно, что порховская популяция, ныне административно относящаяся к Псковской области, «помнит» о своём историческом прошлом: она генетически объединилась с остальными новгородскими популяциями, а не с другой географически соседней псковской популяцией.


[img]]https://pp.userapi.com/c845121/v845121210/d554b/xU_ztOmtTRM.jpg[/img]

Генофонд Новгородчины в контексте окружающих популяций. График многомерного шкалирования построен по частотам 20 гаплогрупп Y-хромосомы. Пунктирный овал отмечает «буферную зону» русского генофонда, которая тянется широкой полосой от Псковской области на западе до Костромской на востоке. Административные названия даны для краткости и обозначают не городские, а сельские популяции этих административных единиц.


В «Южный» кластер вошли популяции белорусов, украинцев, русских центральной и южной России – он представляет «южный полюс» не только русского, но и в целом восточно-славянского генофонда. В «Северный» кластер, кроме чрезвычайно отличных друг от друга русских популяций Архангельской области, вошли карелы Карелии, тверские карелы, вепсы, а также «мологжане» (потомки затопленной Мологи Ярославской области), то есть неславянские популяции и популяции с предполагаемым преобладанием дославянского компонента.

Итак, «Новгородский кластер» расположился между «Северным» и «Южным» кластерами. Такая картина указывает на то, что генофонд Новгородчины занимает промежуточное положение между северным и южным «полюсами» русского генофонда. Он попадает в «буферную зону» русского генофонда, которая тянется широкой полосой от Псковской области на западе до Костромской на востоке, включая в себя и Новгородчину, ряд ярославских и, возможно, другие русские популяции.

Авторы выдвигают гипотезу, что генофонд этой буферной зоны включает в себя дославянский пласт, сформированный различными племенами – от балтов и прибалтийских финнов на западе до волжских и пермских финноязычных популяций на востоке, многие из которых, в свою очередь, впитали в себя генофонд мезолитического населения Восточной Европы.

Обсуждая полученные результаты, исследователи отмечают, что ответ на основной вопрос – к северному или же к южному «полюсу русского генофонда» принадлежит генофонд Новгородчины, – оказался непростым. Самым неожиданным оказался тот факт, что он отличается от генофонда типичных представителей Русского Севера (Архангельской области), поскольку исторически Русский Север был связан именно с Новгородской республикой. Принадлежность генофонда Новгородчны к буферной зоне между севером и югом требует дальнейших исследований для того, чтобы выявить очертания и границы этой буферной зоны. Поэтому встаёт насущная задача планомерного и детального изучения генофондов русских популяций Центральной России для того, чтобы выявить реальную историю формирования русского генофонда. При изучении по маркерам Y-хромосомы решающую роль в этом может сыграть продолжение подразделения гаплогруппы N3 и в ещё в большей мере – мажорной гаплогруппы R1a.

Второй важный вывод работы состоит в том, что все четыре популяции Новгородчины оказались генетически сходными, несмотря на современные административные границы. «Поэтому наши опасения, что поздние миграции и административные преобразования последних пятисот лет изменили генофонды русских земель, оказались сильно преувеличены» – пишут авторы. Куда в большей степени на генофонд Новгородчины оказал влияние … ландшафт. Три новгородские популяции располагаются на реках, с которыми связывают расселение славян. А вот ландшафт четвертой популяции (Анциферово) отличается от остальной территории – вместо рек там озера, что не отвечает требованиям славянских поселений и соответствует, скорее, местам, типичным для дославянского населения. Особенности генофонда этой популяции также поддерживают эту гипотезу – в нём значительно сильнее выражено влияние «Севера» – северных русских и западных финноязычных популяций. Но эта гипотеза требует тщательной проверки – для этого коллектив авторов продолжает сбор образцов из Новгородских популяций.

Третий вывод работы связан с поиском истоков пласта дославянского населения в генофонде Новгородчины. Пятую часть генофонда составляют две ветви гаплогруппы N3, из которых N3a4 – условно «финская»; но и в составе условно «прибалтийской» ветви N3a3 новгородские популяции выделились в особый «новгородско-финский» кластер. Поэтому заметную (как минимум, пятую) часть Y-хромосомного генофонда Новгородчины можно связывать с финноязычным населением, которое, вероятно, унаследовало многие черты предшествующего мезолитического населения Северо-Восточной Европы.

Источник:


Балановская Е.В., Агджоян А.Т., Схаляхо Р.А., Балаганская О.А., Фрейдин Г.С., Черневский Д.К., Черневский К.Г., Степанов Г.Д., Кагазежева Ж.А., Запорожченко В.В., Маркина Н.В., Козлов С.А., Палипана С.Д., Балановский О.П. Генофонд новгородцев: между севером и югом // Генетика. 2017. Т 53, № 11. С. 1338–1348

http://xn--c1acc6aafa1c.xn--p1ai/?page_id=28739
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Шоломич
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 11.02.2011
Сообщения: 3153
Откуда: Златоглавая

СообщениеДобавлено: Вс Янв 13, 2019 10:04 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Игнатий писал(а):

Филогенетическая сеть гаплогруппы N3a3. «Балто-славянский» и «новгородско-финский»
Зачем ты всё время тащишь с помойки двадцатилетней давности всякую тухлятину!!???... В очках
Эту гаплогруппу, которая коррелируется с финно-угорскими народами, уже дважды переименовывали на - N1с, а потом ещё раз на - N1a. В балто-славянской среде - это откровенный ассимилянт* - перешедший на индоевропейские языки - балтские и славянские!!!..
* - АССИМИЛЯНТ
инородец-интегрант, полностью или частично заместивший в своем сознании оригинальный национальный идентитет на идентитет государствообразующей нации.

_________________
Геты-Ятва.
R-Z280;Y33;Y2902;Y2910;Y1798.
"Pollexiani Getarum seu Prussorum genus"- Геты Полешане или Прусское племя.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Игнатий
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 24.09.2012
Сообщения: 8340

СообщениеДобавлено: Вс Янв 13, 2019 10:40 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Генетическая особенность псковско-новгородского ареала


Анализ изменчивости митохондриальной ДНК (мтДНК) и Y-хромосомы в популяциях «русского» населения европейской части России показал, что основная часть популяции характеризуется низким уровнем генетической дифференциации как по материнским линиям мтДНК, так и по отцовским линиям Y-хромосомы. Генетические различия между популяциями исчезают, если их сгруппировать в соответствии с диалектным членением русского языка или по данным антропологии. Между тем, анализ изменчивости мтДНК в популяциях северной части показал, что некоторые популяции Северо-Западного региона России (Псков и Великий Новгород) и поляки Северо-Восточной Польши (Сувалки) отличаются от соседних популяций славянского (русские и поляки), балтского (литовцы) и финского (эстонцы, карелы, финны) происхождения. Проанализированные генетические данные позволяют рассматривать псковско-новгородское население в качестве отдельной группы внутри восточных славян.

Анализ популяций, представляющих этнографическую группу «русских» поморов (Архангельская область), приводит к значительному увеличению значений межпопуляционной дифференциации. Поморы отличаются высоким генетическим сходством с финским, в отдельных случаях со скандинавским, населением северной части Европы и высокой степенью подразделенности генофонда, вызванной влиянием дрейфа, и поэтому не могут рассматриваться в качестве типично русского населения – такого, например, как население центральных и южных районов европейской части России.

Популяции объединяли в группы учитывая:

– (А) по говорам и наречиям русского языка: южное наречие (Белгород, Орёл, Калуга, Тула), северное наречие (Ярославль), среднерусские говоры (Великий Новгород, Волот, Псков, Владимир, Нижний Новгород);

– (Б) по диалектным зонам: юго-западная зона (Белгород, Орёл, Калуга, Тула), северо-западная зона (Великий Новгород, Волот, Псков), северо-восточная зона (Владимир, Нижний Новгород, Ярославль);

– (В) в соответствии с данными антропологии: предполагаемые потомки словен новгородских и псковских кривичей (Великий Новгород, Волот, Псков), кривичей (Владимир, Нижний Новгород, Ярославль), вятичей (Калуга, Тула), северян (Орёл, Белгород).

Проведенный анализ показал, что, несмотря на более высокое значение межгрупповых различий при группировании популяций в соответствии с распределением говоров и наречий русского языка в сравнении с картой диалектных зон, в обоих случаях межпопуляционные различия недостоверны. Это свидетельствует об отсутствии генетических различий по распределению линий Y-хромосомы в группах русских популяций, выделяемых на основании данных лингвистики. Такой же вывод следует и из результатов анализа дифференциации русских популяций, сгруппированных с учётом данных антропологии.

Анализ изменчивости нуклеотидных последовательностей гипервариабельного сегмента 1 (ГВС1) мтДНК в популяциях Тульской, Калужской, Владимирской, Ярославской, Псковской, Новгородской (Великий Новгород и Волот), Белгородской, Нижегородской, Орловской, Саратовской, Курской и Костромской областей и Ставропольского края (проанализировано 913 человек) – значение межпопуляционной дифференциации FST на уровне 0,35% (P = 0,0007).

Анализ данных об изменчивости нуклеотидных последовательностей ГВС1 мтДНК в популяциях Северо-Западного региона России (Великий Новгород, Волот и Псков) в сравнении с иными славянскими популяциями России (русские) и Польши (поляки), а также популяциями соседних народов: балтских (литовцы) и финских (эстонцы, карелы и финны). Исследование показало, что степень дифференциации проанализированных популяций низка – FST = 0,38%, P = 0. Однако некоторые популяции Северо-Западного региона России (Великий Новгород и Псков) и Северо-Восточной Польши (Сувалки) демонстрируют очень высокое генетическое сходство. Выделение отдельной группы популяций, включающей северо-западных русских (Великий Новгород и Псков), северо-восточных поляков (Сувалки) и популяции балтского и финского происхождения, приводит к увеличению степени межгрупповой дифференциации (0,15%). Ещё большие различия наблюдаются, если отдельная группа представлена только северо-западными русскими и северо-восточными поляками. Это свидетельствует о своеобразии генетической структуры этих популяций по отношению как к остальным славянским популяциям (русским и полякам; 0,52%), так и к популяциям балтского и угро-финского происхождения (0,76%).

Анализ генофондов северо-западных русских и северо-восточных поляков в сравнении с их непосредственными соседями – литовцами и эстонцами – показала достоверные различия между ними (0,73%). Таким образом, генетическое своеобразие «русского» населения Северо-Западного региона России и Северо-Восточной Польши не может быть объяснено исключительно лишь их сходством с балтским и угро-финским населением. Оно является следствием появления уникальной генетической композиции, сложившейся, по всей видимости, в результате взаимодействия трёх генофондов – славянского, балтского и угро-финского. Анализ структуры митохондриального генофонда популяций Великого Новгорода, Пскова и Сувалок показал наличие лишь одного генетического компонента – гаплогруппы U5a, которая распространена в этих популяциях с более высокой частотой (в среднем 16%), чем в соседних славянских, балтских и угро-финских популяциях, где её частота в среднем составляет 7%. Интересной особенностью генофондов популяций Великого Новгорода, Пскова и Сувалок является присутствие (с частотой 2.2%) гаплотипов митохондриальных групп R1 и R2, которые крайне редки в соседних популяциях.

Полученные генетические данные позволяют рассматривать псковско-новгородское население в качестве отдельной славянской группировки в составе современных восточных славян. Генетическое сходство псковско-новгородского населения с польско-литовским населением Северо-Восточной Польши (Сувалки) свидетельствует о западных истоках генофонда северо-западных «русских».

В исторической литературе существует точка зрения о том, что Север Руси был колонизирован так называемыми балтийскими славянами, населявшими Южную Прибалтику и Польское Поморье в эпоху раннего средневековья. На основании археологических и антропологических материалов и данных лингвистики (переводов берестяных грамот) показано, что балтийские славяне, начиная с V-VI веков, продвинулись на восток и стали селиться в северной части Восточно-Европейской равнины (Псковско-Ильменском крае, Полоцком Подвинье) среди местного балтского и угро-финского населения. Исследования происхождения древненовгородского диалекта позволили предположить, что он был привнесен большой группой славян, пришедших с территории Польского Поморья. Отсюда следует, что пути развития населения севера и юга Руси издревле различались. Историки считают, что до IX века в Восточной Европе существовали два территориальных массива: область юго-западной Руси с основным киевско-суздальским диалектом и псковско-новгородская область с древненовгородским диалектом. Объединение этих массивов привело к созданию Древнерусского государства.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Шоломич
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 11.02.2011
Сообщения: 3153
Откуда: Златоглавая

СообщениеДобавлено: Вс Янв 13, 2019 11:27 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Игнатий писал(а):
Генетическая особенность псковско-новгородского ареала
Смеется Много букаФФФ!!!... - ниАбчём!!!...
_________________
Геты-Ятва.
R-Z280;Y33;Y2902;Y2910;Y1798.
"Pollexiani Getarum seu Prussorum genus"- Геты Полешане или Прусское племя.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Игнатий
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 24.09.2012
Сообщения: 8340

СообщениеДобавлено: Сб Фев 09, 2019 1:33 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Новгородский кодекс



Новгородский кодекс (также «Новгородская псалтирь», по наиболее надёжному читаемому тексту) — древнейшая известная книга Руси (обнаружена в 2000 году). Содержит полный текст псалмов 75 и 76 и часть псалма 67, записанных на старославянском языке. Несёт в себе скрытые, затёртые тексты, датируемые 999 годом.

Состоит из липовых дощечек с четырьмя страницами (церами), покрытыми воском для написания с помощью писа́ла. По стратиграфическим, радиоуглеродным и палеографическим данным, восковой кодекс использовался в первой четверти XI века и, возможно, начиная с последних лет X века, так что он на несколько десятилетий старше Остромирова евангелия, считавшегося самой древней на Руси книгой с точно установленной датой написания 1056—1057 гг.

С 1973 года работы Новгородской археологической экспедиции, проводимые под руководством академика В. Л. Янина, были сосредоточены на раскопе, получившем название «Троицкого» (по расположенной рядом средневековой церкви). 13 июля 2000 года там в пластах первой четверти XI века были обнаружены три деревянные (липовые) дощечки размером 19×15×1 см. Каждая дощечка имеет прямоугольное углубление (15×11,5 см), залитое воском; на средней дощечке такие углубления сделаны с двух сторон. У дощечек есть на краях отверстия, в которые вставлены деревянные штыри для соединения их в единый комплект. Таким образом, деревянная книга содержала четыре восковых страницы (церы). Внешние стороны первой и последней дощечек играют роль обложек кодекса.

Цера сохранилась благодаря болотистому месту, в условиях которого она оставалась около 1000 лет. Дощечки насквозь пропитались влагой, в силу чего к ним не было доступа кислорода и, следовательно, отсутствовали условия жизнедеятельности микроорганизмов, вызывающих процессы гниения.

Датировка Новгородского кодекса (Псалтири) определяется в первую очередь тем, что он лежал в полуметре от края и на 30 см ниже сруба, получившего надёжную дендрохронологическую дату: 1036 год. Это верхняя граница вероятного времени попадания дощечек в землю. Нижней хронологической границей создания кодекса разумно считать крещение Руси в 988 году. В Уппсальском университете произведен радиоуглеродный анализ воска, который с вероятностью 84 % указывает 1015 год ± 35 лет. В самом теле документа стоит авторская датировка записи, гласящая о 6507 году от с.м, то есть, 999 год, согласно современной датировке. Более ранними славянскими датированными документами являются лишь некоторые древнеболгарские и хорватские надписи Х столетия, однако их нельзя отнести к категории «книги». Новгородская псалтырь — самый ранний памятник русской версии церковнославянского языка и самая древняя из дошедших до нас книг древней Руси.

На самом воске кодекса остались псалмы 75 и 76 (а также маленькая часть псалма 67); это так называемый «основной текст» Новгородского кодекса, по которому памятник часто называется Новгородской Псалтирью. Этот текст читается легко и без особенных затруднений и сразу стал доступен для исследования. В своей основе язык перевода псалмов — правильный старославянский, однако с небольшим количеством ошибок в передаче юсов, выдающих восточнославянское происхождение писца. По мнению А. Н. Соболева, в палеографическом и орфографическом отношении текст близок к надписям на свинцовых амулетах X—XI вв. с территории северо-восточной Болгарии и Румынии, в то время как текстологически перевод отражает несколько иную традицию, чем дошедшая до нас древнейшая старославянская Синайская псалтырь. Вопрос о происхождении этой традиции дискуссионен, но, по-видимому, именно она дала начало тексту Псалтыри, отражённому в более поздних памятниках собственно восточнославянского происхождения.

Помимо основного текста, Андрей Зализняк сообщил о реконструкции части предыдущих («скрытых») текстов по отпечаткам и царапинам стилоса на деревянных дощечках, находящихся под воском. По его словам, проблема восстановления этих текстов заключается прежде всего в том, что друг на друга наложились очень слабые отпечатки десятков тысяч букв, едва ли отличаемые от случайных штрихов и трещин на дереве. Среди данных текстов прочтена затёртая надпись, в которой говорится, что в 999 году монах Исаакий был поставлен попом в Суздале в церкви святого Александра-армянина.



Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Игнатий
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 24.09.2012
Сообщения: 8340

СообщениеДобавлено: Пн Фев 11, 2019 11:50 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Любовное письмо XI века




Найденная в Новгороде берестяная грамота № 752, датированная рубежом XI-XII вв. оказалась любовным письмом, на сегодняшний день самым древним русским посланием такого рода. Грамота эта произвела необычайно большую волну среди специалистов по Древней Руси, настолько это выпадало из всех возможных представлений о том, что могло там случаться и писаться. Этот замечательный документ дошел в виде двух обрывков, которые были найдены на мостовой. Адресат, получив это письмо и не имея рядом ни огня, ни ножа, его разодрал и выкинул. Но не просто разбросал эти куски, а завязал узлом и только тогда швырнул на мостовую. Вот как это письмо сейчас читается, в переводе, разумеется:

"‘[Я посылала] к тебе трижды. Что за зло ты против меня имеешь, что в это воскресенье ты ко мне не приходил? А я к тебе относилась как к брату! Неужели я тебя задела тем, что посылала [к тебе]? А тебе, я вижу, не любо. Если бы тебе было любо, то ты бы вырвался из-под [людских] глаз и примчался...теперь где-нибудь в другом месте. Отпиши же мне про...Буде даже я тебя по своему неразумию задела, если ты начнешь надо мною насмехаться, то судит [тебя] Бог и моя худость"

"Неужели я тебя задела тем, что посылала [к тебе]?" - можете вообразить такую тонкость чувств и выражений для конца XI в.? Заметьте, то, что она пишет мужчине, ясно из первой же фразы: "…ко мне не приходил". Так что конфигурация кто пишет – кому выясняется из первых же строчек абсолютно однозначно. "А я к тебе относилась как к брату!" - восклицает влюбленная женщина - это совсем не то же самое, как если бы сегодня девушка сказала юноше, что относится к нему как к брату, для того времени это сильное признание, указание на тесную, почти кровную связь. Женщина хочет сказать, что относится к мужчине как к представителю своего рода, очень дорогому человеку. “А тебе, я вижу, не любо. Если бы тебе было любо, то ты бы вырвался из-под людских глаз и примчался” - из этого совершенно очевидно, что он, по-видимому, говорил, что “не могу прийти, потому что родители, родственники или жена наблюдают, они заметят и пр.” На что она вполне трезво ему пишет, что, если бы сильно хотел, то, конечно, сумел бы. Заметьте, совершенно так же, как, наверно, и сейчас было бы сказано в этом случае.

Дальше письмо, к сожалению, обрывается, средняя часть потеряна. А затем на маленьком кусочке обрывок последней фразы. “Теперь где-нибудь в другом месте. Отпиши же мне про…” – эта фраза опять обрывается. Малость, но одно это “отпиши же мне”, по-древнерусски воспиши, значит, что они находились уже в изрядной переписке друг с другом, что это было стандартное занятие, посылать письма, а не сообщаться как-то иначе. Именно глагол “отпиши” – из самых показательных среди многих текстов такого рода, свидетельствующий с очевидностью о том, каким образом сообщались эти молодые люди. Повторяю, конец XI в., время, когда даже вообразить невозможно, как нам кажется, какие-то отношения, похожие на современные. Ничего подобного. Просто мы плохо представляем себе это общество.

Далее, к сожалению, следует разрыв, но сохраняется потрясающая заключительная фраза. “Буде даже я тебя по своему неразумию…” В подлинном тексте “по безумию”. “Безумие” для нас сейчас звучит особенно сильно, но в действительности древнее безумие означало немного меньше, чем нынешнее, не обязательно клиническое. “Буде даже я тебя по своему неразумию задела.” Заметьте, “задела” – тот же самый глагол в XI в., с тем же тончайшим моральным смыслом, именно “затронуть, слегка обидев чьи-то чувства”. Сам факт еще не был, кстати, известен, что глагол еще тысячу лет значит ровно то же, что и сейчас.

Заканчивается письмо словами: "если ты начнешь надо мною насмехаться, то судит [тебя] Бог и моя худость". Формула “моя худость” церковного происхождения. Ее употребляли, в основном, епископы, которым было положено называть себя “моя худость” — типичное православное самоуничижение, оно же “паче гордости”, как известно. Тем не менее это именно всего лишь формула, которая, в сущности, означала просто "я", но "я", сказанное на этикетном языке специального свойства. И эта женщина, была данному языку обучена. И заметьте, что она фактически говорит: "Если ты начнешь насмехаться, то судит Бог и я" – вот смысл ее заявления. Т.е. она с неслыханной внутренней силой, дерзостью ставит свое имя рядом с именем Бога – представить себе это для молодой женщины XI в. – вещь в высшей степени невероятная.

Это самое древнее русское любовное письмо, без всякого сомнения, о самой возможности существования которого вообще никто не подозревал. Сейчас письмо находится в новгородском музее, можно его читать самостоятельно, оно читается достаточно ясно. Жалко только, что порвано. Но порвано не случайно, а как раз как следствие того, что ему - адресату, мужчине в которого была влюблена женщина составившая это послание, письмо было не любо, и, когда он получил это письмо, в раздражении разодрал его и разбросал в разные стороны.

По материалам: Зализняк А. А. Новгородская Русь по берестяным грамотам (лекция).
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Миха
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 06.01.2013
Сообщения: 4608
Откуда: Волгоград

СообщениеДобавлено: Вт Фев 12, 2019 12:03 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Игнатий писал(а):
Любовное письмо XI века


В 1999 г. в Старой Руссе (100 км от Новгорода), в слое 12 в., была найдена целая грамота, содержащая две строчки, написанные разным почерком - получатель письма ( 1-й строчки) тут же написал ответ.
"От Радослава ко Хотеславу. возьми у прасола 2 гривене и 5 куно". (1-я стр.).
"Якове брате, еби лежа, ебехото, аесово".(2-я стр.)

Разбивка сплошного ряда букв на слова (и подстановка отсутствующих или не читаемых букв) принадлежит А.А. Зализняку.
Цитирую выдающегося лингвиста А.А.Зализняка, готовившего грамоту к публикации: "Радослав дает указание своему брату Хотеславу: "Возьми у прасола (торговца) 2 гривны и 5 кун". Это указание Хотеславу резко не понравилось; возможно, брат отсылает его к прасолу вместо того, чтобы просто отдать долг (есть аналогии этой ситуации в новгородской грамоте 690). Он ответил язвительно и не стесняясь формой выражения. Обращение - "Якове брате" (а не Радославе) - по-видимому, ироническое или даже саркастическое. Хотеслав называет брата не мирским, а крестильным именем, да еще со словом брате; надо полагать, это было уместно лишь в церковной или в особо торжественной ситуации, но никак не в сочетании с последующей грубостью. Примерный смысл ответа - "не оригинальничай" (веди себя, как все). По общей тональности такую реплику можно сравнить с современными репликами типа "А ну, полегче". К этому Хотеслав присовокупил два замысловатых эпитета для Радослава-Якова: "ебехота" - похотливый и менее ясное - аесова - по-видимому, сложное слово из - ае- "яйцо" и -совати. Весь ответ Хотеслава - яркое свидетельство высокой изобретательности древнерусского человека в сфере небанальных ругательств."

Резюме: всё то, что сочинял "выдающийся лингвист" А.А. Зализняк надо делить на десять. Поскольку он был слишком гениален и выдумывал всякий бред.
А "Еби лёжа" - это вообще шедевр прочтения А.А. Зализняка. Современное "не выёбывайся" в сравнении кажется пресным и невыразительным. Не правда ли?
_________________
жена@жизни.net
Ах, простите нас демократы, норманнисты и прочие сектанты и лица нетрадиционной ориентации.
Не для средних умов. Для правильного понимания смысла букв требуется IQ 110+.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Игнатий
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 24.09.2012
Сообщения: 8340

СообщениеДобавлено: Вт Мар 12, 2019 10:43 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

"Ужасно долгое путешествие" - плавание из Финского залива в Новгород

Географическое расположение Новгорода трудно назвать удачным с точки зрения транспортных коммуникаций. Город находится на значительном удалении от моря. Прямых коммуникаций с зоной морской торговли у полиса нет. Иностранные купцы, плывущие в Новгород, делают остановку на острове Котлин в Финском заливе и перегружают свой товар с коггов в речные ладьи. Затем они, ведомые лоцманами, поднимаются вверх по Неве, проходят по Ладожскому озеру (где они нередко тонули из-за частых штормов) и поднимаются вверх по Волхову. На этом пути купцы дважды делают остановки. Перед волховскими порогами ладьи частично разгружают, а груз переносят по суше. Там же первая остановка - Гостинодворье. Потом в 20 км. от Ильменя еще одна остановка - Холопий городок. Викарий новгородской фактории Ганзы Бернгард Бракель в начале XV века описал путь до Новгорода как "ужасно долгое путешествие" (de vruchtliken langen reyze). Заезд купцов, как правило, в Новгород происходил два раза в год (т.н. "летние" и "зимние гости"). Кроме того, иногда купцы приезжали по суше из Прибалтики.

По времени дорога из Финского залива до Новгорода могла занимать в среднем от 7-10 до 15-20 дней при неблагоприятных условиях (например, шторм на Ладоге). Известно, что посольство Адама Олеария, отплывшее в 1634 году от Орешка до Новгорода при хорошей погоде затратило на этот маршрут около 7 суток, делая только вынужденные стоянки в основном из-за отсутствия попутного ветра и для пополнения провианта. Из них двое суток плавание проходило по Ладоге (около 50 км в сутки) и 5 суток по Волхову (около 45 км. в сутки).

Цит. по: Берестяные грамоты и ганзейская торговля в Новгороде.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Игнатий
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 24.09.2012
Сообщения: 8340

СообщениеДобавлено: Вчера в 14:33    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Новгород и Куликовская битва



Многие историки склонны были подвергать сомнению и даже отрицать факт присутствия новгородцев в составе войска Дмитрия Донского. Поводом для сомнений являлось отсутствие сведений об этом в старших летописях Новгорода и Москвы...Это настоятельно побуждает привести и прокомментировать важнейшие исторические свидетельства, которые подтверждают участие новгородского контингента в Куликовой битве.

Сохранившиеся новгородские письменные источники, где об этом сообщено, — тексты сравнительно поздние: самый ранний из них дошел в списке XVI столетия, хотя оригинал этой рукописи относился к третьей четверти XV века. Но есть почти современный Куликовской битве и весьма авторитетный московский памятник, хорошо известный в науке, правда - используемый чаще литературоведами, чем историками. Это так называемая «Задонщина», датируемая 80-ми годами XIV века. Здесь дана образная картина сбора русских войск: «На Москве кони ръжут, звенит слава руская по всей земли Рускои, трубы трубят на Коломне, в бубны бьют в Серпохове, стоят стязи у Дону у великого на брези, звонят колоколы вечныа в Великом Новегороде. Стоят люди новгородцы у святой Софеи, а рькучи: «Уже нам, братие, на пособье великому князю Дмитрию Ивановичу не поспеть». И как слово изговаривая, уже бо яко орлы слетешася, и выехали посадникы из Великого Новагорода 70000 к великому князю Дмитрию Ивановичу и брату его князю Владимиру Ондреевичю на пособье к славному граду Москве». В конце «Задонщины» еще раз сказано о новгородских участниках Куликовской битвы - при исчислении погибших в ней князей и бояр. После московских бояр и белозерских князей на третьем месте названы новгородцы, далее последовательно фигурируют убитые на Куликовом поле бояре еще двенадцати областей Русской земли.

Почти современны Куликовской битве и источники вещественные. В 1381-1382 гг. новгородцы возвели два каменных храма: Дмитрия Солунского на Славкове улице и Рождества Христова на Поле. Старшие летописи Новгорода, как обычно, сообщали об этом очень скупо. Однако уже из самого факта построения именно в Новгороде церкви в честь небесного покровителя Дмитрия Донского на другой год после Куликовской битвы очевидна тесная связь одного события с другим. Полвека назад в хранилище рукописей Новгородского музея мне даже посчастливилось обнаружить краткую летопись самого храма Дмитрия Солунского. В ней говорится, что он возведен "по обещанию великаго князя Димитрия Донского", данному этим князем во время Куликовской битвы. Тогда же мной была введена в науку Новгородская Погодинская летопись, существующая, как оказалось, во многих рукописях. Первоначальная редакция этой летописи, сообщая о построении церкви Дмитрия Солунского, уточняла, что она была заложена «по завету о победе на Мамая». В краткой редакции той же летописи сказано, что эта церковь - «обещанная, чтобы Бог пособил победита Мамая безбожнаго князю Димитрию».

Что касается храма Рождества, то существовал его синодик, переписанный с древнего в XVIII в. и цитировавшийся архимандритом Макарием в его двухтомном труде о новгородских древностях. Этот синодик прямо называл князя Дмитрия Донского одним из четырнадцати перечисленных поименно строителей церкви, заложенной в 1381 г. и оконченной в 1382 г. Возведение храма «по обещанию», по «завету», даваемому в критических обстоятельствах, - довольно обычное явление в средневековой Руси. Но, естественно, что Дмитрий Донской не был бы причастен к построению этих церквей, если бы Новгород, в нарушение договора с ним, не принял участия в войне 1380 года. Если обещание самого великого князя и можно расценивать как позднейший домысел летописца церкви Дмитрия Солунского, то, все равно, построить в Новгороде «обещанную» церковь в связи с этой войной могли только участвовавшие в ней новгородцы.

Девяносто пять лет назад опубликован древнейший новгородский синодик, принадлежавший церкви Бориса и Глеба на Торговой стороне. Основная часть синодика была переписана с более древнего оригинала в середине XVI в. В этой части содержится поминовение «на Дону избиеных братии нашей при велицем князи Дмитреи Ивановичи». Несомненно, что речь идет именно о павших в 1380 г. новгородцах, так как все остальные поминания этого раздела синодика явно относятся только к жителям Новгорода и новгородской земли, погибшим в разных военных столкновениях более чем за двести лет: с 1240 по 1456 г.

Существенно, что последним по хронологии является поминовение новгородцев, погибших в 1456 г. под Руссой от войск Василия Темного, когда потерпевший поражение новгородский отряд составлял всего 5000 воинов и, но нет поминания павших в 1471 г. в Шелонской битве от войск Ивана III...Это свидетельствует, что оригинал интересующей нас части синодика был написан, во всяком случае, ранее 1471 г. Следовательно, она была завершена в то время, когда после войны 1380 г. прошло от 76 до 90 лет, т.е. еще при живых сыновьях и внуках участников этой войны. Таким образом, упоминание синодика о новгородцах, убитых на Дону при великом князе Дмитрии Ивановиче, заслуживает полного доверия. Это прямое свидетельство вполне надежного источника не оставляет сомнений, что участие новгородцев в Куликовской битве - исторический факт.

Молчание же об этом факте новгородских и московских летописцев XIV-XVI вв. имело достаточно веские причины. Они вполне объясняются тогдашней исторической обстановкой и некоторыми малоизвестными конкретными обстоятельствами войны 1380 года.

Хорошо известно, что отношения между Москвой и Новгородом в XIV и XV столетиях по большей части были натянутыми, а нередко -и враждебными, вплоть до открытых военных столкновений. Но был период продолжительностью около десяти лет, когда отношения эти стали настолько дружественными, что превратились в военный союз, оформленный даже особым договором. Этот период относится к правлению Дмитрия Донского. Оборонительный союзный договор между ним и Новгородской республикой, заключенный в середине 70-х гг. XIV в. (т.е. примерно за 5 лет до Куликовской битвы), предусматривал взаимные обязательства против потенциальных общих противников, точно названных в тексте. Татары, непосредственно никогда не угрожавшие Новгороду, в договоре не упомянуты. Но зато на первом месте названы были литовские князья, не раз воевавшие до того и против Новгорода, и против Москвы. Договор обязывал новгородцев в случае войны Литвы против московского великого князя Дмитрия Ивановича оказать ему помощь своими войсками.

Все русские летописи, где содержится сколько-нибудь подробное описание войны 1380 г., сообщают, что литовский великий князь Ягайло вступил в союзные отношения с Мамаем и что литовское войско отправилось на соединение с татарским, как только Мамай вступил в пределы русских земель. Следовательно, Новгород должен был оказать военную помощь Москве не только из общерусского патриотизма, а и во исполнение своих договорных обязательств. Весной 1380 г., т. е. всего за несколько месяцев до начала военных действий, взаимные обещания были, очевидно, подтверждены прибывшим в Москву новгородским посольством, беспрецедентным по авторитетности его участников. Новгородская летопись сообщает, что во время этих переговоров великий князь торжественно подтвердил свои прежние обязательства по отношению к Новгороду. Вряд ли можно сомневаться, что аналогичные заверения были даны и со стороны Новгородской республики. От ее имени переговоры вел тогдашний глава ее - архиепископ Алексей, два посадника и три боярина от городских концов (таким образом, очевидно, каждый из пяти концов Новгорода прислал своего отдельного полномочного представителя).

Согласно летописям, великий князь узнал о выступлении Ягайла на помощь татарам довольно поздно — в августе 1380 г., т.е. всего за месяц до сражения на Куликовом поле, когда войска Мамая были уже у русских границ. Ещё через несколько дней эта весть могла достичь Новгорода. Собрать ополчение в разгар полевых работ, вооружить его и совершить пеший переход на расстояние около тысячи километров было невозможно за короткий срок, оставшийся до ожидаемого соединения армий Мамая и Ягайла.

В ситуации, отраженной летописями, была осуществима только ограниченная поддержка, которую мог оказать московскому князю Новгород. Это - отправка сравнительно небольшого конного войска из числа тех сил, какие содержались Новгородом постоянно на случай непредвиденной военной опасности. Очевидно, что правители Новгородской республики, ожидая войну с Литвой, границы которой находились вблизи Новгорода, и, имея к тому же постоянную угрозу со стороны Тевтонского ордена, не желали оставить сам Новгород без надежной защиты. Значительная часть его наличных военных сил была сохранена в пределах Новгородской земли.

Летописная повесть о Куликовской битве, ориентированная на Москву и вошедшая в сохранившиеся памятники летописания XV-XVI вв., главное внимание уделила, естественно, самому Дмитрию Донскому и его подручным князьям. Эта повесть крайне суммарно говорит о сборе войск из русских земель под знамена великого князя московского: «и собрав вой своих 100 тысящь и сто, опроче князей русьскых и воевод местных <... > Бяше всее силы и всех ратей числом с полтораста тысящь или с двесте тысящь». Здесь не упомянуто ни одного княжества и ни одной области, хотя из текста явствует, что в помощь Москве другие области Руси прислали крупные по тому времени силы - от сорока, до девяноста тысяч воинов. Неудивительно, что эта Летописная повесть, возникшая уже в период враждебных отношений между Москвой и Новгородом, об участии его в войне не сообщает: составление этой повести, как свидетельствует ее содержание, относится к 1386 г., а как раз в этом году Дмитрий Донской совершал поход на Новгород.

Летописная повесть сообщает коротко...о возвращении войск Дмитрия Донского в Москву. Новгородцы же должны были, очевидно, двигаться в Новгород не через Москву, которая находилась в стороне от направления их пути, а вдоль литовской границы, проходившей в то время недалеко от Тулы, через Калугу, вблизи Ржева и севернее Торопца. Сведений о возвращении новгородского отряда в русских источниках нет.

Немалую ценность представляют в данной связи показания немецких хроник, почему-то почти не привлекавшиеся историками войны 1380 г. Эти данные помогают объяснить странное лишь на первый взгляд молчание старших новгородских летописей об участии в войне новгородцев.

Две современные событиям хроники - Детмара и Иоганна фон Позильге сравнительно подробно сообщают под 1380 г. о «великой битве» между русскими и татарами: «Там сражалось народу с обеих сторон четыреста тысяч. Русские выиграли битву. Когда они отправились домой с большой добычей, то столкнулись с литовцами, которые были позваны на помощь татарами, и литовцы отняли у русских их добычу и убили их много на поле» (цитировано по Детмару) и. Сходно сообщает о Куликовской битве и писавший сто лет спустя немецкий историк Альберт Кранц, ошибочно отнесший, однако, событие к 1381 г. Здесь же он указывает, что в этом году в Любеке собрался съезд представителей всех городов Ганзы. На последнее обстоятельство обратил внимание уже Н.М. Карамзин, заметивший, что «оно может изъяснить, каким образом сведали в Германии о Донской битве: купцы ганзейские, в 1381 году имевшие съезд в Любеке, могли привезти туда вести из Новагорода с ними союзного» .

Действительно, Детмар писал свою хронику как раз в Любеке, а Позильге - в Ризенбурге, расположенном вблизи Данцига и Эльбинга, представители которых были на ганзейском съезде в Любеке в июне 1381 г. Это был особенно крупный съезд, и как раз на нем обсуждался целый ряд вопросов, непосредственно относившихся к Новгороду.

Несомненно, что и хроника Позильге, и хроника Детмара, и «Вандалия» Кранца в данном известии имеют один общий немецкий источник. Это доказывается их общей и весьма характерной географической неточностью: они сообщают, что победа русских над татарами в 1380 г. произошла «у Синей Воды» («bi Blowasser», «bie dem Bloen Wassir»), причем даже латинский текст Кранца дает название по-немецки («Flawasser»). Место Куликовской битвы, по-видимому, отождествлено с местом сражения, происшедшего на Украине между литовцами и татарами в 1363 г. Характер ошибки подтверждает догадку Н.М. Карамзина. По всей видимости, перед нами неверно понятое и отсюда - неверно переведенное русское словосочетание «у Синего Дона».

Именно немецкий купец, которому русские рассказали о великой битве с татарами у Синего Дона, мог перевести это потом своим соотечественникам как «bie dem Bloen Wassir» - возможно под влиянием услышанного им раньше известия о другом бое с татарами у Синей воды. Следовательно, информатор, от которого эти сведения попали к хронистам, пользовался именно русским устным рассказом. Значит, сам рассказ этот, скорее всего, исходил (непосредственно или опосредованно) именно от новгородских участников войны, так как Ганза имела свои конторы на Руси только в двух пунктах - Новгороде и соседнем с ним Пскове.

Очевидно, что новгородский устный рассказ, к которому восходят сведения немецких хронистов, сообщал не о судьбе главных сил Дмитрия Донского. Московские летописи, весьма раздраженно отзывающиеся о союзниках Мамая, не умолчали бы о нападении литовцев на войско, возвращавшееся в Москву. Эти летописи сообщают о враждебных действиях князя Олега Рязанского в отношении тех, «кто поехал с Доновского побоища домовь, к Москве, сквозе его отчину Рязанскую землю», хотя это были не боевые столкновения военных отрядов, а всего лишь случаи задержания отдельных лиц, затем отпущенных после отнятия добычи («велел имати и грабити, и нагых пущати»).

Остается признать единственно приемлемым самое естественное объяснение. Немецкие хроники сообщали о нападении литовского войска на новгородский отряд, возвращавшийся со своей частью военной добычи в Новгород вдоль литовского рубежа. Весьма возможно, что справедливо и дополнительное указание Кранца, который пишет, что в этом нападении участвовали также татары: часть бежавших с Куликова поля татар могла присоединиться к литовским отрядам.

О том, что такое нападение действительно произошло, позволяет судить и совершенно независимый от новгородской устной традиции источник. Сохранилась запись Епифания Премудрого, бывшего в то время монахом Троице-Сергиева монастыря, на богослужебной рукописи, датированная 20 сентября 1380 г. (т.е. через 12 дней после Куликовской битвы): «весть приде, яко литва грядут с агаряны» (т.е. с татарами). Эта весть, заставшая войско Дмитрия Донского на подходе к Коломне, вероятно, и побудила его приостановить здесь с 21 сентября на четыре дня свое обратное движение к Москве. Однако столкновение с новгородцами, надо думать, достаточно исчерпало военный потенциал литовцев, а отнятая добыча побуждала вернуться, не подвергая себя риску сражения с более крупными русскими силами. Остатки же новгородского отряда, очевидно, и принесли в Новгород вести, которые попали отсюда к немецким хронистам через участников ганзейского съезда 1381 г.

Легко понять, почему старшие летописи Новгорода не поместили специальных записей о роли новгородцев в войне 1380 г. Эта война окончилась победоносно для всех участвовавших в ней на стороне Москвы русских войск - за исключением новгородского. Так как оно было сравнительно небольшим, эпизод сочли недостаточно существенным для закрепления в летописи. [Новгородские летописи того времени не раз умалчивали и о других военных мероприятиях новгородцев. Сведения о происходивших в тот же период походах новгородских ушкуйников известны по преимуществу из неновгородских источников, хотя эти походы сопровождались даже взятием важных городов и возглавлялись иногда видными новгородскими боярами, один из которых впоследствии был даже посадником.] Тем более, что в 1382 г. произошел разгром Москвы Тохтамышем, а затем ухудшились ее отношения с Новгородом, что привело к войне между ними уже в 1386 г.

Нет причин подвергать сомнению достоверность фактической основы устного сказания, сформировавшегося из рассказов новгородских участников Куликовской битвы. Версии его, бытовавшие в фольклоре несколько столетий, отображались в разных редакциях и разных списках Повести о Мамаевом побоище начиная с XV века.

Цит. по: Азбелев С.Н. Новгород и Куликовская битва.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов -> История Часовой пояс: GMT + 3
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Visitor Map
Create your own visitor map!


Powered by phpBB © 2001, 2005 phpBB Group
subRebel style by ktauber
Вы можете бесплатно создать форум на MyBB2.ru, RSS