Список форумов
СЛАВЯНСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Монголо-татарское нашествие
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов -> История
Предыдущая тема :: Следующая тема  

Нашествие монголов на Русь и Европу в 13 веке это:
Исторический факт
46%
 46%  [ 15 ]
Миф: не было никакого нашествия вообще
0%
 0%  [ 0 ]
Нашествие было,но это были не монголы,а тюрки
9%
 9%  [ 3 ]
Нашествие было,но это были захватчики неизвестного роду-племени
0%
 0%  [ 0 ]
В нашествии участвовал самый разноообразный конгломерат
34%
 34%  [ 11 ]
Особое мнение,которое будет изложено в процессе дискуссии
9%
 9%  [ 3 ]
Всего голосов : 32

Автор Сообщение
Игнатий
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 24.09.2012
Сообщения: 8714

СообщениеДобавлено: Пн Янв 21, 2019 3:11 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

По материалам критической статьи профессора А.Н. Ужанкова "Меж двух зол. Исторический выбор Александра Невского".

В последние годы на смену мифа о Ледовом побоище, как о судьбоносном сражении остановившем немецкий "Дранг нах Остен" на Русь, явился другой миф - еще более глупый, смысл которого в максимальном преуменьшении данного события, ну а заодно в обливании Невского помоями за спасение Новгорода от татарского нашествия (дескать, сдал демократический город под власть ханов).

Критический анализ деяний Александра Невского дан в статьях И.Н. Данилевского "Один из любимых героев детства" и "Ледовое побоище. Смена образа". Вообщем дабы не утомлять читателей пройдемся по основным пунктам нового мифа:

1) Малозначительность - тут Данилевский для начала упирает на тот факт, что Ледовое побоище очень скупо освещено в русских летописях, а, например, в галицких не упомянуто вовсе. Очень странный вывод для такого отличного источниковеда, как Игорь Николаевич. Ну не может же он не знать, что, например, только в двух коротких предложениях та же Лаврентьевская летопись сообщает о захвате в 1240 году монголо-татарами Киева, а Новгородская первая летопись вообще ничего не говорит о разрушении "матери городов русских"? Или это событие тоже было незначительным? При этом Данилевский "забывает", что после побоища немцы были вынуждены заключить мир "по всей воле Новгородской" и отдать под контроль русским часть Латгалии. Мягко говоря, не любая средневековая битва вела к подобным последствиям.

2) Потери - для начала Данилевский приводит сведения новгородских и псковских летописей, которые сообщают соответственно о 400 и 500 убитых немцах и о 50 взятых в плен (немецких союзников - чудь покромсали "без числа"). Далее Данилевский сообщает сведения Ливонской рифмованной хроники, которая говорит о 20 убитых рыцарях и 6 взятых в плен. При этом Игорь Николаевич почему-то не понимает или делает вид, что не понимает, что разница в числах получается от того, что в русских летописях перечислены все погибшие немцы, а автор Ливонской рифмованной хроники перечислил только орденских братьев-рыцарей - без учета оруженосцев, простых воинов-кнехтов, воинов Дорпатского епископа и, естественно же, без погибшей чуди. Правда, Данилевский поправляется, говоря о том, что "Вообще-то, и это вполне солидные потери для Ордена". Однако, он не добавляет, что это в принципе довольно солидные потери для того времени - так примерно таким же числом рыцарей англичанами был покорен Уэльс.

3) Шауляй и Раковор рулят. Для того, чтобы преуменьшить разгром тевтонцев в Ледовом побоище, Данилевский частенько ссылается на битвы при Шауляе, где рыцари были разгромлены литовцами и сражение при Раквере, где тевтонцев разбил сын Александра Невского - Дмитрий. Безусловно, данные столкновения имели больший масштаб, чем битва на Чудском озере, но это не повод уменьшать роль последнего. В конце-концов Сталинградская Битва тоже была гораздо масштабнее сражения в Арденнах или Эль-Аламейна, что не низводит последние до уровня заурядных локальных стычек. Кстати, после Чудского озера Невский неоднократно бил и литовцев, но это так, к слову.

4) Данилевский пишет о том, что Александр отказался "от совместных с католиками действий против Орды" - простите, а кто из католиков ему предлагал подобное и на каких условиях? Какие совместные действия против Орды? С кем? Может кто-то из католических королей двинул армию в помощь Руси, когда та превращалась татарами в пепел?

5) Центральный стержень мифа Данилевского - это, дескать, то, что Невского в ранг национального героя возвели попы, так как Ярославич сделался неким единственным защитником православия и за это народ ему простил даже "политические прегрешения" в виде добровольной дани Батыю и жестокости... (так и вижу народ, который возводит князю в грех избавление города от тотального уничтожения и ремесленников, печалящихся о языках, вырванных из ртов некоторых новгородских бояр). Тут нет слов. Источников этой глупости, правда, тоже нет.

6) Постоянное тыкание Невского союза с татарами - такой же ценой "прославленный защитник земли русской пытался обезопасить северные города от агрессии с запада?", - спрашивает с той же иронией И.Н. Данилевский. Совершенно очевидно за счет "сговора с монголами". Тут совершенно непонятно, как некий "сговор с монголами" помог дружине Невского разгромить немцев. Может быть Батый послал в помощь Ярославичу татарский отряд? Нет. Может ссудил его деньжатами на войну? Нет. Оружием? Тоже нет. Сам ударил по Ордену в другом месте? Опять-таки нет. Вообщем то это не удивительно, так как Батыю, находящемуся тогда на Балканах, не было никакого дела ни до Александра, ни до Тевтонского Ордена - в Каракоруме умер великий хан Угэдэй, начался дележ власти. Так о каком сговоре идет речь?

7) Ну и последнее: "Тут-то и возникает до очевидного простой вывод: как "представители западноевропейской цивилизации", "рыцари ордена несли с собой новую жизнь", "несли новую идеологию - католическую религию", и "вместе с ними шел новый закон, новый городской быт, новые формы властвования", однако "благодаря героическим усилиям великого "освободителя" от крестоносного ига (которого, впрочем, - замечает историк, - никогда и не было)князя Александра Ярославича, водружено" было "ярмо на шею русскому народу" - монголо-татарское иго "своей" Золотой Орды. Короче, "пили бы баварское". Игорь Данилевский не понимает, что Александр был реалистом и прекрасно знал, что со своей малочисленной дружиной (даже на Чудском озере у него под командованием вряд ли было больше 1000 человек) он противостоять татарским туменам не сможет никогда. Более того он понимал, что от татар можно просто откупиться - при всей тяжести дани "ордынцы" никогда не покушались на собственно русскую государственность: на территории Руси во время ига действовали именно русские законы и нормы судебного права, управление осуществляли русские князья и бояре, никто не пытался "перекрестить" русских в тенгрианство, а потом в ислам и т.п. А вот нашествие крестоносцев как раз имело не только вид грабежа: нашествие немцев грозило полным исчезновением русской этничности, как таковой. Пример пруссов от которых осталось только название географической области был у всех перед глазами. И именно за победу над подобной угрозой для русского Северо-Запада Невский и был прославлен.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Святовит
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 16.02.2016
Сообщения: 2811

СообщениеДобавлено: Пн Янв 21, 2019 4:06 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Игнатий писал(а):
А кто там Узбек по вашему мнению?

Хулагу,это бесспорно,Солженицын.. Улыбка

У Игнатия похоже совсем крышак поехал!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Игнатий
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 24.09.2012
Сообщения: 8714

СообщениеДобавлено: Пн Янв 21, 2019 4:18 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Святовит писал(а):
Игнатий писал(а):
А кто там Узбек по вашему мнению?

Хулагу,это бесспорно,Солженицын.. Улыбка

У Игнатия похоже совсем крышак поехал!


Сам дурак.


Хулагу,по новой хренологии-это Солженицин с его "архипалаг Хулаг" Смеется
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Евгений 11
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 21.10.2014
Сообщения: 9431
Откуда: Хабаровск

СообщениеДобавлено: Вт Янв 22, 2019 7:12 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Святовит писал(а):
У Игнатия похоже совсем крышак поехал!


Типичный пример пагубного влияния долбославия на неокрепший мозг. даже сарказм уже понять юный "язычник" не может.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Игнатий
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 24.09.2012
Сообщения: 8714

СообщениеДобавлено: Чт Фев 07, 2019 12:05 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

7 февраля 1238 года пал Владимир, осажденный монголо-татарами.




Оборона Владимира от монголо-татар - эпизод Западного (кипчакского) похода монголов (1236-1242) и монгольского нашествия на Русь (1237-1240), в частности, монгольского похода на Северо-Восточную Русь (1237-1238).

Батый подвел свои войска к городу и расположился около него лагерем. Руководящие обороной сыновья Юрия Всеволодовича Всеволод и Мстислав хотели сразиться с монголами на подступах к городу, но их удержал воевода Пётр Ослядюкович. На глазах у братьев и других владимирцев монголами был убит младший сын Юрия Владимир, захваченный в плен в Москве. Во время осады Владимира один из монгольских отрядов разорил Суздаль, взял там большой полон и вернулся, после чего монголы в субботу обнесли Владимир тыном и установили осадные орудия. Штурм западной части города был начат утром в воскресенье у всех пяти ворот, к середине дня монголы прорвались внутрь крепости через стены около Золотых ворот и у церкви Святого Спаса по примёту. Уцелевшие защитники закрепились в т.н. Печорном Городе в Успенском соборе.

Обычно датой падения города считается 7 февраля. Новгородская летопись сообщает о взятии Владимира в пятницу, Лаврентьевская — в воскресенье. Однако, в летописях датируется падение лишь первого городского оборонительного рубежа. Рашид ад-Дин говорит о восьмидневном сопротивлении Владимира. Суздальская летопись упоминает сообщение, пришедшее Юрию на Сить, о падении столицы и о гибели его сыновей вне града, что соответствует рассказу Галицко-Волынской летописи о гибели Всеволода Юрьевича в ставке Батыя при попытке мирных переговоров. Монголы начали решительный штурм и подожгли Успенский собор, где погибла княгиня Агафия Всеволодовна и остальная великокняжеская семья.

После захвата Владимира монгольские отряды рассыпались в разных направлениях по Владимирской земле. Кроме столицы, в феврале были разорены 14 городов княжества, среди которых наиболее упорное сопротивление монголам оказали Переяславль-Залесский и Тверь.
4 марта 1238 года корпус под руководством Бурундая внезапным нападением нанёс на р.Сити решающее поражение собранным Юрием Всеволодовичем войскам, когда основные силы монголов под руководством Субэдэя осаждали Тверь и Торжок.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Игнатий
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 24.09.2012
Сообщения: 8714

СообщениеДобавлено: Пт Мар 08, 2019 2:11 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Причины остановившие монголо-татарское нашествие на Новгород

Известно, что во время татаро-монгольского нашествия Новгород не подвергся военному разорению, хотя и был одним из вожделенных объектов этого нашествия. Объясняя причины неудач Батыя в походе 1238 г. на города российского Северо-Запада, исследователи чаще всего склонны называть неблагоприятные для войска Батыя погодные условия начавшейся весны. Такая мысль впервые была высказана В.Н. Татищевым...Явно на текст В.Н. Татищева проецированы мнения Н.М. Карамзина и С.М. Соловьева...

Еще более категоричны заключения историков, писавших позднее: Батый, не дойдя ста верст до Новгорода, «быстро пошел обратно в придонские половецкие степи, избегая начавшейся распутицы. Это обстоятельство и спасло Новгород от погрома»; «в середине марта татарское войско пошло по направлению к Новгороду, но, не дойдя километров двухсот до этого города, в конце марта или в начале апреля, когда в этих местах начинается вскрытие рек и озер и вместе с ним весенняя распутица, вынуждены были круто повернуть назад».

Следует изложить также весьма детализированное рассуждение В.В. Каргалова. После падения Торжка 5 марта монголо-татарский отряд преследовал немногочисленных спасшихся новоторжцев и, не дойдя до Новгорода всего 100 км, вернулся на соединение с главными силами. «Это не был, конечно, поход на Новгород... У Батыя в начале марта попросту не оказалось под Торжком достаточных сил». Войско Бурундая приводило себя в порядок после битвы на Сити. «Чтобы подойти к Торжку и подготовиться к походу на Новгород, ему требовалось не менее двух недель. Еще больше времени понадобилось бы для подхода монголо-татарского войска с Волги, от Ярославля и Костромы. Большие силы для похода на Новгород Батый мог бы собрать под Торжком только в конце марта — начале апреля. Если учесть, что монголо-татарскому войску с обозами и тяжелыми осадными орудиями нужно было не меньше двух-трех недель, чтобы преодолеть трехсоткилометровое расстояние от Торжка до Новгорода, то такой поход представляется совершенно бесполезным — в середине апреля новгородские леса им болота становились непроходимыми для войска».

Близко к только что изложенному и мнение Л.В. Черепнина: «Татаро-монгольское войско двинулось к Новгороду, но, не дойдя до него 100 верст, повернуло обратно. Дальнейшему движению помешала, по-видимому, весенняя распутица, да и силы татаро-монгольских завоевателей были уже значительно подорваны, и они не могли рассчитывать на успех под укреплениями Новгорода».

Даже ограничившись цитированием только этих авторитетных мнений, мы столкнемся с рядом существенных противоречий, нуждающихся в рассмотрении...100 или 200 километров не дошли татары до Новгорода? Была ли уже распутица или она только ожидалась?...Обратимся к летописным свидетельствам, имея при этом в виду, что все известное об осаде Торжка и движении к Игначу Кресту восходит к летописной традиции, основанной на сообщении Новгородской Первой летописи старшего извода.

После взятия Рязани (21 декабря 1237 г.), Коломны, Москвы и Владимира (7 февраля 1238 г.) войско Батыя и Субудуя двинулось на запад и северо-запад, захватывая по пути Переяславль, Юрьев, Дмитров, Волок и Тверь. «Оттоле же придоша безаконьнии, и оступиша Торжек на сбор чистои недели, и отыниша тыном всь около, якоже инии гради имаху».

Поскольку Пасха в 1238 г. приходилась на 4 апреля, соборное воскресенье первой («чистой») недели Великого поста падало на 21 февраля. Иными словами, путь в 360—400 км от Владимира до Торжка был пройден татарами за две недели. Ордынское войско делало в среднем по 25 км в день, несмотря на неизбежные задержки у стен крепостей, плененных во время этого марша. Осада Торжка велась с помощью тяжелой техники: «и бишася ту оканнии порокы по две недели, и изнемогошася людье в граде, а из Новагорода им не бы помочи, но уже кто же собе стал бе в недоумении и страсе». Осадные орудия, следовательно, вполне реально было, если не доставить по зимнему пути с указанной скоростью, то энергично изготовить на месте, когда в них возникла прямая необходимость.

Указанный в цитированном тексте двухнедельный срок осады позволяет рассчитать, что падение Торжка произошло около 6 марта. Действительно, Новгородская Первая летопись далее повествует: «и тако погании взяша град, и исекоша вся от мужьска полу и до женьска, иереискыи чин всь и черноризьскыи, а все изъобнажено и поругано, горкою и бедною смертью предаша душа своя Госпо-деви, месяца марта в 5, на память святого мученика Никона, в среду средохрестьную»...Во-первых, 5 марта 1238 г. была не среда, а пятница: средокрестное (крестопоклонное) воскресенье приходилось тогда на 7 марта. Во-вторых, святой мученик Никон отмечается в церковных службах 23 марта...

Ошибки Новгородской Первой летописи объясняются достаточно просто. Если возникновение «среды» не результат гаплографии, основанной на неверном восприятии переписчиком Синодального списка слова «средохрестье», которое в протографе могло быть разделено переносом, то вполне убедительным представляется соображение Н.Г. Бережкова: может быть, в первоначальной дате «указывалось, что Торжок был взят 5 марта «пред» средокрестной «неделей» (в смысле воскресенья), и ошибка заключается в изменении «пред» на «среду». Что касается неверного указания дня святого, то под 5 марта в святцах отмечен мученик Конон, превратившийся из-за какого-то дефекта протографического текста в Никона. Обе ошибки идут подряд: «...Никона, в среду...», что подтверждает справедливость предположения об общей дефектности строки в протографе: она могла выглядеть так: «...[Кон]она [п] ред[ъ]...». Достоверность 5 марта как даты падения Торжка подкрепляется не только летописным указанием на двухнедельную осаду, но и наблюдениями над хронологией дальнейших событий.

После взятия Торжка «ганяшася оканьнии безбожници от Торжку Серегерьскым путемь, оли и до Игнача креста, а все люди секуще акы траву, за 100 верст до Новагорода. Новъгород же заступи Бог и святая великая и зборная апостольская церкы святая Софья и святыи Кюрил и святых правоверных архиепископ молитва и благоверных князии и преподобьных чернонризець иереискаго сбора». При чтении этого текста возникает неизбежный вопрос, почему избавление Новгорода от военной опасности 1238 г. связывается в сознании летописца с небесным заступничеством именно святого Кирилла...

Кириллов день — поминовение св. Кирилла архиепископа иерусалимского, 18 марта. Эта дата, несомненно, разъясняет смысл летописного заступничества св. Кирилла за Новгород: отступление монголо-татар от Игнача Креста произошло, надо полагать, 18 марта, спустя тринадцать дней после падения Торжка, или же — что вернее — в этот день в Новгороде было получено сообщение о прекращении опасности и отслужены по этому случаю благодарственные молебны святому Кириллу. 18 марта на 13 дней отстоит от даты падения Торжка. Такой срок не чрезмерен, но и не мал. Торжок отделяют от Новгорода 270 км по прямой. Остановившись за 100 верст от Новгорода, ордынский отряд, следовательно, преодолел по той же прямой около 170 верст, делая в среднем 13 км в день, если его отход совершился 18 марта, а не раньше. Разумеется, приведенные цифры условны. Летописный рассказ говорит о том, что монголо-татары двинулись от Торжка Селигерским путем, т. е. не на северо-запад, прямо к Новгороду, а на запад к Селигеру — Волгой и долиной реки Селижаровки...

Для определения того пути, которым воспользовались отряды Субудая и Батыя, решающее значение имеет определение местоположения Игнача Креста, до которого эти отряды дошли. Дискуссия об Игначе Кресте началась еще в первой половине XIX в., когда С.М. Соловьев вслед за В.Н. Татищевым высказал предположение, что этот летописный топоним соответствует нынешним Крестцам (город в 80 км к юго-востоку от Новгорода на Яжелбицком пути). Это мнение было в 1844 г. оспорено Н.А. Полевым: «Догадливые археографы находят Игнач Крест в Крестцах, но они забыли, что старые версты были вдвое более нынешних, и места, где остановился Батый, надобно искать где-нибудь близ Торжка... Этимология Крестцев очень простая: крестцом называлось в старину место, где пересекали одна другую две дороги или улицы. В Крестцах пересекались дороги в Москву и Боровичи». В самом деле, такая этимология легла еще в 1781 г. в основу официального герба города Крестцы: «в верхней части щита герб Новгородский. В нижней — две большие дороги, перешедшие одна другую крестообразно, в зеленом поле, означая истинное имя сего нового города». Очевидно, рассуждение о величине «старых» верст повлияло как на Б.Д. Грекова и А.Ю. Якубовского, так и на В.А. Чивилихина, приравнявших летописные 100 верст к 200 км.

Оставляя в стороне версты московских летописей XV—XVI вв., посмотрим, какие версты имеет в виду новгородский летописец XIII в. в ближайших к рассказу 1238 г. контекстах. В 1240 г. «придоша Немци на Водь с Чюдью, и повоеваша и дань на них възложиша, а город учиниша в Копорьи погосте. И не то бысть зло, но и Тесов взяша, и за 30 верст ганяшася, гость бьючи; а семо Лугу и до Сабля». Тесовский погост расположен в 48 км от Новгорода, а Сабельский погост — в 40 км. Однако летопись указывает, что ближайший к Новгороду пункт находился в 30 верстах, которые, таким образом, меньше 40 км. В 1242 г. во время Ледового побоища, разбив крестоносцев на льду Узменя, новгородцы «биша их на 7-ми верст по леду до Суболичьского берега». Но ширина Узмени в месте битвы не превышает 8 км. Это значит, что летописец оперирует не «межевыми» (двойными) верстами...а обычными (около 1,06 км), существовавшими, как видим, и «в старину»...

Н.В. Мятлев обратил внимание на имеющий прямое отношение к исследуемому вопросу текст переписной оброчной книги Деревской пятины, составленной около 1495 г.: «А угодей у того поместья: озеро Великой Двор, озеро у Игнатцова Къста». Речь идет о поместье Андрея Рудного Колычева, к которому перешли земли новгородского вотчинника боярина Василия Есипова в Яжелбицком погосте: сельцо Великий Двор на Великом озере (6 обеж, «из старины был двор боярьской»), деревни Чепелево (3 обжи), Ветош (1 обжа), Мокрица (2 обжи), Почяп (7 обеж), Климова (1 обжа), Новина (2 обжи), Перестава (5 обеж), Перестава ж (3 обжи), Симиница (5 обеж), Лобанова Нива (2 обжи), Раменье (2 обжи), Починок (1 обжа), Новина (1 обжа), Стрекалово (2 обжи), Онцифорово (2 обжи), Варивово (2 обжи), Великий Двор (3 обжи), Корост (3 обжи), Литвиново (1 обжа), Ботухино (1 обжа), Лобачево (4 обжи), Богатырево (2 обжи), Бородино (2 обжи).

Из этих деревень трехверстная и десятиверстная карты Генштаба знают Великий Двор, Почеп («Почяп») и Соменку («Симиницу»), а Н.В. Мятлев указал как на существующую и деревню Литвиново. Они находятся у правого берега реки Полометь, на расстоянии до 8 км от Яжелбиц, т. е. в междуречье Поломети и Ярыньи, как раз там, где пролегал Яжелбицкий путь — один из маршрутов Селигерского пути. В пределах этого земельного массива имеются только два озера. Одно расположено между деревнями Великий Двор и Соменка и ныне носит название Соменко. Очевидно, что это и есть озеро Великое (иначе Великий Двор) писцовой книги. Другое — поменьше — находится чуть к западу, между деревнями Соменка и Полометь и ныне называется Глухим. Только с ним возможно связывать топоним писцовой книги «озеро у Игнатцова Къста». Расстояние от этого пункта до Новгорода по прямой равно 102 км, практически же — 100 верстам, обозначенным в летописном рассказе...

Итак, взяв Торжок 5 марта, татары прошли Селигерским путем около 200 км и остановились в 100 км от Новгорода на Поломети. Отход от Игнача Креста был ими осуществлен не позднее 18 марта. Рассмотрим сначала ситуацию этого короткого хронологического отрезка с точки зрения тактической. Уже за день до падения Торжка войско Бурундая находилось всего лишь в 150 км от Торжка, если локализация Ширенского леса на притоке Медведицы реке Ширинке справедлива: 4 марта в Ширенском лесу был замучен монголо-татарами князь Василько Константинович, плененный на Сити. Соединение войск Субудая и Бурундая под Торжком, следовательно, должно было состояться в ближайшие дни после падения этого города. Не исключено поэтому, что к Игначу Кресту двинулся не разведывательный отряд, а основные силы Батыя.

На Селигере монголо-татарам предстояло решить выбор наиболее подходящего пути на Новгород из трех возможных. Несомненно, таким предпочтительным путем является Яжелбицкий. Он не прикрыт крепостями, тогда как на других направлениях монголо-татары неизбежно оказались бы под крепостными стенами Демона, Молвотиц и Русы. Войско останавливается у Игнача Креста на расстоянии каких-нибудь трех-четырех дневных переходов до Новгорода и отсюда резко поворачивает на юг. Что помешало ему оказаться у цели? Распутица?

Рассмотрим ту же ситуацию с точки зрения климатических условий Новгородской земли. Разумеется, полученные данные возможно проецировать только на среднегодовую картину. Как справедливо пишет В.А. Чивилихин, «гидрометеорологических данных по Приильменью на весну 1238 г. у нас, конечно, нет, и никогда их ни у кого не будет». По данным же последних десятилетий, вскрытие рек в интересующем нас районе происходит между 30 марта и 5 апреля по новому стилю. Однако климатическая ситуация в последнее время резко изменилась не только в связи с общим потеплением, но и из-за массовой вырубки лесов и обмеления рек. Познакомимся с более приближающимися к средневековым данными первой половины XIX в. (все даты приводятся по старому стилю). Зимний путь на территории бывшей Новгородской губернии прекращался около 25 марта, но «весна почти во всех краях губернии начинается с половины или конца апреля и продолжается до июня». Вскрытие рек в этой части губернии, в том числе и в бассейне Полы, происходит около 22 апреля. Добавим к этому известный вывод историков климата об общем похолодании в северном полушарии в XIII в. и не менее известный факт, что Ледовое побоище происходило в 1242 г. 5 апреля по старому стилю.

Таким образом, после взятия Торжка 5 марта у Батыя был значительный резерв времени для подготовки и осуществления похода на Новгород. Он располагал примерно тремя неделями нормального зимнего времени и еще тремя неделями предкритического времени исхода зимы. До вскрытия рек оставалось около полутора месяцев, практически около месяца надежного ледяного покрова...К началу весны, даже к концу зимы Новгородская земля постоянно страдала тяжелой бескормицей. Эта хроническая бедность кормов отмечается и в XIX в.: «По недостатку сена, необходимого для содержания мелкого скота, лошадей к весне уже кормят так называемою сечкою. Рогатый же скот обыкновенно в продолжение всей зимы довольствуется яровой соломою, изредка приправляемой овсяной подсыпкою. Сено дают коровам только несколько дней в году, после теления, и то понемногу». Поскольку на предыдущий, 1237 г. приходится максимум угнетения древесины, свидетельствующий о неблагоприятных погодных условиях, значит ему свойствен был и общий недород сельскохозяйственных культур, в том числе и всех видов кормов.

Все эти обстоятельства не могли не стать очевидными для Батыя во время движения от Торжка к Игначу Кресту. Разумеется, возникшим опасениям способна была противостоять надежда пополнить фуражные запасы взятием Новгорода. Однако, надо полагать, не без последствий для выработки дальнейших планов оказался урок затяжной осады Торжка. Приход под стены Новгорода грозил монголо-татарам в случае длительной его осады — а на быструю победу уже нельзя было рассчитывать — голодной блокадой из-за апрельской распутицы и разлива рек, продолжающегося здесь до конца мая. Поскольку поемные луга в течение всего этого времени остаются под водой, а травы поспевают примерно к 24 июня (по старому стилю), конное войска ожидала бы здесь еще более жестокая бескормица, обрекавшая Батыя на поражение. Таким образом, в повороте ордынского войска на юг решающую роль, несомненно, сыграл героизм защитников маленького Торжка. Распятый и поруганный, так и не дождавшийся новгородской помощи, он сражался насмерть, заслонив Новгород от тяжелых военных испытаний."



Цитируется по: Янин В.Л. Очерки истории средневекового Новгорода.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Игнатий
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 24.09.2012
Сообщения: 8714

СообщениеДобавлено: Вт Мар 12, 2019 5:41 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Русь и Орда: первое столетие борьбы



Приходится с сожалением отмечать, что в массовом сознании русского народа закреплено представление о том, что деятельная борьба Руси с Ордой началась только при Дмитрии Донском. Большинство русских людей отнесут ее начало к Куликовской битве, и только единицы смогут вспомнить о сражении на Воже, состоявшемся двумя годами ранее. На самом деле это представление не соответствует действительности. Чтобы убедиться в этом, достаточно рассмотреть сообщения источников о столкновениях между Русью и Ордой в течение первого столетия их противостояния.

1262 г.: народное восстание в землях Великого княжества Владимирского привело к отмене откупов татарской дани.
«Въ лето 6770 (1262). Избави Богъ от лютаго томленья бесурьменьскаго люди Ростовьския земля: вложи ярость въ сердца крестьяномъ, не терпяще насилья поганых, изволиша вечь, и выгнаша из городовъ, из Ростова, изъ Володимеря, ис Суждаля, изъ Ярославля. Окупахуть бо ти оканьнии бесурмене дани и от того велику пагубу людемъ творяхуть, роботяще резы и многы души крестьяньскыя раздно ведоша. Видевше же человколюбець Богъ, послуша моленья Матерня, избави люди своя от великыя беды. Томь же лете оубиша Изосиму преступника, то бе мнихъ образомь точью, сотоне съсудъ; бе бо пьяница и студословець, празнословець и кощюньникъ, конечное же отвержеся Христа и бысть бесерменинъ, вступивъ в прелесть лжаго пророка Ма[х]меда; бе бо тогда Титямъ приехалъ отъ цесаря Татарьского, именемъ Кутлубии, золъ сый бесурменинъ, того поспехомъ оканный лишеникъ творяше хрестьяномъ велику досаду, кресту и святымъ церквамъ поругаяся; егда же люди на врагы своя двигшася на бесурмены, изгнаша, иныхъ избиша, тогда и сего безаконного Зосиму оубиша в городе Ярославли, бе тело его ядь псомъ и ворономъ».
Лаврентьевская летопись. ПСРЛ. Т. 1. Стб. 476

1276 г.: ярославцы не пустили в город ханского посла, сопровождавшего князя Федора Ростиславича.
«Посол же поиде на Русь отъ царя къ граду Ярославлю, и прииде к граду с силою, и хотяше внити во градъ. Они же посла царева не послушаша и его [Федора Ростиславича] не прияша на стол его».
Вел. Четии Минеи, собр. митр. Макарием. Сентябрь

1282 г.: князь Дмитрий Александрович Переяславский не подчинился приказу хана Туда-Менгу о передаче великокняжеского ярлыка его младшему брату Андрею Александровичу Городецкому.
«Тое же зимы князь Андрей Александровичь, внукъ Ярославль, правнукъ Всеволожъ, меншей братъ великого князя Дмитрея Александровичя Володимерскаго, иде во Орду ко царю, ища себе княжениа великого подъ братомъ своимъ старейшимъ… и изпроси себе княжение великое Владимерское у царя подъ братомъ своимъ старейшимъ, великимъ княземъ Дмитриемъ Александровичемъ. И прииде ему весть изъ Руси, яко князь велики Дмитрей Александровичь собираеть рать и крепить градъ, не хощетъ цареву слову покоритися и съступитися великого княжениа по цареву слову».
Никоновская летопись. ПСРЛ. Т. 10. Стр. 159

1284 г.: князь Святослав Липовецкий напал на слободы ордынского баскака Ахмата в Курском княжестве.
«Въ лето 6792 (1284) два бесерменина изъ свободы въ другую идоста, а Руси съ ними боле 30 человекъ. Се же слышавъ Липецскии князь Святославъ, сдумавъ съ своими бояры и з дружиною, безъ Олговы думы, достерегся на пути, разбои сътвори. Саме же два братеника та утекоста, а Руси избилъ 25, да два бесерменина… Того же лета по велице дни въ неделю Фомину побегоста два братаника бесерменина х Курьску, наутриа въ понеделникъ розбежася вся свобода та, такоже и другая, и обе свободе те разбегостася бесерменскыя».
Симеоновская летопись. ПСРЛ. Т. 18. Стр. 79-81

1285 г.: князья Дмитрий Александрович Переяславский, Даниил Александрович Московский и Михаил Ярославич Тверской прогнали татарского «царевича», приведенного Андреем Александровичем Городецким.
«Князь Андреи приведе царевича, и много зла сътвори крестьяномъ. Дмитрии же, съчтався съ братьею, царевича прогна, а боляры Андреевы изнима».
Новгородская IV летопись. ПСРЛ. Т. 4, ч. 1. Стр. 246

1289 г.: жители Ростова изгнали из города татар.
«Въ лето 6797 (1289). Князь Дмитрий Борисовичь седе въ Ростове; умножи же ся тогда Татаръ въ Ростове, и гражане створше вече и изгнаша ихъ, а имение ихъ разграбиша».
Воскресенская летопись. ПСРЛ. Т. 7. Стр. 179

1293 г.: жители Твери выступили против татар.
«Въ лето 6801 (1293) бысть въ Русскои земли Дюденева рать… И оттоле въсхотеша [татары] ити на Тферь. Тогда велика бысть печаль Тферичемъ, понеже князя ихъ Михаила не бяше въ земли ихъ, но въ орде, и Тферичи целоваша крестъ, бояре къ чернымъ людемъ, такоже и черныя люди къ бояромъ, что стати съ единаго, битися съ Татары; бяше бо ся умножило людеи и прибеглыхъ въ Тфери и из ыныхъ княженеи и волостеи передъ ратью; къ тому же услышаша Тферичи своего князя Михаила идуща изъ орды, и възрадовашася вси людие… Татарове же и князь Андреи слышаша приездъ княжь Михаиловъ, не поидоша ратью къ Тфери, но поступиша на Волокъ…».
Симеоновская летопись. ПСРЛ. Т. 18. Стр. 82-83

1300 г.: князь Даниил Александрович Московский разгромил татарский отряд, выступавший на стороне рязанского князя Константина.
«Данило князь московъскыи приходилъ на Рязань ратью и билися у Переяславля, и Данило одолелъ, много и татаръ избито бысть, и князя рязанского Костянтина некакою хитростью ялъ и приведъ на Москву».
Лаврентьевская летопись. ПСРЛ. Т. 1. Стб. 486

1310 г.: князь Святослав Глебович Можайский погиб в бою с татарами, приведенными его племянником Василием Александровичем, свергнутым им с брянского стола.
«Князь Святославъ Глебовичь выгна братаничя своего князя Василиа изъ Брянска, и самъ сяде на княжении въ Брянске. Того же лета князь Василей Брянский иде во Орду ко царю жаловатися на дядю своего, на князя Святослава Глебовичя».
Никоновская летопись. ПСРЛ. Т. 10. Стр. 177

«Въ лето 6818 (1310) пресвященныи Петръ митрополитъ приеха въ Дъбрянескъ. Во то же время прииде князь Василеи ратью Татарскою къ Дбряньску на князя на Святослава… И тако князь Святославъ ратью великою въ силе тяжце за полдни изыде противу рати Татарскыя, и поткнуша межи себе копьи, и съступишася обои, и бысть сеча зла. Брянци же выдали князя Святослава, коромолници суще, стяги своя повергоша, а сами побегоша. Князь же Святославъ токмо съ своимъ дворомъ бився, последи убьенъ бысть на полку, месяца Апреля въ 2 день. Петръ же митрополитъ затворися тогда въ церкви, и Богъ съхрани его тогда цела отъ поганыхъ Татаръ».
Симеоновская летопись. ПСРЛ. Т. 18. Стр. 87

1320 г.: жители Ростова вновь изгнали из города татар.
«В лето 6828 (1320)… Того же лета преставися князь Юрьи Александровичь Ростовъскы. Быша в Ростове злии Татарове, люди же Ростовьскыя събравшеся изгониша ихъ».
Московский свод. ПСРЛ. Т. 25. Стр. 166

1323 г.: князь Юрий Данилович Московский не подчинился приказу хана Узбека о передаче великокняжеского ярлыка Дмитрию Михайловичу Тверскому.
«Въ лето 6830… Тое же зимы прииде изъ орды князь Дмитреи Михаиловичь Тферскыи на княжение великое, а съ нимъ посолъ Севенчьбуга… Въ лето 6832 (1323) князь великии Юрьи Даниловичь съ Новогородци и съ Плесковичи ходиша ратью къ Немечскому городу къ Выбору».
Симеоновская летопись. ПСРЛ. Т. 18. Стр. 89

12 августа 1323 г. Юрий Данилович Московский заключил со шведскими послами Ореховецкий мирный договор, определивший границу между владениями Швеции и Новгорода. В тексте договора, составленном на русском, шведском и латыни, Юрий именует себя великим князем (по-шведски – mykle konungher, по-латински – rex magnus): «Се язъ князь великыи Юрги с посадникомъ Алфоромеиемъ и с тысяцкимъ Авраамомъ, съ всемъ Новымъгородомъ докончали есмъ съ братомъ своимъ съ княземъ свеискымъ с Манушемъ Ориковицемъ» (Грамоты Великого Новгорода и Пскова. М.; Л., 1949. № 38, стр. 67).

1327 г.: тверичи восстали и уничтожили татарский отряд.
«Въ лето 6834 (1327)… Того же лета князю Александру Михалковичу дано княжение великое, и прииде изъ Орды, и седе на великое княжение. Потомъ, за мало дней, за умножение грехъ ради нашихъ, Богу попустившу диаволу възложити злаа въ сердце безбожнымъ Татаромъ глаголати безаконному царю: «аще не погубиши князя Александра и всехъ князей Рускыхъ, то не имаше власти надъ ними». И безаконный, проклятый и всему (злу) началникъ Шевкалъ, разоритель христианскый, отврьзе уста своа скврьняа, начатъ глаголати, диаволомъ учимъ: «господине царю, аще ми велиши, азъ иду на Русь, и разорю христианьства, а князи ихъ избию, а княгини и дети къ тебе приведу».

И повеле ему царь сътворити тако. Безаконный же Шевкалъ, разоритель христианьскый, поиде на Русь съ многыми Татары, прииде на Тверь, и прогна князя великого съ двора его, а самъ ста на князя великого дворе съ многою гордостию; и въздвиже гонение велико надъ христианы, насилство(мъ), и граблением, и бие(ние)мъ и поруганиемъ. Народи же, грьдостию повсегда оскрьбляеми отъ поганыхъ, жаловахуся многажды великому князю, дабы ихъ оборонилъ; онъ же, видя озлобление людий своихъ, не могый оборонити, трьпети имъ веляше; и сего не трьпяще Тверичи, и искаху подобна времени. И бысть въ 15 день месяца августа, въ полуутра, како торгъ снимается, некто диаконъ, Тверитинъ, прозвище ему Дюдко, поведе кобилицу младу и зело тучна поити на Волзе воды; Татарове же видевше, отъяша ю. Диаконъ же сжаливси, и зело начатъ въпити, глаголя: «о мужи Тверьстии, не выдайте!» И бысть межу ими бой; Татарове же, надеющеся на самовластие, начаша сечи, и абие стекошася человеци, и смятошася людие, и удариша въ колоколы, и сташа вечиемъ, и поворотися весь градъ, и весь народъ томъ часе събрашася, и бысть въ нихъ замятня, и кликнуша Тверичи, и начаша избывати Татаръ, где кого застронивъ, дондеже и самого Шевкала убиша и всехъ поряду.

Не оставиша и вестоноши, разве еже на поли пастуси коневии пасуще, и похватиша лучшии жеребци, и скоре бежаша на Москву, и оттоле въ (О)рду, и тамо възвестиша кончину Шевкалову. Той же зыми преставися Петрь митрополитъ и убиень бысть Шевкалъ. Въ лето 6835. И то слышавъ безаконный царь, на зиму посла рать на землю Рускую, а воевода Федорчюкь, 5 темниковъ; и людей множество погубиша, а иныа въ пленъ поведоша, а Тверь и вся гради огнемъ пожгоша. Великий же князь Александрь Михайловичь, не трьпя безбожныхъ крамолы, оставль княжение Руское и вся отечества своа, и иде въ Пъсковъ съ княгынею и съ детми своими, и пребысть въ Пьскове».
Тверская летопись. ПСРЛ. Т. 15. Стб. 415-416

1342 г.: рязанский князь Иван Иванович Коротопол вступил в бой с ханским послом, пришедшим с Ярославом Александровичем Пронским.
«Въ лето 6850 (1342)… Того же лета вышел на Русь отпущенъ царемъ изъ орды на Рязаньское княжение князь Ярославъ Александровичь Пронскыи, а съ нимъ посолъ Киндякъ; и приидоша къ Переяславлю, и князь Иванъ Коротополъ затворися въ городе и бился весь день изъ города, а на ночь побежалъ вонъ изъ города; и посолъ Киндякъ вниде въ городъ, много же христианъ полонилъ, а иныхъ избилъ, а князь Ярославъ Александровичь въселъ въ Ростиславле… Въ лето 6851 (1343)… Того же лета убьенъ бысть князь Иванъ Ивановичь Рязанскыи Коротополъ».
Симеоновская летопись. ПСРЛ. Т. 18. Стр. 94

1358 г.: великий князь Иван Иванович Московский не пустил в свои владения татарского посла.
«Въ лето 6866 (1358) выиде посолъ великъ из орды, царевъ сынъ, именемъ Маматхожа, на Рязанскую землю и много въ нихъ зла сътвори, и къ великому князю Ивану Ивановичю присылалъ о разъезде земля Рязаньскиа, князь же великии не впусти его въ свою отчину въ Русскую землю».
Симеоновская летопись. ПСРЛ. Т. 18. Стр. 100

1363 г.: князь Дмитрий Иванович Московский не подчинился приказу хана Мурата о передаче великокняжеского ярлыка Дмитрию Константиновичу Суздальскому.
«Того же лета князь Дмитреи Костянтинович[ь] приеха въ градъ въ Володимерь и пакы седе на великомъ княженьи въ дроугые, а съ нимъ князь Иванъ Белозерець, пришелъ бо бе изъ Муротовы Орды съ тритьцатию Татариновъ, и тако пребысть въ Володимири неделю едину. Се же слышавъ князь великии Дмитреи Ивановичь прогна его пакы съ великаго княжениа съ Володимеря, съ своее отчины, въ его градъ въ Суждаль. Не токмо же се, но и тамо иде на него ратию къ Суждалю и стоявъ рать неколико днеи около Суждаля и взяша миръ межи собою».
Рогожский летописец. ПСРЛ. Т. 15, вып. 1. Стб. 74

1365 г.: рязанские князья разгромили ордынского эмира Тагая.
«В лето 6873 (1365)… Того же лета Тагаи, князь ординскыи, изъ Наручади прииде ратью Татарскою на Рязанскую землю и пожже градъ Переяславль. Князь же великии Олегъ Рязанскыи съ своею братьею съ Володимеромъ Проньскымъ и Титомъ Козельскимъ, събравъ силу свою, и иде въследъ его, и постиже его на месте, нарицаемемъ подъ Шишевскимъ лесомъ, на Воине, и бысть имъ бои, брань зело люта и сеча зла, и поможе Богъ великому князю Олгу, и братии его Проньскому и Козельскому, а Тагаи въ мале дружине одва убежалъ».
Симеоновская летопись. ПСРЛ. Т. 18. Стр. 104

1367 г.: нижегородские князья разгромили ордынского эмира Булат-Темира.
«В лето 6875 (1367)… Того же лета князь ординскыи, именемъ Булатъ Темирь, прииде ратью Татарскою и пограби уездъ даже и до Волги и до Сундовити и села княжи Борисовы. Князь же Дмитреи Костянтиновичь съ Борисомъ и съ Дмитриемъ и съ своими детми, събравъ воя многи, и поидоша противу его на брань. Онъ же окаанныи не ста на брань, но бежа за реку за Пьяну, и тамо множьство Татаръ останочныхъ избиша, а другии въ реце во Пьяне истопоша, и по зажитиемъ множество ихъ побьени быша, имъже несть числа. А Болактемирь оттуду бежа въ орду, гонимъ гневомъ Божиимъ и тамо убьенъ бысть отъ Азиза царя».
Симеоновская летопись. ПСРЛ. Т. 18. Стр. 106

Как мы видим, даже сохранившиеся источники, весьма скудно освещающие события интересующего нас периода, сохранили довольно много сведений о противостоянии между Русью и Ордой. Оно имело самый разный характер – от прямых боевых столкновений, партизанской войны и восстаний до отказа допустить ордынских послов на свою землю. Среди участников этого противостояния мы видим все слои русского общества – от князей до простонародья, выражающего свою волю через древний русский институт веча...Приведенные данные свидетельствуют о том, что даже в эпоху наивысшего могущества Орды свободолюбивый дух русского народа и его воля к борьбе отнюдь не были сломлены.

Источник: https://runivers.ru/lib/reader/144209/
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Игнатий
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 24.09.2012
Сообщения: 8714

СообщениеДобавлено: Вт Мар 12, 2019 10:48 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

9 мар в 4:21
Действия
Орда и Русь. Иго или вассалитет?
(Фраменты интервью Почекаева Р. Ю.)

— В рамках обсуждения пресловутого «монголо-татарского ига». Я всегда говорю: дайте мне юридическое толкование термина «иго». Вы мне его никогда не дадите, потому что термин оценочный, как ни крути. Но если говорить, было иго или не было, нужно рассматривать разные этапы взаимоотношений Золотой Орды и Руси. Если в одни этапы отношения были чуть ли не союзнические или паритетные, то в другие Русь находилась под более жестким контролем.

В своей специальной работе я писал, что если говорить об иге, тотальном контроле вплоть до спецназначения князей на должности, то это эпоха хана Узбека, которая считается расцветом Золотой Орды. Он в отношении Руси установил самый жесткий контроль: регулярные рейды на Русь, казни князей в Орде, волюнтаристское назначение на должность великого князя своими ярлыками. Ни до, ни после Узбека ханы такое не практиковали просто. Я считаю, это был какой-то отголосок его реформы, которая берет корни из Китая, из традиции империи Юань. Потому что там проводилась административная реформа, создавались губернии, в губерниях создавались уезды.

В Золотой Орде такое деление было невозможно. Но создавались улусы (практически те же самые губернии), во главе которых ставились улус-беки, а дальше уже тюмены (уезды) во главе с темниками. В принципе аналогичная структура, но для кочевых реалий. Но прямое влияние подтверждается вводимыми в оборот источниками о постоянных связях Золотой Орды с империей Юань. В общем, мы наблюдаем преемственность и достаточную цивилизованную попытку реформ.

Но на Руси эта система не прижилась. В частности, в 1327 году было восстание в Твери. Возможно, там могли попытаться установить прямое ордынское правление: через посла-представителя (наместника) — того самого Шевкала-Щелкана. Восстание, конечно, было подавлено, но налицо оказалось радикальное неприятие реформы, и хан Узбек, наверное, решил больше не рисковать и подобных реформ на Руси не проводить. Поэтому отношения оставались на уровне «вассал-сюзерен».Мы имеем три-четыре таких основных показателя вассальной зависимости Руси от Орды. Первый — это выплата «выхода», а выход — это тот же самый тагар, 10% — ордынская десятина. Второй показатель — получение князем ярлыка: это не назначение на должность, а знак того, что именно с этим князем будут общаться как с вассальным правителем, что он представляет интересы Руси в отношениях с сюзереном. Бó́льшая часть золотоордынских ханов признавала князем того, кто по древнерусским обычаям (лествичному праву) занимал трон. Ему просто выдавался ярлык, что его будут признавать в качестве представителя своего княжества в отношениях с Ордой. Третий показатель — это обязанность предоставлять войска для золотоордынских военных операций. Четвертый — это ограничение самостоятельной внешнеполитической деятельности.

Конечно, в разные времена на что-то больше обращалось внимания, на что-то меньше. Можно их трактовать как очень суровую зависимость Руси от Орды, можно рассматривать как стандартный набор тех вассальных обязательств, которые были характерны и для европейской истории того времени.

-— Часто ли отправляли русские отряды в походы?

— Считается в истории русско-ордынских отношениях, что вначале такая повинность была положена на Русь, потом святой русский князь Александр Невский отмолил якобы русских людей от этой повинности. Но это не совсем корректно, потому что и после Александра Невского мы видим и русских князей, и войска русских князей в золотоордынских походах: на Дедяков, на асов (осетины, Северный Кавказ), участие русских войск в войне хана Тохты с темником Ногаем в гражданской войне в конце XIII века, в конце XIV века мы встречаем в русских летописях князей, которые участвовали в войнах хана Тохтамыша с Тимуром. То есть это нерегулярная практика, но она сохранялась. Я не думаю, что русские князья воспринимали ее как тягостную обязанность. Если ты участник похода, то ты имеешь право и на часть добычи, и русских добычей не обделяли, как свидетельствуют русские летописцы. Так, из похода на Дедяков они с богатой добычей вернулись на Русь: с честью их царь (хан) отпустил...

— Вы рассказали про восстание в Твери, закручивание гаек хана Узбека. Есть такой взгляд, что одной из причин поднятия Москвы как раз стало падение Твери, и это восстание было чуть ли не спровоцировано москвичами.

— Московские князья могли в глазах хана дать свою интерпретацию восстания. С другой стороны, имелся объективный фактор — уничтожение посла (а особа посла неприкосновенна), что уже было достаточным основанием для карательного рейда. Борьба Москвы с Тверью могла приобрести столь ожесточенный характер именно в ордынских реалиях — ведь ставкой было великое княжение, подтверждаемое ханским ярлыком. И здесь ордынские ханы поддержали того, кто регулярно готов был выплачивать дань без всяких отсрочек — таковой оказалась Москва. Как показали последующие события, ханы сами создали себе своего главного противника. Но поначалу никто не мог такого предположить по целому ряду причин. В частности, московские князья прав на престол не имели по древнерусским обычаям, потому что основатель дома великокняжеского Даниил Александрович, младший сын Александра Невского, умер, так и не побывав на великом княжении. По древнерусскому праву, все потомки такого князя лишались права на великое княжение. Соответственно сын Даниила Александровича — Юрий, старший брат Ивана Калиты — получил великое княжение как «приданное» за сестрой хана Узбека, на которой женился. Вот он тот самый волюнтаризм и «иго»: хан дал ярлык, кому пожелал. Тем самым был положен прецедент, и московские князья приобрели право претендовать на великое княжение и в дальнейшем.

— Получается, Москва обязана Узбеку своим возвышением?

— Фактически его сестре! В этот период начинается возвышение. Когда мы со студентами изучаем причины возвышения Москвы, то по полочкам опровергаем все, что было в советских учебниках: будто Москва — крупный город, на пересечении торговых путей, там находилась главная княжеская ветвь — ничего этого не было. Это поначалу был настоящий медвежий угол, затем местные князья стали увеличивать свои владения, в самой Москве строили каменные церкви, затем — каменный кремль, но это — уже в XIV в. Как представляется. Москва обязана возвышением безудержному властолюбию своих князей, которые готовы были идти на все ради получения и удержания в своих руках власти. Другие князья вели себя более «скромно», «этично», потому и проиграли. Хотя, конечно, идеализировать тверских или суздальских Рюриковичей тоже нет оснований.

— Вы сказали, что в отношениях Руси и Орды были разные стадии — и «иго», и партнерские отношения. Куликовская битва и Мамай — какой этап? И была ли Куликовская битва?

— Куликовская битва, безусловно, была. Тут не приходится сомневаться. Даже представители так называемой «альтернативной истории» тоже не спорят, что она была, хотя и считают, что она происходила не между теми участниками и не тогда и не там…

— Кроме русских летописей ее как будто никто и не заметил.

— Для других, соседних государств это не было столь значимым событием. Есть только краткие упоминания, что была такая-то битва, и больше говорят о последствиях, причем же опять не для Руси, а для своих государств: Литвы, которая воспользовалась ослаблением московского войска, пограбила ее; в немецких хрониках есть упоминания, для них — это что-то, происходившее далеко на периферии. Как мы знаем, последствия и для Руси значительными не оказались. Иго не было свергнуто: через два года вассальные отношения Москвы от Орды были восстановлены. Здесь такая сложность: принято считать среди тех, кто старается примирить в смысле, что не было ига, а был союз, что Дмитрий Донской, поддерживая законного хана Тохтамыша, выступил против узурпатора Мамая. Как представляется, на основе русских летописей, Дмитрий Донской выступил именно против Орды. Окажись на месте Мамая Тохтамыш, Дмитрий Иванович повел бы себя точно так же. Но владения Мамая были ближе, угроза от него была более значительной. Если Дмитрий Донской поддержал «законного» хана Тохтамыша, а не «узурпатора» Мамая, то почему же он два года спустя отказался платить ему дань, вызвав ханский поход на Москву? Не нужно забывать, что Мамай сам ханом не был: он имел подставных ханов, пусть и марионеточных, несамостоятельных, но на ханский титул он не претендовал, и узурпатором его считать абсолютно некорректно. Мне кажется, это как раз была попытка выступить против ордынского сюзеренитета в целом, как такового…

— Что закончилось стоянием на Угре. Или это очередной миф?

— Почему же? Миф — это то, что после стояния на Угре как отрезало ордынское иго, зависимость от Орды и т. д. Во-первых, не пала Золотая Орда, как писали в свое время Б.Д. Греков и А.Ю. Якубовский: они заканчивают историю Золотой Орды стоянием на Угре, тогда как она просуществовала как минимум до 1502 года. А потом, согласно современным изысканиям, Крымское ханство стало ее прямым преемником, только главная ханская ставка переместилась из Поволжья в Крым. Во-вторых, Крыму Россия перестала платить дань в 1700 году в соответствии с условиями Константинопольского мирного договора, причем между Россией и Османской империей (не Крымским ханством!), в котором прописывается, что теперь Крымское ханство не будет брать дань с Московского государства. Таким образом, татары перестали получать дань с России лишь при Петре I.

— Что это были за выплаты?

— Это камень преткновения среди ученых. С одной стороны, говорили, что это были дипломатические дары — поминки, подарки, без которых не обходится ни одна посольская миссия. С другой стороны, и мне эта позиция ближе (пусть не воспримут ее как антироссийскую и протатарскую!), все-таки это были регулярные выплаты, и мы находим об этом свидетельства и в иностранных источниках. Есть такой небезызвестный исторический персонаж, сподвижник Петра I Патрик Гордон — шотландец, генерал московской службы. В своем дневнике он пишет, что в 1670-е годы явились русские послы на границу с крымцами для вручения ежегодных выплат. То есть пишет человек в своем собственном дневнике — не в пользу Петра, не против него — то, что имело место быть. Были регулярные выплаты, которые периодически прекращались, что порой вызывало «карательные» набеги. Когда-то в силу внутренних причин они не выплачивались, тогда за несколько лет могли выплатить. Москва, по сути, платила откуп за то, чтобы набегов не совершалось. Дань как признание зависимости рассматривать нельзя: это были регулярные выплаты, чтобы не было набегов — этакий рэкет в пост-ордынских реалиях!

Но здесь ситуация с выплатами гораздо более интересна с позиции Польско-Литовского государства. Во время золотоордынской смуты (Замятни великой) владениям Мамая был нанесен серьезный удар: князь Ольгерд в битве на Синей Воде в 1362 году нанес поражение нескольким сподвижникам Мамая и отторг значительные золотоордынские территории к западу от Днепра. Остались только Крым и полоска суши к северу от полуострова от Днестра до Дона, и Мамай не сумел вернуть утраченное. Когда Тохтамыш укрепил свою власть, он трезво оценил ситуацию и направил великому князю литовскому и королю польскому Ягайле достаточно интересное предложение: «Земли, которые вы у нас отвоевали, будут оставаться вашими. Но поскольку они по закону наши, ты все-таки будешь выплачивать дань». И литовский великий князь становится вассалом Золотой Орды в отношении этих территорий!

Ничего странного или необычного, уникального в этом нет: в европейской практике это было вполне распространено. Например, английские короли у себя на острове были сюзеренные монархи, но за французские владения на континенте (Аквитания, Нормандия) они приносили присягу французскому королю, считаясь из-за них его вассалами, и при этом они не считались неполноценными монархами. И Польско-Литовское государство, которое объединилось в 1569 году, продолжало выплачивать деньги Крыму (правопреемнику Золотой Орды) за упомянутые золотоордынские земли еще в середине XVII века. Сохранилась переписка крымского хана с польско-литовскими монархами, где как раз и оговаривается, чтоб вручили деньги тогда-то, или высказывалось недовольство, почему в прошлом году не вручили. Самое забавное то, что эти земли, за которые производились выплаты, уже давно были в составе Московского государства! И Польша с Литвой платили за земли, которыми не владели ни юридически, ни фактически, в надежде на то, что когда-нибудь они их отберут обратно, и тогда у Крыма не будет претензий. Много случалось таких забавных ситуаций в отношениях между Москвой, Золотой Ордой и соседними государствами.

Источник: https://realnoevremya.ru/articles/58779-u-venecii-bol..
https://realnoevremya.ru/articles/58780-roman-pocheka..
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Игнатий
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 24.09.2012
Сообщения: 8714

СообщениеДобавлено: Вс Мар 24, 2019 2:28 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Антиордынские народные восстания на Руси в 1262, 1289, 1327 гг. Причины и результаты



После двух походов на Русь войск Монгольской империи во главе с внуком ее основателя Чингисхана Бату (по-русски — Батый), имевших место в 1237—1241 годах, русские земли оказались в зависимости от монгольских ханов. Поначалу верховными властителями Руси считались великие монгольские ханы, сидевшие в столице Монгольской империи — Каракоруме. В 1260-е годы западный улус Монгольской империи, «улус Джучи», как его называли (по имени отца Батыя, которому впервые были выделены во владение территории к западу от Монголии), стал самостоятельным государством, и русские земли стали зависеть теперь только от него. На Руси улус Джучи принято было называть Ордой.

Зависимость выражалась, во-первых, в утверждении ханами князей на их столах путем выдачи грамот — ярлыков на княжение, во-вторых, в выплате дани — выхода, а также ряда других поборов, в-третьих, в обязанности оказывать монголам военную помощь. Хан Орды именовался на Руси царем — т. е. императорским титулом, равным титулу императоров Византии и Священной Римской империи.

В исторической литературе до сих пор господствует сложившаяся в XIX — первой половине XX столетия схема развития русско-ордынских отношений. Ее основные положения выглядят следующим образом.

После подчинения Руси Орде начинается и со временем все более нарастает борьба за освобождение от «ига» (как принято называть зависимость от Орды). Сначала происходят народные восстания в городах (в 1262 году — в нескольких городах Северо-Восточной Руси, в 1289 году — в Ростове, в 1327 году — в Твери); Орда постоянно предпринимает карательные походы на русские земли — как в ответ на эти восстания, так и просто с целью устрашения населения. В начале XIV века борьбу за освобождение пытаются вести тверские князья (в первую очередь Михаил Ярославич), в то время как их соперники в борьбе за верховенство на Руси — князья московские — в это время верно служат Орде. Во второй половине XIV столетия московский великий князь Дмитрий Иванович Донской ведет борьбу за свержение ига: победив в Куликовской битве 1380 года, он достигает этой цели, но через два года хан Тохтамыш, разорив Москву, зависимость восстанавливает. Падение ордынского ига происходит в 1480 году, в результате так называемого стояния на Угре.

Итак, первый этап взаимоотношений русских земель и Орды характеризуется народными восстаниями против ига и карательными походами завоевателей.

Однако при оценке городских восстаний как стадии борьбы за освобождение возникают сложности. Дело в том, что эти восстания не складываются в единую линию противостояния захватчикам. Каждое из них имело свои конкретные причины, и причины очень разные.

В ходе восстания 1262 года из нескольких городов Северо-Восточной Руси — Владимира, Ростова, Суздаля, Ярославля — были изгнаны сборщики дани. И, что может показаться удивительным, в ответ не последовало с монгольской стороны никакой кары! Это удивление рассеется, если учесть наблюдения, сделанные в 1940 году выдающимся знатоком русского Средневековья А.Н. Насоновым. Оказывается, сборщики дани были направлены вовсе не тогдашним ханом Орды — Берке, младшим братом Батыя. Они приехали из Монголии, от великого хана Хубилая. Берке же стремился сделать Орду независимой от имперских властей и взимать дань с подвластных территорий исключительно в свою пользу. И изгнание имперских сборщиков дани было ему только на руку.

Восстание в Ростове в 1289 году произошло в период междоусобной борьбы русских князей, ориентировавшихся на разные силы в Орде. Одни князья опирались на ханов, сидевших в столице Орды Сарае на Нижней Волге, другие — на Ногая, фактически самостоятельного правителя западной части Орды (от Днепра до Дуная). Ростовским княжеством в 1280-е годы владели два брата — Дмитрий и Константин Борисовичи. Константин княжил в самом Ростове, а Дмитрий — в Угличе, втором по значению городе княжества. Дмитрий вошел в число сторонников Ногая, Константин же принадлежал к числу вассалов сарайского хана. В 1288 году Константин Борисович и союзные ему князья сумели лишить Дмитрия Углича. Но в следующем году Дмитрий Борисович не только возвращает себе Углич, но занимает и Ростов, а Константин едет в Орду к сарайскому хану Телебуге. Именно в связи с этими событиями в Ростове появляется татарский военный отряд. Ростовцы восстали против чинимых им притеснений и изгнали татар. Очевидно, что этот отряд был послан в поддержку Дмитрия Ногаем. По возвращении Константина от хана Телебуги братья примирились; Дмитрий, лишившийся военной поддержки со стороны Ногая, признал верховенство сарайского хана и разделил с Константином княжение в Ростове. Кары восставшим не последовало.

В 1327 году в Тверь явился с отрядом ордынский посол, двоюродный брат самого тогдашнего хана Узбека — Чолхан (в русских письменных источниках — Шевкал, а в фольклоре, в посвященной этому событию исторической песне, — Щелкан). Он пришел вскоре после возведения Узбеком на великокняжеский престол во Владимире тверского князя Александра Михайловича. Прибытие послов с отрядами было обычной практикой в то время, особенно после возведения на стол нового князя. Воины отряда Чолхана стали чинить в Твери грабежи и насилия, и тверичи в ответ восстали. Князь Александр поддержал восставших, и ордынский отряд был перебит. В ответ Узбек послал на Тверь крупное войско, зимой 1327—1328 годов опустошившее Тверское княжество; Александр Михайлович вынужден был бежать.

Итак, ясно, что привести восстания 1262, 1289 и 1327 годов под единый знаменатель очень сложно: были различны и ситуации в Орде (борьба за независимость от Каракорума в первом случае, раскол на Волжскую Орду и Орду Ногая во втором, стабильная ситуация в третьем), и объекты действий восставших (имперские сборщики дани в 1262 году, отряд, присланный в поддержку одному из местных князей, в 1289 году, отряд, сопровождавший ханского посла к великому князю, в 1327 году). Примечательно, что поход ордынских войск в ответ на восстание имел место только в последнем из рассмотренных случаев. А как же быть с тезисом о системе ордынских карательных походов?

В качестве примера таких акций обычно называют походы на Северо-Восточную Русь 1252, 1281 и 1293 годов. Но на самом деле эти походы, как и восстания в русских городах, были вызваны конкретными и различными в каждом случае обстоятельствами.

В 1252 году Батый направил рать на владимирского князя Андрея Ярославича, который был возведен на княжение ранее (в 1249 году) каракорумским, великоханским двором, враждебным тогда Батыю. В 1251 году Батый организовал в Каракоруме переворот и посадил на великоханский престол своего ставленника Мунке (Менгу). После этого он вознамерился передать Владимир старшему брату Андрея, Александру (Невскому), являвшемуся на тот момент князем киевским и новгородским. Андрей, в отличие от Александра, отказался явиться в Орду, после чего на него и было послано войско, разорившее окрестности Владимира и Переяславля-Залесского.

Поход 1281 года, а также еще и поход 1282 года (о котором обычно забывают) были направлены против великого князя Дмитрия Александровича (старшего сына Александра Невского) с целью заменить его на владимирском столе младшим братом — Андреем Александровичем, который обратился к хану Туда-Менгу с жалобой на Дмитрия. Разорялось во время этих походов не все подряд, а только владения Дмитрия Александровича и союзных ему князей. То есть события 1281—1282 годов были вызваны междоусобной борьбой на Руси, а не желанием Орды «устрашить» население.

Поход 1293 года, точнее зимы 1293—1294 годов (так называемая «Дюденева рать», по имени брата хана Тохты, возглавлявшего ордынские войска), был также связан с противостоянием княжеских коалиций, а кроме того, еще и с борьбой сарайских ханов и Ногая за сферы влияния на Руси. Он был направлен из Сарая на князей, являвшихся вассалами Ногая, во главе с тем же Дмитрием Александровичем (который ранее, в 1283 году, с помощью Ногая вернул себе великокняжеский стол, отнятый у него Андреем). Разорены были опять-таки только владения тех князей, кто платил дань не в Сарай, а Ногаю; другое дело, что их владения составляли тогда большую часть Северо-Восточной Руси, отсюда масштабность разорения — было взято 14 городов, в том числе Москва, князь которой Даниил, младший из сыновей Александра Невского, входил в «проногаевскую» коалицию. Ногай, кстати, тоже не раз направлял в Северо-Восточную Русь войска в помощь князьям — своим сторонникам: так было в 1283 году (когда возвратился на престол Дмитрий Александрович), 1289 году (ростовский случай, описанный выше), 1294 году (тогда «Дюденева рать» покинула Суздальскую землю, не выполнив полностью свою задачу, именно из-за приближения отряда, посланного Ногаем); только его отряды не чинили таких масштабных разорений, как войска сарайских ханов.

В «нормальных» же ситуациях никакие походы для «устрашения» не предпринимались: ведь если с подвластной территории исправно поступает дань, зачем отправлять войска убивать плательщиков этой дани и сжигать их имущество? Потомки Чингисхана были хотя и жестокими, но прагматичными правителями, а не маньяками-убийцами.

Таким образом, пункт первый традиционной схемы развития русско-ордынских отношений — серия восстаний в городах против иноземной власти как этап борьбы за освобождение, карательные походы в ответ на восстания или с целью устрашения — должен отпасть. Народные восстания не складываются в единую цепочку, их причины различны, цель полного освобождения от власти ордынских ханов ни в одном из них не просматривается. Походы ордынских войск на Русь во второй половине XIII века были связаны с конкретными политическими обстоятельствами: в первую очередь с борьбой за власть между русскими князьями и с борьбой за власть в самой Орде.

Цит. по: Горский А.А. Русское средневековье.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Игнатий
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 24.09.2012
Сообщения: 8714

СообщениеДобавлено: Вс Мар 24, 2019 2:38 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Орда, Русь и "Черная смерть"



В сообществе людей интересующихся средневековой историей России давно устоялось мнение о довольно большом влиянии Золотой Орды на русские земли. Культурные, политические, экономические связи Руси с Ордой в XIII - XV вв. рисуются чрезвычайно активными и даже приоритетными для русских земель. Но, возможно, одно довольно заметное событие может кинуть тень сомнения на перечисленные тезисы. Как известно в середине XIV в. на просторах Евразии разразилась пандемия чумы ставшей известной под названием "Черная смерть". Эпицентр эпидемии находился в низовьях Волги, т.е. в самом сердце Золотой Орды. Что интересно, наступление чумы шло, что логично, по Волге, но остановилось на границах Руси. Другое направление эпидемии шло через итальянские колонии в Крыму и далее в Европу. И только пройдя через все европейские государства чума, начавшая свое шествие на Волге в 1346 г., достигло русских земель лишь к 1352 - 1353 гг. Встает вопрос, как при таком, якобы, тесном взаимодействии чума не перешла из Орды на Русь?

Алексей Чикан.

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Игнатий
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 24.09.2012
Сообщения: 8714

СообщениеДобавлено: Сб Май 04, 2019 12:22 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Ордынские воины кон. XIII - нач. XIV вв. по данным археологии. Реконструкция и рисунки Михаила Горелика


Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Святовит
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 16.02.2016
Сообщения: 2811

СообщениеДобавлено: Пт Июн 21, 2019 6:34 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Игнатий
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 24.09.2012
Сообщения: 8714

СообщениеДобавлено: Сб Авг 24, 2019 12:32 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Игнатий
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 24.09.2012
Сообщения: 8714

СообщениеДобавлено: Пн Сен 02, 2019 11:12 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Генетики установили родственные связи жертв массовой резни при разорении Ярославля Батыем в 1238 году

Ученые из Института археологии РАН и МФТИ доказали близкое генетическое родство между погребенными в одном из массовых захоронений жертв захвата Ярославля армией Батыя в 1238 году. Изучая останки 15 погребенных в захоронении на территории древней усадьбы, антропологи предположили, что трое из них принадлежат членам одной семьи. Генетический анализ установил генетическое родство по аутосомным маркерам и по митохондриальной ДНК, как ранее и предполагалось по данным археологии и антропологии.

"Мы смогли воссоздать не только общую картину гибели города в 1238 году, но и увидеть трагедию отдельной семьи. Благодаря генетическим анализу мы смогли установить точное родство и выяснили, что в одном из захоронений находились останки семьи из трех поколений. По данным антропологов, это были бабушка старше 55 лет, ее дочь 30-40 лет и внук — молодой мужчина около 20 лет. Еще один представитель этой семьи, родственник по женской линии, был погребен в соседнем коллективном захоронении. Важно, что археологи и антропологи предполагали это родство, а генетики смогли его подтвердить — это то, что делает нашу науку более достоверной и дают возможность с большей уверенностью говорить об истории и быте начала XIII века", — сказала руководитель раскопок в Ярославле, заместитель директора ИА РАН Ася Энговатова.

Об открытии ученые сообщили на Международной научной конференции "VIII Алексеевские чтения", которая проходит с 26 по 28 августа в НИИ и Музее антропологии МГУ.

В летописях Ярославль лишь упоминается в одном ряду среди других городов, разоренных войсками Батыя (Бату-хана) во время его похода на земли Владимиро-Суздальского княжества в начале XIII века. Однако реальные масштабы трагедии открылись совсем недавно, когда в 2005 году начались охранные раскопки перед восстановлением Успенского собора, построенного в начале XIII века и взорванного в 1937 году. Менее чем за пять лет в Ярославле, о разгроме которого ничего не говорилось в летописях, было найдено самое большое число могил — 9 массовых погребений и более 300 захоронений людей, умерших насильственной смертью. Предыдущие исследования позволили восстановить детальную картину гибели города и доказали, что эти люди погибли в результате разорения города войсками Батыя в феврале 1238 года.

"Нашествие Батыя было величайшей трагедией для всей страны, несопоставимой с другими событиями по жестокости и разрушению — не случайно оно оказалось одним из немногих событий, получивших отражение в русском фольклоре. И теперь, зная, что происходило в этих городах, мы понимаем, что летописные метафоры – "город утонул в крови" – почти соответствовали действительности. В некоторых публикациях последних 10–15 лет выказывалась точка зрения, что вхождение в Орду было почти мирным, почти добровольным и не было никаких особых зверств. Но сейчас очевидно, что это не так: войска Батыя в первой трети XIII века завоевали Китай, Среднюю Азию, Кавказ, Волжскую Булгарию и ту часть Русской равнины, на которой располагался Ярославль", — пояснила Ася Энговатова.

Одно из массовых захоронений, получившее номер 76, находилось в самом центре Детинца. Оно было совершено в неглубокой яме во дворе богатого деревянного дома, который сгорел во время штурма города. Как внутри этого дома, так и в других расположенных рядом деревянных постройках, являющихся частью одной усадьбы, было найдено множество артефактов, указывающих на принадлежность усадьбы людям высокого статуса.

Это погребение привлекло к себе особое внимание потому, что яма для него была выкопана специально, в то время как другие массовые захоронения представляли собой подклеты жилых домов и сгоревшие хозяйственные постройки. Погребение было совершено с нарушением многих норм того времени и явно прошло без соблюдения обряда. Похороненные в яме мужчины, женщины и дети (всего их было 15 человек) находились в различных позах, часть тел сильно разложилась к моменту погребения. Все это указывало на то, что захоронение было санитарным — тела просто закопали в яме.

Многие из погребенных имели признаки насильственной смерти: на костях были обнаружены травмы, нанесенные колющими и рубящими предметами, без признаков заживления. Некоторые кости обгорели: вероятно, это следы городского пожара.

Среди останков были найдены личинки мух — именно они и свидетельствовали о сильном разложении тел. Эта находка позволила точно определить время захоронения. Энтомологи определили видовую принадлежность мух, выяснили, при какой среднесуточной температуре личинки мух Protoformia и Cfllifora достигают этого периода развития и подсчитали точное время погребения — конец мая или начало июня.

"Получены очень точные данные, позволяющие определить время захоронения, и они соответствуют предположению антропологов, что часть тел уже разложилась. Эти люди были убиты, довольно долго лежали в снегу, в апреле-мае на останках начали размножаться мухи, и в конце мая — начале июня тела закопали в яме рядом с усадьбой, где, вероятно, они жили", — отметила Ася Энговатова.

Изучение останков в этом захоронении дало основание предполагать, что часть из них могла принадлежать родственникам. Сначала эту гипотезу выдвинули антропологи, которые обнаружили одинаковые эпигенетические признаки у нескольких погребенных: наличие метопического шва и Spina bifida, выраженные остеомы на своде черепа, особенности межмыщелкового отверстия. Также было сделано предположение, что в этой семье были близкородственные браки: антропологи обнаружили некоторое количество патологий, свойственных именно для потомков таких браков. У членов этой семьи антропологи нашли наибольшее количество поврежденных кариесом зубов. Кариес преимущественно развивается от сладкой или углеводистой пищи, и, видимо, система питания у этих людей в отличие от других, одновременных им, содержала больше меда и сахара.

Специалисты МФТИ во главе с руководителем Лаборатории исторической генетики, радиоуглеродного анализа и прикладной физики Харисом Мустафиным и Ириной Альборовой провели комплексное молекулярно-генетическое исследование останков восьми погребенных: очистили археологические образцы костей и зубов от загрязнений, измельчили их до состояния костной муки и выделили палео-ДНК. Исследования идентифицировали одни и те же мутации митохондриальной ДНК у трех индивидов, а исследования по аутосомным маркерам ДНК позволили определить не только родство, но и степень близости родства. Также была выявлена одна и та же митохондриальная линия с индивидом из соседнего захоронения, указывающая на возможное родство по материнской линии.

"Генетические исследования подтвердили родство троих из них. Вероятно, это были члены одной семьи, очевидно, зажиточной и обладавшей высоким статусом: это подтверждается археологическим местонахождением самой усадьбы в центре Кремля, составом археологических находок внутри усадьбы (там даже была найдена одна вислая печать). Именно эта семья могла жить в богатой усадьбе, которая была раскопана археологами в трех метрах от погребения", — сказала Ася Энговатова.

Источник: https://www.archaeolog.ru/press/articles/genetiki-ust..
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Игнатий
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 24.09.2012
Сообщения: 8714

СообщениеДобавлено: Сб Сен 07, 2019 12:58 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Санитарные захоронения времен татаро-монгольского нашествия





В последние несколько лет были обнаружены несколько так называемый санитарных захоронений времен "Западного" похода Батыя на Русь. Но сначала, для затравки, цитата из Льва Николаевича Гумилева ("В какое время мы живем"):

"Углич не сопротивлялся татарам. Все население попряталось в лесу, за исключением купцов, которым жалко было бросать свое имущество и которые заключали соглашение с татарами о выплате небольшой контрибуции лошадьми и продуктами в обмен на пайдзу - охранную грамоту от татар. Так уцелел Углич, и не он один, уцелела Кострома, Тверь, Ярославль - все города по Волге уцелели именно потому, что они заключили мир с татарами и монголами. Какое там завоевание! Какое там иго - не было его!"

К Ярославлю мы еще вернемся. Итак, Летом 2011 г. сотрудниками «Владимирского областного центра археологии при ВлГУ» были проведены исследования на участке строительства по ул. Златовратского д.1. Впервые было обнаружено массовое захоронение большого количества людей, с огромной долей вероятности, погибших в результате осады города монголо-татарами в феврале 1238 г.

Захоронение было осуществлено в хозяйственной яме внутреннего двора древнерусской усадьбы, сожженной во время взятия города. Об этом свидетельствует большое количество элементов сгоревших деревянных конструкций и зерна, также найденных в этой яме.

Общее число погребенных – не менее 50 человек. Из них не менее 36 – взрослые, возраст которых 20-25 – 40-50 лет. 13 – дети и подростки (28% от общего числа погребенных), от новорожденных (до 3 месяцев) до детей 11-12 лет. 1 – подросток возрастом от 12-15 лет. Травмы у детей сравнимы по характеру с травмами взрослых, но единственным типом травм являются переломы костей черепа. Практически все детские черепа находятся во фрагментированном состоянии.

Обращает на себя внимание половой состав: количество мужчин чуть больше (53%), чем количество женщин (47%), что косвенно подтверждает отсутствие врагов в захоронении, поскольку примерно соответствует обычной пропорции полов русского горда. Особенностью данного захоронения является практически полное отсутствие людей пожилого возраста, что отличает данное захоронение от захоронений так называемых "палеонтологических" (курганных). Анализ полученных данных позволяет заключить, что в представленной выборке также довольно обычное для Владимира тех времен соотношение взрослого и детского компонента.

Следует отметить, что данное захоронение характеризуется очень высоким процентом травм, несовместимых с жизнью. Характер травм позволяет однозначно интерпретировать их как полученные в результате нападения отряда вооруженных всадников.

Все травмы могут быть разделены на 2 большие группы рубленые и колотые, нанесенные острыми предметами, и переломы костей черепа при действии тяжелого тупого предмета. У мужчин преобладают рубленые, у женщин и детей раны тяжелым тупым предметом. Травмирующий предмет был небольшого диаметра (около 5-6 см), но большой разрушительной силы, по-видимому, тяжелый, что вызывало сквозной пролом костей черепа (предположительно, булава или палица).
Обнаружены останки воина славянского антропологического типа, у которого помимо рубленого удара (саблей), не ставшего смертельным, отмечена не смертельная рана, нанесенная небольшим заостренным предметом (стрелой), а также смертельный перелом костей черепа в височной области, череп в результате удара был разрушен до глазного яблока. Количество и характер травм воина доказывает отчаянную стойкость, упорство и героизм защитников города. Жители похоже понимали, что обречены, но не сдались, спасая свою жизнь. У многих погребенных на черепах отмечены сразу 2 травмы, каждая из которых могла быть смертельной. Такая ситуация возможна, если практиковалось «добивание» жертвы. У детей единственным типом травм во владимирском захоронении являются переломы костей черепа.

Таким образом, можно провести реконструкцию трагических событий, следствием которых стало появление массового единомоментного захоронения в санитарных целях. Очевидно, что имело место нападение хорошо вооруженного отряда всадников (рубленные раны нанесены сверху), в задачу которого входило тотальное истребление населения.
Все останки относятся к славянскому антропологическому типу, свойственному городскому населению Владимира.

По всей видимости, часть захоронения пострадала и была случайно уничтожена в ходе строительства жилого дома в 60-е годы.
Монгольская версия нападения подтверждается (в том числе) находками большого количества уникальных наконечников стрел (стрела-вилка), используемых только степняками. А также появлением признаков присутствия татар в более позднем по хронологии культурном слое. Город отчаянно сопротивлялся, но был обречен, поскольку основные силы (дружина) были стянуты Владимирским князем Юрием Всеволодовичем к реке Сить для решающего сражения, которое состоялось 4 марта 1238 года и было русскими проиграно.

В 2005 году во Владимире в районе ул.Гагарина, д.2 вышеуказанной группой владимирских археологов была обнаружена сгоревшая татарская усадьба, свидетельствующая о присутствии богатой татарской семьи (по всей видимости, наместника). Усадьба построена в самом "престижном" для того времени районе Владимира (в данном районе найдено самое большое количество кладов). По словам археологов это "владимирская рублевка XIV века". По характеру находок с огромной долей уверенности можно утверждать, что в усадьбе проживал ордынский татарин, поскольку найденные предметы никогда не использовались русскими и русские ими не торговали.

Теперь вернемся к Ярославлю, в котором по словам евразийца Л.Н. Гумилева не было ни ига, ни завоевания. Экспедиция Института Архиологии РАН под руководством А.В. Энговатовой в 2004-2005 году раскрыла ряд санитарных захоронений в историческом центре Ярославля. На исследуемой площади (1200 кв.м.) было выявлено 25 жилых и хозяйственных построек различной степени сохранности, зафиксировано более сотни хозяйственных и строительных ям. Выявлена смена планировки и застройки данного квартала, а также следы мощных пожаров, в том числе упомянутых в письменных источниках под 1501 и 1658 гг.

Первое захоронение (всего было открыто девять) было обнаружено под фундаментом Успенского собора в сооружении более раннего периода, углубленном в материк на 80-90 см (предположительно подклет жилого дома, фото сверху) сооружении, имеющем деревянные бревенчатые стены. Судя по хаотичному расположению костяков погребенных (на боку, на спине, плашмя, некоторые были сброшены в котлован вниз головой) захоронение было произведено в спешном порядке.

Среди человеческих костей были обнаружены кости животных. Среди останков также были найдены женские украшения, крест-тельник, кусочки ткани, виртажное стекло, фрагменты плинфы, обломки круговой керамики. По заключению специалистов по керамике погребение следует относить к первой половине XIII века. В первом захоронении были обнаружено останки 97 индивидуумов славянского (вятичского) антропологического типа (общее число найденных костяков в 9 захоронениях около 500). Число детей в группе - приблизительно треть. Исследуемая серия представляла собой одномоментный хронологический срез, что приближало ее к традиционной биологической группе (в отличие от палеоантропологических захоронений). По фрагментам тканей и других находок (шерсть, войлок, мех) с большой степенью вероятности можно утверждать, что люди погибли в холодное время. Что соответствует датировке нашествия Батыя (зима 1247-48 гг.).
Вторым стал колодец в котором было обнаружено останки не менее 77 человек. По сохранившейся древесине стен колодца установлено, что колодец был возведен не ранее 1228 года. Среди вещей были обнаружены предметы, попавшие в колодец во время его использования по прямому назначению (ковши, чаши, туеса). Датировка археологического материала позволяет утверждать, что все девять захоронений были совершены синхронно - не ранее конца 1220-х годов и не позднее середины XIII века.

Исследование ярославских захоронений показало, что ближе к городским стенам и оборонительным валам (возле границ детинца) преобладают костяки мужчин среднего возраста 25-35 лет со смертельными травмами в лицевой части. Ближе к центру города с преобладанием женских и детских скелетов (мужчин в два раза меньше) с травмами с области спины, причем женщин всех возрастов. В колодце где похоронены воины обнаружены останки (по всей видимости) ополченца - а именно в колодце обнаружен хорошо сохранившийся утепленный лапоть с зимней стелькой, в котором находились фаланги пальцев ног.

Патологоанатомы считают, что с момента смерти до момента погребения прошло несколько месяцев - в черепных коробках наличествуют личинки мух, а тела повреждены грызунами. Судя по всему, оставшиеся в живых жители спешно покинули город, что мертвые тела оставались лежать не погребенными до июня. Так же в пользу этой версии говорит, то обстоятельство, что в колодце обнаружены останки (скелет) коровы с признаками дистрофического истощения и веревкой на шее. Люди оставили город и привязанная корова издохла от голода. Найдены также отсеченные овечьи головы. По всей видимости татары отрубали баранам головы и обезглавленные туши крепили к седлу, продвигаясь дальше в глубь территории Руси. По всей видимости погибшие были похоронены в непосредственной близости к месту, где их настигла смерть.

К числу причин смерти эксперты-криминалисты из Бюро судебной медицины Московского департамента здравоохранения, привлеченные к раскопкам, практически во всех случаях установили смерть в результате причинения травм, не совместимых с жизнью. К их числу можно отнести три характерные группы:
1) рубленные раны
2) колотые ранения
3) дырчатые переломы
Травмы не имели признаков заживления, то есть были смертельными. Повреждения детских скелетов привело специалистов к однозначному выводу, что детей не просто убивали, но и поднимали на копьях (обнаружены характерные зазубрины на позвоночнике и грудной клетке). Женщины и дети в основном погибли от ранений стрелами в грудь, спину и живот. У одного ребенка обнаружено ранение стелой в пяточную кость, что возможно только в случае, если ребенок убегал от пустившего в него стрелу. В результате город был подожжен и сгорел дотла. Среди погибших также есть заживо сгоревшие.

Аналогичные захоронения были найдены:
- в Старой Рязани в траншеях восточной части Северного городища (47 массовых захоронений), обнаружены в 1926 году. На костяках следы от рубящего оружия
- деревня Фатьяновка возле Оки, 1979 год. Убитых со следами насильственной смерти (проломы черепа, застрявшие в костях наконечники стрел) клали в три яруса без гробов. Некоторые признаки указывали, что хоронили смерзшиеся трупы
- Изяславль (близ села Городище Шепетовского района Хмельницкой области) - более 250 человек (включая женщин, стариков и детей) с травмами аналогичными Ярославлю и Владимиру (то есть, типичными). Многие трупы были сильно фрагментированы (изрублены на куски), большинство травм небоевому населению было нанесено сбоку, сзади и лежащим на земле. Группа М.К. Каргера
- Киев, 1892 год, погребения возле Великокняжеского двора, Десятинной церкви, Золотых ворот, Подола.

От монахов-францисканцев, персидского хрониста Рашид-ад-Дина и др. современников монгольского нашествия дошли описания организации монгольских похорон. Погребение в монгольской традиции окутано тайнами и мистицизмом. В отличие от других степняков, монголы времен нашествия никогда не создавали погребальных курганов. Место захоронения являлось сакральным, поэтому монголы хоронили своих соплеменников в большом секрете, в глубоких ямах. По свидетельствам современников, труп умершего или убитого монгола мог месяцами возится с собой. Часто над могилой снимался дерн, а после похорон возвращался на место. Чтобы не осталось могильного холма, места захоронения вытаптывалось лошадьми. Во время похорон Чингиз-хана по легенде был использован табун в 10.000 лошадей. Создавались мнимые могилы (для отвода глаз врагов и злых духов).

Вместе со знатным монголом хоронили его боевого коня с седлом, в могилу клалось оружие, золото, серебро и все то, что могло пригодится усопшему на другом свете. Часто вместе с умершим хоронили его любимого раба, слуг и жен. Ритуальный конь съедался соплеменниками, кости коня сжигались, а его шкура набивалась соломой и выставлялась на возвышенном месте. По свидетельствам францисканцев-мессионеров, своих умерших монголы старались отвезти в Монголию и на Алтай и тайно захоронить в степи в месте их рождения. В последствии, когда монголы стали считать оккупированную землю своей стали появляться захоронения на занятой территории (например, захоронение знатного монгольского нойона близ села Олень-Колодезь Воронежской области). Монголы верили, что осквернение могилы означает победу врага над всем родом, которое лишает потомков силы его предков. Приближающегося к могиле чужака убивали.

Проведенные в Ярославле, старой Рязани и Владимире антропологические исследования показали, что все погибшие принадлежат к славянскому антропологическому типу из числа местных жителей. Что интересно, заселение славянами Северо-восточной Руси осуществлялось видимо двумя волнами (кривичей и вятичей). Поскольку по антропологическим факторам славяне, жители села, отличаются от славян, жителей города. Причем жители городов антропологически ближе к западным славянам, например, Смоленским. Данная картина не являлась общей на Руси, поскольку жители Киева и прилегающих к Киеву земель, например, относились к одному антропологическому типу - полянам. Находясь в зоне межэтнического и межплеменного контакта с финно-уграми (чудь, меря, мордва), северо-восточные и восточные славяне, однако, легко сегментируются и локализуются от финно-угров и уж тем более от монголоидов. Финно-угорское население региона отличается узкой и относительно длинной черепной коробкой и слабо выступающим переносьем, более высокой в сравнении со славянами уплощенностью лица на уровне скул, большим значением указателя изгиба скуловой кости.

Помимо славян двух типов и финно-угров (тоже нескольких типов) в регионе в небольшом количестве присутствовали буртасы (по всей видимости) - мало изученный этнос со слабыми чертами монголоидности по антропологическим признакам. Однако среди погибших во Владимире и Ярославле ни финнов, ни монголоидов нет. Вообще. Во-первых это свидетельствует, что города обороняли исключительно русские (славяне) и жили в городах только они. А во-вторых, что монголы тела своих погибших соплеменников сразу забирали и хоронили где-то в других местах (по крайней мере, их могилы еще не найдены). Однако, исходя из вышеназванных причин (безусловное временное присутствие татар в более поздний период), а также согласно многочисленным русским, европейским, персидским, арабским, китайским письменным источникам и прочим вещественным доказательствам не указывающим ни на какие усобицы и иные военные кампании, можно однозначно утверждать реальность нашествия степняков и их крайнюю жестокость в отношении покоряемого населения, оказывавшего сопротивление.

Литература:
А.Н. Бужилова, Н.Н. Гончарова, М.В. Добровольская. Археология древнего Ярославля. Загадки и открытия.
А.В. Энголатова, Д.О. Осипов, Н.Н. Гончарова, А.П. Бужилова. Массовое средневековое захоронение в Ярославле.
Н.Н. Гончарова Антропологическое исследования памятника археологии. Культурный слой, валы и рвы древнего Владимира XII-XVII веков(краниология, демография).
Д.С. Конопелькин. Новые данные к проблеме славяно-финского взаимодействия в бассейне Верхней Волги и Оки.

Источник: https://historicaldis.ru/blog/43640186546/Sanitarnyie..
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Игнатий
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 24.09.2012
Сообщения: 8714

СообщениеДобавлено: Чт Янв 16, 2020 10:29 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

"Резня в снегу" - битва на Листани (зима 1443/1444 гг.)

Осенью 1443 г. пожар пожег все "Поле" после чего наступила необычно холодная зима "снези велици и ветри, и вихри силни" гуляли в степи, что тяжело отразились на татарских кочевьях. Зимой 1443/1444 гг. некий царевич Мустафа повел свою оголодавшую орду на Рязань, его имя, как и имена его сподвижников не встречаются в окружении трех ханов, которые в тот период делили улус Джучи. Вряд ли они принадлежали к орде Улуг-Мухаммеда (так как имена его главных приближенных другие). Возможно, Мустафа был "царевичем", не подчинявшимся никому из "царей"; менее вероятно, что он был связан с Кичи-Мухаммедом или Сеид-Ахметом, так как с этими ханами в начале 40-х гг. поддерживались мирные отношения.

Мустафа "повоева власти и села Рязанскиа и много зла Рязани учинил" После этого он "с полоном многим" отошел и "ста на Поле", предложив рязанцам выкупить пленников, что те и сделали. Затем Мустафа снова вернулся в рязанские земли, теперь уже "на миру, хотя зимовати в Резани: бе бо ему супротивно на Поли", поступил он так, вероятно, из-за морозов и голода в степи "нужи ради великиа", что интересно, рязанцы пустили его в город.

Кода о приходе татар и желании их зимовать в Рязанской земле узнал великий князь Василий II, он послал против них свой "двор" во главе с воеводами князем Василием Оболенским и Андреем Голтяевым, кроме того великий князь послал с ними «мордву на ртах» (лыжах) «понеже зима бе люта и снежна». Узнав о движении великокняжеской рати рязанцы предусмотрительно выпроводили Мустафу из Переяславля-Рязанского. Татары вышли из города и укрепились на берегу реки Листань, южнее Ольгова монастыря. Не смотря на довольно плачевное состояние орды царевича Мустафы, татары приготовились дорого продать свои жизни. "Татари же отнюдь охудеша и померзоша, и безконни быша, и от великаго мраза и студени великиа и ветра и вихра луки их и стрелы ни во что же быша; снези бо бяху велици зело". Лишенные коней и без возможности стрелять из луков они казались легкой добычей.

Ордынцы были окружены. С одной стороны на них двинулась мордва на лыжах "с сулицами и с рогатинами и с саблями" с другой, вероятно, посланные Рязанским князем, "казаки рязаньскиа" (первое упоминание в летописях о казаках) также на лыжах, далее шел двор великого князя, замыкало кольцо окружения «пешаа рать многа собрана на них с ослопы, и с топоры, и с рогатинами», очевидно, набранная из местных жителей. Возможно, русские превосходили татар в численности. Не имея возможности использовать луки, стороны вступили в рукопашную схватку. В глубоком снегу, в мороз русские и татары сошлись в жестокой сече. Не взирая на окружение и превосходство сил противника татары не сдавались "татарове же никакоже давахуся в руки, но резашася крепко". В конце концов победили объединенные русские полки, татары понесли тяжелые потери был убит и Мустафа "царевича Мустофу самого оубиша и князей с ним многих, и татаръ", вельможи Ахмут-мурза и Азбердей Мишерованов были взяты в плен. Для русских бой также не прошёл даром. Пал в бою русский воевода, коломенский наместник Василий Иванович Лыков. Во время этого сражения «мужьствовал» и Федор Васильевич Басенок, впервые тогда появившийся на страницах летописи.

Алексей Чикан.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Игнатий
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 24.09.2012
Сообщения: 8714

СообщениеДобавлено: Чт Янв 16, 2020 11:06 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Монголо-татарское иго» - история термина

Отношения русских земель с Ордой традиционно рассматриваются в рамках концепции «монголо-татарского ига», установившегося сразу после нашествия Батыя в 40-х годах XIII века и просуществовавшего вплоть до знаменитого Стояния на Угре 1480 года. Термин «монголо-татарское иго», однако, является насколько устоявшимся, настолько же и условным.

Русское словосочетание «монголо-татары» появилось спустя столетия после исчезновения средневековых монгольских государств и представляет собой искусственное этническое наименование. На Руси и в Европе подданных монгольских ханов именовали «татарами», что было неверно с исторической точки зрения. Как показал В. Л. Егоров, возникновение термина «монголо-татары» было связано со стремлением ученых первой половины XIX века «ликвидировать кажущееся несоответствие между хорошо известными названиями “монголы”, “Монголия” и постоянно встречающимися в средневековых источниках наименованиями “татары”, “Татария”». Это стремление привело «к появлению странного по своему содержанию, но внешне примиряющего историко-географические традиции Средневековья и новейшего времени словообразования “монголо-татары ”».

Впрочем, сращивание этих двух этнонимов наблюдалась и вдали от России, и задолго до XIX века. Например, в средневековой китайской историографии и официальных текстах, начиная с эпохи династии Сун (960-1269), «постепенно установилась традиция последовательно именовать монголов (мэнъу) и все прочие монголо-язычные племена татарами (да-да) либо монголо-татарами (мэн-да)».

Не менее искусственным является и термин «иго». Сами жители русских княжеств этот термин никогда не использовали, предпочитая иначе описывать свои отношения с Ордой. И это несмотря на то, что слово «иго» им было, несомненно, известно (наиболее распространенные в то время значения слова - узда, хомут, ярмо, ноша, поклажа,гнет чьего-либо владычества). Получается, что на Руси знали «работное иго» и даже «иго Христово» (под него попадали монахи, принимая постриг), но не знали ига монголо-татарского.

Как показал А. А. Горский, впервые для описания русско-ордынских отношений определение «иго» было использовано тогда, когда сама зависимость русских земель от Орды практически уже становилась историей, - в 1479 году: его употребил иностранец - польский хронист Ян Длугош (jugum barbarum, jugum servitutis).

На русской почве оно стало использоваться гораздо позже - впервые, насколько можно судить, в «Казанской истории», посвященной покорению Казанского ханства Иваном Грозным и созданной во второй половине XVI века. Впрочем, в этом произведении, где неоднократно указывается на то, что при предках покорителя Казани ордынские ханы «поработили» Русскую землю («осироте бо тогда и обнища великая наша Русская земля, и отъяся слава и честь ея, но не вовеки, и поработися богомерску царю и лукавнейшю паче всеа земли, и предана бысть, яко Иерусамлимъ в наказание Навоходоносору, царю вавилонскому...», упоминается лишь «иго работное».

Длительное время - вплоть до Н. М. Карамзина - термин «иго» бытовал преимущественно в зарубежной историографической традиции и употреблялся хронистами и историографами в основном при рассказе о свержении зависимости от Орды. Н. М.Карамзин, пожалуй, первым (вероятно, для большей экспрессии) применил слово «иго» в первоначальном смысле - в значении хомута, надетого на шею русских («государи наши торжественно отреклись от прав народа независимого и склонили выю под иго варваров»). И хотя для «последнего летописца» это слово было скорее художественным эпитетом, чем строгим научным термином, именно с «Истории государства Российского» берет свое начало понятие «татарское иго», прочно вошедшее в отечественный исторический лексикон. Почему?

Представления о том, что Русская земля была «порабощена» иноземными завоевателями, стали формироваться сразу после нашествия. В законченном виде их можно обнаружить в Поучениях Серапиона Владимирского (70-е годы XIII века), который осмысливал произошедшие с Русью события, используя библейские сюжеты и образы пророческих книг.

Согласно этим представлениям, согрешившие народы накануне Страшного Суда будут наказаны, в том числе оказавшись «подъ ярмомъ работы», т.е. под ярмом рабства. События того времени - нашествие монголо-татар, а также необходимость выплаты им дани - давали вполне очевидные поводы для обнаружения параллелей между историей Руси и пребыванием «избранного народа» в плену у фараона, а также с событиями «вавилонского пленения».

По справедливому замечанию А. В. Лаушкина, в основе таких представлений лежала «вера в то, что гнев Господень есть свидетельство избранничества наказанного народа, заботы Бога о его спасении». В рамках этой идеологии подчинение и даже служба «царю неправедну, лукавнеишу же паче въсея земля» (в данном случае - хану) выглядела как один из способов доказать свое смирение перед лицом карающего Бога.

Однако ко второй половине XV века на смену идеологии «смирения» приходит идеология «борьбы» с татарами, в рамках которой упор делался уже на необходимость свержения «рабства».

Вассиан Рыло, отправивший Ивану III знаменитое «Послание на Угру», объясняя причины возникновения зависимости от Орды, отмечал: «Попусти Богъ на преже тебе прародителей твоих и на всю землю нашю окаанного Батыа, иже пришед разбойнически и поплины всю землю нашу, и поработи, и воцарися над нами». «Если покаемся, то помилует нас милосердный Господь, и не только освободит и избавит нас, как некогда израильтян от лютого и гордого фараона, - нас нового Израиля, христианских людей, от нового фараона, поганого Измайлова сына Ахмета, - но и нам их поработит», - писал ростовский архиепископ.

Можно предположить, что тема «ярма»/«ига» как синонимов «рабства» возникла в первую очередь в результате осмысления книжных (главным образом библейских) представлений о нашествии иноплеменников и последующем порабощении народа как каре Господней за грехи. Аналогия между «вавилонским пленением» иудеев и «ордынским пленением» Руси позволяла не только отыскать необходимый в таких случаях, согласно законам средневековой историографии, прообраз происходящего в Священной истории человечества, но и актуализировать «идеологию выживания» в условиях иноземного владычества.

При этом помимо книжного восприятия действительности в тогдашнем обществе существовали представления о русско-ордынских контактах, основанные на «непосредственных», а не почерпнутых из книг наблюдениях. И чаще всего обыденность не подпадала под столь драматичные определения, как «ярмо», «иго» или «рабство». Так, семейные отношения с представителями ордынской знати (поработителями!) считались более чем почетными даже для святых благоверных князей, поездки в Орду - и вовсе «честью», а сами ордынцы часто воспринимались как «свои», переходили на службу к московским князьям и т.д. Получается, что «книжная» линия восприятия татар и ордынской власти мирно сосуществовала с «обыденной» и была лишь частью более общей картины мира. И чем больше проходило времени, тем существеннее эти две линии восприятия татар расходились друг с другом.

Как раз в конце XV века представления об ордынском «ярме» переживали своеобразный ренессанс: тема антиордынского противостояния активно облекалась в форму борьбы с «рабством». Скорее всего, будучи современником этого «ренессанса», польский хронист Ян Длугош и применил к описанию русско-ордынских отношений слово «иго», вполне, по его разумению, соответствовавшее русскому слову «рабство». Интересно, что распространенные в русской средневековой книжности, а потом и заимствованные историографией представления о «рабстве» напрямую не вытекали из тех форм зависимости Руси от Орды, которые выделяются современной наукой, и не отражали всей гаммы русско-ордынских отношений середины XIII-XV веков. Тем не менее со временем понятие «иго», которое, будучи «анахронизмом, свойственным более историографической традиции, нежели реальному положению дел», прочно вошло в отечественный исторический лексикон.

Почему оно получило столь широкое распространение в историографии XIX-XX веках?

Очевидно, начиная уже с Карамзина формирующееся русское национальное самосознание требовало объяснений, почему Россия - не Европа? Что стало причиной ее отставания в развитии?

Концепция «ига» - столетнего рабства, навязанного извне, - позволяла с наименьшими «имиджевыми» издержками для формирующегося национального самосознания отвечать на эти неудобные вопросы. Тем более что эта концепция давала возможность не только объяснять отставание Руси, но и черпать в такой трактовке событий дополнительные мотивы для национальной гордости.

Лучше всех это сформулировал А. С. Пушкин: «России определено было высокое предназначение... Ее необозримые равнины поглотили силу монголов и остановили их нашествие на самом краю Европы; варвары не осмелились оставить у себя в тылу порабощенную Русь и возвратились на степи своего востока. Образующееся просвещение было спасено растерзанной и издыхающей Россией». Получалось, что именно Руси Запад обязан своим передовым развитием.

Советская историография унаследовала концепцию «ига» практически в неизменном виде, опираясь не только на русскую дореволюционную историографическую традицию, но и на положения работы К. Маркса «Разоблачение дипломатической истории XVIII века». Маркс же прямо писал: «Татарское иго...не только подавляло, но оскорбляло и иссушало самую душу народа, ставшего его жертвой. Татаро-монголы установили режим систематического террора; опустошения и массовая резня стали непременной его принадлежностью».

Приведенный пассаж пользовался большой популярностью у советских исследователей: А. Н. Насонов - автор одной из первых обобщающих работ по истории ордынской политики на Руси - даже избрал его (наряду с цитатой из И. В. Сталина) в качестве эпиграфа к своей книге. И это несмотря на то, что Маркс смело использовал для анализа русской истории сведения, не имевшие отношения к истории русско-ордынских контактов. Чего, например, стоит его заявление о том, что «оставляя после себя пустыню, они (татары. - В. Р.) руководствовались тем же экономическим принципом, в силу которого обезлюдели горные области Шотландии и римская Кампанья, - принципом замещения людей овцами и превращения плодородных земель и населенных местностей в пастбища»!

И хотя большинству сегодняшних исследователей очевидно, что «иго» (так же, как и «рабство» в чистом виде) - не вполне удачное определение для русско-ордынских отношений второй половины XIII-XV века, тем не менее термин продолжает использоваться. В том числе в силу сложившейся традиции, сформировавшейся под влиянием древнерусского книжного восприятия, риторической экспрессии Карамзина, патриотического пафоса Пушкина и историософского преувеличения Маркса.

Цит. по: Рудаков В.Н. Монголо-татары глазами древнерусских книжников середины XIII-XV в.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Игнатий
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 24.09.2012
Сообщения: 8714

СообщениеДобавлено: Сб Янв 18, 2020 11:36 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Участие русских князей в походах золотоордынских ханов

Многовековая история взаимоотношений Золотой Орды и русских земель включала не только периоды вооруженного противостояния, но и многочисленные примеры военного сотрудничества. Из русских летописей хорошо известны случаи, когда русские князья привлекали ордынские войска к своей междоусобной борьбе – «наводили татар» друг на друга. Однако в рамках настоящей статьи мы намерены рассмотреть противоположные случаи – использование русских войск в боевых действиях самой Золотой Орды...

Чем же статус вассальных войск отличался от статуса покоренных народов, которые должны были поставлять воинов для армии монгольских правителей? Прежде всего, войска вассальных правителей не смешивались с собственно монгольскими вооруженными силами и оставались под командованием своих собственных правителей или полководцев. Т. е., вассальные правители не только обязывались предоставлять войска для военных предприятий ханов, но и имели право сами их возглавлять (или оставлять под командованием своих военачальников). Во-вторых, чаще всего они действовали самостоятельно, выполняя определенные поручения в рамках общей военной кампании. В-третьих, они могли рассчитывать на некое вознаграждение, а не на долю добычи на общих основаниях, которую получали монгольские воины в соответствии с обычаями и военным законодательством Чингиз-хана и его преемников. По-видимому, все эти условия оговаривались в специальных ярлыках-договорах, которые ханы-Чингизиды заключали со своими вассалами. На наш взгляд, именно таким статусом обладали и войска русских князей, которые участвовали в золотоордынских военных предприятиях. Для иллюстрации рассмотрим наиболее известные примеры участия русских войск в войнах ханов Золотой Орды.

Наверное, самый ранний пример – это участие войск галицко-волынских князей в походе золотоордынского полководца Бурундая на Литву в 1260 г. Тогда Лев, сына галицкого князя Даниила, и его дядя Василько, князь Волыни, во главе своих войск вместе с ордынцами совершили набег на литовские владения в качестве вассалов и союзников Золотой Орды. Собственно, само участие в этом набеге ордынских войск должно было стать свидетельством признания себя вассалами и союзниками Орды – на это указывают обращенные к князю Даниилу слова Бурундая, приписываемые ему летописцем: «Иду на Литву; оже еси миренъ, пойди со мной». Как известно, совместный поход ордынских и южнорусских войск на Литву послужил для Бурундая всего лишь поводом для дальнейшего укрепления ордынского владычества в Юго-Западной Руси (которое значительно поколебалось в последние годы правления Бату) 12. Тем не менее, эти совместные военные действия ордынских войск стали, наверное, первым прецедентом для дальнейшего задействования русских князей в ханских военных предприятиях.

Увидев возможности и преимущества использования русских войск, золотоордынский правитель Берке, согласно летописным источникам, вознамерился привлечь их и к своей войне с Ираном. Однако, в соответствии с древнерусской житийной традицией, великому князю Александру Невскому удалось «отмолить» своих подданных от участия в столь дальних похода. Можно с уверенностью утверждать, что русские войска никогда не использовались вдали от территории Руси, в ордынских походах против дальних государств.

Тем не менее, русские войска продолжали использоваться в золотоордынских военных кампаниях, правда, чаще всего в тех случаях, когда боевые действия велись в регионах, представлявших определенный стратегический интерес и для самих русских князей. Так, например, своеобразным продолжением военного сотрудничества Золотой Орды и южнорусских князей в военной сфере можно считать совместные походы войск Ногая с Львом Галицким, Романом Брянским и другими князьями Южной Руси на Литву Польшу и Венгрию в 1275-1288 гг. С одной стороны речь шла о выполнении вассального долга по отношению к золотоордынским ханам (фактически – по отношению к Ногаю, с 1280 г. являвшемуся всесильным временщиком в Золотой Орде), с другой – эти походы и для самих князей были небезвыгодны – как с точки зрения захвата добычи, так и для решения политических проблем. Например, Лев Даниилович Галицкий в это время претендовал на Люблинскую волость Польши, и союз с Ордой позволял ему надеяться на ее включение в состав своих владений.

Одним из самых известных совместных походов золотоордынских и русских войск стал поход против ясов (аланов) в 1277-1278 гг., закончившийся взятием их столицы Джулата («Дедяков» русских летописей). Сведения об этом походе, на наш взгляд, позволяют с полной уверенностью говорить, что речь идет не просто о предоставлении войск русскими князьями Золотой Орде, а именно о совместной военной акции. Во-первых, летописцы приводят полный список князей, участвовавших в этом походе со своими войсками. Во-вторых, именно русские дружины взяли Джулат, т. е. вели самостоятельные боевые действия. В-третьих, хан Менгу-Тимур по итогам кампании «добре почти князи Руские и похвали их вельми и одаривъ их отпусти въ свою отчину», т. е. выплатил им соответствующее вознаграждение, предусмотренное, видимо, ранее заключенным соглашением. Помимо желания установить (или сохранить) добрые отношения с ханом и ордынской знатью, русские князья решали в рамках этого похода и собственные политические задачи: со времен существования Тмутороканского княжества князья-Рюриковичи имели стратегические интересны на Северном Кавказе, и этот поход позволил им решить ряд проблем, которые создавали здесь русским аланы...

Весьма специфическим и противоречивым примером совместной военной акции является разгром Твери в 1327 г. С одной стороны, это была карательная акция ордынских войск, совершенная по приказу хана Узбека, двоюродный брат которого Шевкал (Чолхан) был убит во время тверского восстания. Однако с другой стороны, в походе приняли самое активное участие войска московского князя Ивана Калиты, который, таким образом, не только выполнял вассальный долг по отношению к Узбеку, но и преследовал собственные политические интересы – разгром Твери, давнего соперника Москвы, и лишение местного князя Александра великокняжеского титула (который, кстати, годом позже достался именно Ивану Московскому). Не следует также забывать и о том, что за свое содействие в разгроме Твери московские войска также получили значительную часть добычи и тверских пленников, что также, на наш взгляд, позволяет отнести этот поход к числу совместных союзнических действий ордынских и русских войск.

В 1339 г. состоялся совместный поход войск Золотой Орды под командование Тоглу-бая и дружин князей Ивана Калиты, Ивана Коротопола Рязанского и Ивана Друцкого на Смоленск, князья которого к этому времени стали проявлять стремление поменять зависимость от Золотой Орды на подчинение литовскому князю. Нет нужды говорить, что не только хан Узбек, но и русские князья были заинтересованы в сохранении прежнего статуса Смоленска, а не в его переход под власть враждебной Литвы.

В ряде случаев русские войска по приказу золотоордынских ханов вообще вели самостоятельные военные кампании в интересах Орды. Так, например, в 1360 г. в Костроме войска московского и суздальского князей по приказу золотоордынского хана Хызра захватили новгородских ушкуйников, терзавших набегами ордынские города Поволжья. Не следует видеть в ушкуйниках борцов с ордынским «игом» и осуждать русских князей за «сговор с врагами отечества»: дело в том, что эти самые ушкуйники были самыми обыкновенными волжскими пиратами, зачастую не делавшими различий между ордынскими и русскими поселениями и купеческими кораблями или караванами. Поэтому ликвидация этой новгородской вольницы была проведена в интересах также и русских князей, которые теперь могли не беспокоиться за безопасность Волжского торгового пути.

Наиболее же яркие и известные примеры привлечения русских войск золотоордынскими ханами являются два похода на Булгар.

Первый из них, совершенный в 1370 г. вполне однозначно воспринимается исследователями: по приказу золотоордынского временщика Мамая и в сопровождении его посла Хаджи-ходжи («Ачи-хози» русских летописей) войска Дмитрия Ивановича Московского и его тестя Дмитрия Константиновича Суздальско-Нижегородского осадили Булгар и заставили его правителя Асана (Исана), сторонника пришлых сарайских ханов, признать сюзеренитет Мухаммада(-Булака), законного хана Золотой Орды из рода Бату, являвшегося ставленником Мамая. Этот пример в полной мере соответствует и другим рассмотренными нами примерам участия русских войск в ордынских военных кампаниях качестве вассалов-союзников золотоордынских монархов. Единственная особенность – это (как и в случае с уничтожением ушкуйников) отсутствие собственно ордынских войск: вся операция была проведена самими русскими.

Гораздо более противоречивым представляется второй булгарский поход русских (тех же – московских и суздальско-нижегородских) войск, совершенный в 1376 (или начале 1377) г. и также закончившийся сдачей Булгара, которым управлял все тот же «князь Асан» (Исан). Русские летописи описывают этот поход подробно, но при этом недостаточно внятно, в связи с чем современные исследователи имеют довольно широкую свободу самостоятельного истолкования этих событий. В результате в исторической науке закрепилось мнение, что этот поход русские князья совершили по собственной инициативе, захватили Булгар и поставили там собственных «даругу» и «таможника»...

После разгрома войск Мамая на Куликовом поле золотоордынские ханы, даже восстановив сюзеренитет над Русью, практически прекращают практику привлечения русских войск к своим походам. Вряд ли можно счесть задействованием русских войск участие в осаде и взятии Москвы Токтамышем в 1382 г. нижегородских князей: они выступали посредниками в переговорном процессе с осажденными, а не активными участниками боевых действий. Несколько позднее Токтамыш пытался привлечь тех же нижегородских князей с их войсками к боевым действиям с Тимуром: он вызвал Бориса Константиновича Городецкого с его дружиной, которая даже выступила с ханом в поход, но после тридцатидневного перехода Токтамыш передумал и велел князю дожидаться своего возвращения в Сарае. Таким образом, практика привлечения русских войск к ордынским военным операциям к последней четверти XIV в. сошла на нет...

Вышесказанное позволяет сформулировать некоторые выводы относительно статуса правителей, признававших вассалитет от ханов Золотой Орды (как, впрочем, и других чингизидских государств) и их обязательств перед своими сюзеренами. Несомненно, вассальные правители должны были участвовать в ордынских военных кампаниях, однако – в тех из них, которые затрагивали и интересы самих вассальных государств, т. е. преимущественно против пограничных стран. Участие войск вассальных правителей оформлялось особым договором, предусматривавшим, вероятно, количество привлекаемых войск, формат участия в военных действиях, цели и задачи, а также форму и размер вознаграждения. Нарушения этого договора строго карались государями-сюзеренами. Соответственно, предводители войск вассальных государств, сохраняя статус правителей или полководцев своих собственных подданных, вместе с тем на время этих походов приобретали определенное место в ордынской (чингизидской) военной иерархии. Однако вопрос о том, каков был их статус в этом качестве, пока остается открытым: имеющиеся в нашем распоряжении сведения не позволяют дать на него четкий и однозначный ответ.

В заключение следует отметить, что характерная для большинства средневековых государств практика использования войск вассалов-союзников в качестве автономных воинских контингентов в Золотой Орде (и других государствах Чингизидов) была, скорее исключением, обусловленным особыми обстоятельства. Таковым можно счесть, в частности, особый статус вассалов: например, русские княжества в ордынский период сохраняли значительную степень самоуправления, и поэтому их войска не могли быть просто включены в состав ордынской армии.

Другим особым обстоятельством могло стать внутреннее состояние государства: так, поздняя Золотая Орда, Бухарское ханство и другие чингизидские государства XV-XVI вв. являлись, по сути, федерацией независимых владений султанов-Чингизидов и могущественных племенных предводителей, власть хана над которыми зачастую бывала довольно условной. Естественно, не обладая полной властью над этими своими подданными, хан был вынужден выстраивать отношения с ними (в т. ч. и в период военных кампаний) в особом порядке. Таким образом, правовой основой формирования особого статуса войск вассалов-союзников с ханами-Чингизидами в период совместных военных кампаний изначально являлось отсутствие полноты власти хана над такими вассалами, отсутствие у него возможности полновластно распоряжаться вассальными правителями и их подданными.

Почекаев Р. Ю. Русские войска в золотоордынских военных кампаниях
(к вопросу о статусе вассальных правителей в государствах Чингизидов).
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Игнатий
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 24.09.2012
Сообщения: 8714

СообщениеДобавлено: Пн Янв 20, 2020 3:41 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Погром Золотой Орды Тамерланом в 1395-1396 гг.



Победив Токтамыша в битве на Тереке 15 апреля 1395 г. Тимур "двинулся в погоню за Токтамышем, дабы захватить его в плен и добить остатки его войска... Тимур прошел тогда к золотоордынскому городу Укеку (Увеку) и разграбил его и его окрестности. Тохтамыша Тимур так и не настиг. Злополучный золотоордынский хан бежал в Булар (Булгар) буквально с несколькими близкими и преданными ему людьми... Бегство Токтамыша огорчало Тимура, так как он прекрасно понимал, что, благодаря обширности территорий и наличию больших ресурсов. Тохтамыш сможет через некоторое время собрать новые силы и возобновить борьбу. Вот почему он решил направиться на западные улусы Золотой Орды в сторону Днепра (Узи), куда скрылись некоторые из эмиров Тохтамыша, в том числе Бек-ярык-оглан и Актау, участвовавшие в сражении на Тереке.

Выйдя к реке Узи, т. е. к Днепру, Тимур ограбил и опустошил земли, находившиеся под управлением Бек-Ярык-оглана, эмира Актау и Тимур-оглана...Повернув к реке Тану (Дону), Тимур неожиданно двинулся на север на русские города и волости. По словам Никоновской летописи, Тимур с огромным войском вторгся в Рязанскую землю и захватил город Елец «и князя Елецкого поима, и люди плени, а иных изби». Великий князь Василий Дмитриевич, узнав обо всем этом, собрал многочисленные полки, выступил к городу Коломне и занял переправы через Оку. Тимур не решился на столкновение с русскими и, ограбив Рязанскую землю, ушел на юг. По-видимому, рассказы о Мамаевом побоище на Куликовом поле его пугали, и он не решился принять бой с русскими. С большой добычей направился Тимур в Нижнее Поволжье, к городу Бальчимкин. Двигался он через низовья Дона и по дороге решил захватить город Азак (Азов). Последний был почти начисто ограблен, причем, по словам Шереф-ад-дина Али Иезди, по приказу Тимура мусульман отделили от остальных общин, которые и были преданы «мечу Джихада», т. е. все уничтожены.

Из Азова Тимур направился к Кубани. Шереф-ад-дин Али Иезди рассказывает, что черкесы пожгли пастбища между Азовом и Кубанью. На протяжении 7—8 дней кони Тимура буквально бедствовали от отсутствия кормов. Разгневанный Тимур приказал отомстить черкесам и опустошить весь их улус. Кого подразумевает Шереф-ад-дин Али Иезди под черкесами? По-видимому, термин этот у него собирательный. Кроме собственно черкесов, там были еще и другие горцы. Вместо намеченного пути в нижнее Поволжье Тимур неожиданно повернул в Дагестан, где осадил две высокогорных и неприступных крепости — Кулы и Таус, одноименные владетели которых, по его мнению, строили против него тайные козни. Нужно было много ума и сообразительности со стороны Тимура как военачальника и много личной смелости со стороны его воинов, чтобы овладеть этими орлиными гнездами — крепостями. С помощью лестниц, перекидываемых со скалы на скалу, как снизу, так и сверху, подымались и спускались к крепости Таус смелые воины Тимура, пока после больших потерь не овладели последней. Покончив с крепостями и их владетелями, которые были убиты, Тимур двинулся в сторону района Симсим на Северном Кавказе, где также овладел рядом крепостей.

Особо интересным представляется рассказ о походе Тимура на Хаджи Тархан (Астрахань) и Сарай Берке зимой 1395 г. Тимур не скрывал своих намерений. Не успев в первый свой поход, летом того же года, когда он преследовал бежавшего с берегов Терека Тохтамыша, разрушить Сарай Берке и Астрахань, он теперь двигался с большим войском, чтобы раз навсегда покончить с этими двумя крупными центрами богатства и могущества Золотой Орды.

Стояла суровая зима, Волга покрылась льдом, и Хаджи Тархан можно было взять со стороны реки. По словам Шереф-ад-дина Али Иезди, город имел сильные укрепления только по сухопутному своему краю. Высокая стена, укрепленная по-видимому башнями, окружала весь город, начинаясь у берега реки на одном его конце и кончаясь на другом. Со стороны реки стены не было. Здесь защитой были вооруженные суда. Ввиду того, что лед на реке делал доступным подход к городу с этой, наиболее уязвимой стороны, жители Хаджи Тархана начали вырезать куски толстого льда и выкладывать из них стену. Ночью они заливали сложенные куски водой. «Сделав таким образом высокую [стену], они, — пишет Шереф-ад-дин Али Иезди, — одним куском льда соединяют стену города с этой стеной и ставят ворота. Воистину это прекрасное устройство и потому здесь рассказано»...

Хаджи Тархан, несмотря на крепкие стены, не оказал сопротивления. Тимур наложил сначала на жителей города дань за сохранение их жизней, а потом все отдал на разграбление своему войску. Перед уходом Тимур приказал выселить всех жителей и город поджечь. Покончив с Астраханью, Тимур отправился в Сарай Берке, который не мог оказать ему сопротивления. Сарай Берке был, так же как и Хаджи Тархан, отдан воинам Тимура на полное разграбление. Опустошенная столица Золотой Орды была подожжена и, по-видимому, в большей своей части сгорела.

Внимательное рассмотрение фактов дает право сказать, что Тимур поставил перед собой задачу подорвать в корне экономическое значение наиболее богатых областей Золотой Орды — Крыма, Северного Кавказа и Нижнего Поволжья. Ибн-Арабшах весьма образно описывает разгром Золотой Орды, произведенный Тимуром: «Завладел он движимым и разделил его, да недвижимым и унес его с собой, собрал [все] захваченное и роздал добычу, дозволил грабить да полонить, произвел гибель и насилие, уничтожил племена их, истребил говоры их, изменил порядки да увез [с собой все] захваченные деньги, пленных и имущество. Передовые войска его дошли до Азака, и он разрушил Сарай, Сарайчук, Хаджитархан и [все] эти края»...

Если ко всем этим фактам прибавить еще совершенно варварское уничтожение в 1388 г. одного из лучших городов средневекового Востока, столицы Хорезма — Ургенча, игравшего огромную роль в караванной торговле, которую вела Восточная Европа с Средней Азией и Китаем через Золотую Орду, то картина станет совершенно ясной. Тимур стремился к максимальному подрыву караванной торговли между Европой и Китаем через Крым, Нижнее Поволжье и Хорезм. После поражения Тохтамыша начался резкий упадок рынков и ремесленного производства во всем этом обширном и недавно еще богатом крае.

Об этом упадке до нас дошли весьма ценные и достоверные свидетельства двух венецианцев — Иосафато Барбаро и Амброзио Контарини, побывавших в юго-восточной Европе в XV в. И. Барбаро посетил татарские степи между Азовом и Астраханью в 1436 и в последующие годы. До разрушения Астрахани Тимуром...торговля шелком и пряностями шла через этот город. Отсюда товары доставлялись в Азов (Тана), а потом на галерах переправлялись в Италию. В 30—40-х годах XV в., согласно Барбаро, эта торговля прекратилась и товары на Дальний Восток из Европы направлялись через Сирию. Другой венецианец, А. Контарини, посетил эти же места приблизительно через тридцать лет. Побывал он в Астрахани в 1476 г. Контарини как бы дополняет характеристику, данную Иосафато Барбаро, указанием на то, что в его время дома в Астрахани мазаные, но что прежде здесь были большие постройки, от которых остались лишь одни развалины. Ссылаясь на рассказы жителей города, Контарини говорит о былой торговой славе Астрахани, о времени, когда она вела большую торговлю с Азовом.

Цит. по: Греков Б.Д., Якубовский А.Ю. Золотая Орда и её падение.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Игнатий
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 24.09.2012
Сообщения: 8714

СообщениеДобавлено: Чт Янв 23, 2020 12:45 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Фантазии Льва Гумилёва

Обращаясь к истории Руси XIII-XV вв., Гумилев, как и при исследовании предшествующей эпохи, чрезвычайно мало считается с источниками.

Основными источниками по истории Руси ХIII-XV вв. служат три летописи - Новгородская I, Ипатьевская и Лаврентьевская.

В построении истории русско-татарских отношений после нашествия Батыя Гумилев исходил из своей теории этнических и суперэтнических связей. Как мы уже отмечали, он признал завоевания 1237-40 гг. незначительными «кампаниями», приведшими в конечном счете к созданию славяно-монгольского суперэтноса. Важнейшую роль в этом «суперобразовании» сыграл носитель нового «пассионарного толчка» Александр Невский, сформулированная которым «новая доминанта поведения - альтруистический патриотизм - на несколько столетий определила неизвестные дотоле принципы устроения Руси». Главная заслуга Александра состояла, по Гумилеву, в том, что он осознал масштабы угрозы со стороны шведов, ливонских рыцарей и Литвы и отсрочил немецкий «Дранг нах Остен», «который был лейтмотивом немецкой политики с 1201 по 1941 год». Что касается восточных завоевателей, то «ни о каком монгольском завоевании Руси не могло быть и речи. Гарнизонов монголы не оставили, своей постоянной власти и не думали устанавливать». Уже два-три десятка лет спустя произошло первое «освобождение России от монголов - величайшая заслуга Александра Невского»[51]. Отрицательное отношение к Орде на Руси «появилось не в XIII в., а столетие спустя, когда узурпатор Мамай стал налаживать связи с католиками против православной Москвы».

Все это построение находится в полном противоречии с источниками. Во всех летописях, отражающих события XIII в., поход Батыя описывается как крупнейшее национальное бедствие. Если Лаврентьевская и Ипатьевская отражали летописание земель, подвергшихся непосредственному завоеванию, то составитель Новгородской I, независимый от двух остальных летописей, писал в городе, который не был завоеван; он не имел поэтому оснований преувеличивать масштабы поражения. Но его характеристика завоевания не отличалась от той, которая содержалась во владимирском и южном летописании. В Новгороде власть монголов выразилась в сборе налогов; перепись населения для осуществления этого сбора вызвала в 1257 г. восстание в городе. Князем в городе был в то время Василий, старший сын Александра Невского. Александр Невский вмешался в события, выгнал своего сына из Новгородской земли и жестоко расправился с восставшими - «оному носы урезаша, а иному очи вынимаша, кто Василия на зло навел...».

Гумилев упоминает этот эпизод, но дает ему довольно неожиданную трактовку. Восстание 1257 г. он именует «бунтом» и объясняет, что возглавивший его князь Василий был «дурак и пьяница». Откуда именно взял Гумилев эту характеристику Василия Александровича - неизвестно: ни в Новгородской, ни в Лаврентьевской, где кратко упоминается (под 1258 г.) история с татарскими «численниками» в Новгороде, ни слова не говорится о склонности Василия к пьянству и об его умственных способностях; этому князю и вообще посвящено всего несколько строчек в летописях. Но Гумилев настаивает на данной им характеристике: несколькими страницами далее он вновь упоминает, что Александр дал Василию «тихо и спокойно умереть от пьянства». Нашел автор и вполне оригинальное, принадлежащее лично ему и отсутствующее в источниках, объяснение расправы Александра с новгородцами: «им вынимали очи, считая, что глаза человеку все равно не нужны, если он не видит, что вокруг делается. Только такой ценой удалось Александру убедить в правоте своих поступков новгородцев, утерявших вместе с пассионарностью здравый смысл».

В те же 50-е годы XIII в., когда происходило восстание в Новгороде, в остальных русских землях был создан институт баскаков - татарских наместников, опиравшихся на отряды, состоявшие из «бесермен» и «Руси». Они жили в особых слободах. Когда в 1283 г. жители Курска напали на одну из таких слобод, баскак Ахмат перебил местных бояр и черных людей и трупы «тех избъеных повеле по деревью извешати, отъимая у всякого голову да правую руку»; головы и руки казненных были брошены «псам на изъедь». Отпустив паломников, бывших свидетелями расправы, Ахмат сказал им: «...Ходите по землям, тако молвите: кто иметь держати спор с своим баскаком, тако же ему и будеть».

Этот эпизод, как и проблема баскачества, осталась у Гумилева вне идиллической картины русско-ордынского «симбиоза» вплоть до времени «узурпатора Мамая». Игнорировал он и выступления против Орды, происходившие в первой трети XIV в., в частности, крупнейшее тверское восстание против Щелкана (Чол-хана) в 1327 г., жестоко подавленное татарскими войсками, сжегшими Тверь и перебившими или уведшими в плен ее жителей; тверской великий князь Александр Михайлович был казнен в Орде. Гумилев умолчал о восстании против Щелкана, а Ивана Калиту, приведшего ханские войска на Тверь, охарактеризовал как «тихого, богобоязненного и хозяйственного».

Враждебные отношения между Русью и Ордой возникают, согласно Гумилеву, лишь с конца XIV в. Противоречия эти он объясняет тем, что власть в Орде захватил Мамай, который «опирался на союз с Западом, главным образом, с генуэзскими колониями в Крыму», в то время как его противник Тохтамыш придерживался «традиционной политики союза с Русью, проводимой со времен Батыя». Утверждение о союзе Мамая с «Западом» основывается, очевидно, на летописном известии о том, что Мамай, отправляясь на «всю землю Русскую», собрал «всю землю Половецскую и Татарскую, и рати понаимовав Фрязы и Черкасы и Ясы...». Гумилев утверждает, что «поволжские татары неохотно служили Мамаю и в его войске их было немного» и поэтому Мамай «привлек ясов, касогов, крымских евреев и караимов». Но прежде всего Мамаю «нужны были деньги, - и немалые», - их он попросил у генуэзцев, владевших колониями в Крыму, - «те обещали помочь, но потребовали взамен получения концессий для добычи мехов и торговли на севере Руси, в районе Великого Устюга».

Мамай предложил Дмитрию, что «за предоставление концессий» он дает ему «ярлык на великое княжение». «Если бы Дмитрий согласился на эту сделку, Московcкая Русь в очень короткое время превратилась бы в торговую колонию генуэзцев», - повествует далее Гумилев; но «преподобный Сергий Радонежский заявил, что с латинянами никаких дел быть не может: на Святую Русскую землю допускать иноземных купцов нельзя, ибо это грех». Убедившись после первых столкновений в том, что русская рать не уступает татарской, Мамай отправил на Русь войска, состоявшие из «генуэзской пехоты» и из степняков, мобилизованных «на генуэзские деньги». В итоге Куликовской битвы царство Мамая - «типичная химера», опиравшаяся на «международную торговлю», - было побеждено, а «новая этническая общность - Московская Русь - выступила реальностью всемирно-исторического значения».

Читатель, пожелавший бы определить источники, на которых основываются эти построения, окажется в немалом затруднении. Откуда взял Гумилев известия о переговорах генуэзцев с Мамаем, об их требовании «концессий» в районе Великого Устюга, о сделке, предложенной Мамаем Дмитрию и отклоненной Сергием Радонежским, о «генуэзских деньгах», полученных Мамаем перед Куликовской битвой? Из летописей нам известно о некоем Некомате (по более поздней версии «сурожанине» - купце, торговавшем с Крымом), ведшем враждебные Москве переговоры между Тверью и Ордой, но ни о каком участии в этих переговорах генуэзцев и их требованиях к Мамаю там ничего не сообщалось. Не менее загадочно приведенное Гумилевым заявление Сергия Радонежского о недопустимости дел «с латинянами» и допуска их «на святую Русскую землю». Откуда заимствовал автор эту цитату? В Троицкой и близких к ней летописях, несмотря на их интерес к Сергию, нет вообще никаких сведений об отношении Сергия к иноземцам. Но и в источниках XV века - в Житии Сергия, в Новгородско-Софийском своде - ни слова не говорится о его заявлениях против «латинян». Источники богатого подробностями повествования Гумилева о событиях вокруг Куликовской битвы остаются неизвестными.

Через два года после Куликовской битвы победитель Мамая хан Тохтамыш напал на Москву, сжег и разграбил ее. Почему же этот сторонник «традиционного союза с Русью», никак не связанный с Западом, совершил такое нападение? Виною, согласно Гумилеву, были суздальские князья, состряпавшие донос Тохтамышу на Дмитрия - «сибиряку и в голову не пришло, что его обманывают», а также «характер населения, осевшего в Москве» и ответившего сопротивлением на набег хана. «Посадский люд» хотел «только выпить и погулять»; напившись, москвичи забрались на кремлевские стены «и ругали татар, сопровождая брань соответствующими жестами» - «а татары, особенно сибирские, народ очень обидчивый, и поэтому крайне рассердились». Восставшие не хотели выпускать митрополита из города и ограбили его «до нитки». «...Когда был выпит весь запас спиртного, москвичи решили договориться с татарами» и впустить их послов в город, «но когда открывали ворота, никому из представителей «народных масс» не пришло в голову выставить надежную охрану», татары ворвались в город и устроили резню.

Версия о пьяных москвичах была взята Гумилевым из относительно позднего источника - Новгородско-Софийского свода, сочувствовавшего митрополиту Киприану, не хотевшему оставаться в осаде. В современных событиям летописных сводах упоминания о пьянстве москвичей нет - там говорится лишь о вероломстве татар, их зверствах и грабеже в городе. Но и Новгородско-Софийский свод описывает стойкость осажденных, подвиги их предводителя князя Остея и москвича-суконника Адама. Непонятно, на каком основании Гумилев приписывает инициативу в переговорах с Тохтамышем горожанам, - во всех летописях говорится, что именно хан, не сумев взять город, обманул Остея «лживыми речами и миром лживым», убил его и захватил город. Почему же Гумилев именует Тохтамыша «добродушным и доверчивым сибиряком» и объявляет его набег «совсем не страшным»?

Такие вопросы возникают при чтении книг Гумилева постоянно. При изложении истории Киевской Руси автор в основном опирался на пробелы в летописной традиции, позволявшие ему строить произвольные конструкции; описывая историю последующих веков, он систематически умалчивает о том, что повествуется в летописях, сообщая читателю нечто такое, чего ни в каких источниках найти не удается. Если в X в. Игорь оказывался наемником хазар, то теперь появляется «дурак и пьяница» Василий Александрович, «тихий» и «богобоязненный» Иван Калита, генуэзские требования «концессий» в Великом Устюге, заявление Сергия о латинянах, «добродушный и доверчивый» Тохтамыш и наглые москвичи, разозлившие его.

Все это было бы вполне терпимо, если бы книги Гумилева предлагались читателю как художественная литература, историческая беллетристика. Гумилев - одаренный повествователь; сочинения его написаны ясным и выразительным языком, он очень любит вводить в них острые сюжетные перипетии и детективные истории (часто также не основанные на источниках - например, предположение об отравлении Александра Невского «немецкими сторонниками», действовавшими «и на Руси, и в Литве», или об убийстве кандидата в митрополиты Митяя его соперником Пименом). Книги Гумилева читаются не хуже, а, пожалуй, даже лучше, чем исторические романы его последователя Д. Балашова. Беллетристический характер творчества Гумилева отметил уже при появлении его книги «Поиски вымышленного царства» один из виднейших исследователей Киевской Руси профессор А. Поппе. Возражая Б. Рыбакову, принявшему «слишком всерьез» и осудившему эту книгу, Поппе охарактеризовал ее как «красивую болтовню (hübsche Plauderei) о странствованиях по вымышленным землям, некий «перфектологический» роман». По мнению польского историка, этот «перфектологический», т. е. обращенный к прошлому, роман так же фантастичен, как и «футурологические» романы, повествующие о будущем.

Этой характеристикой можно было и ограничиться, если бы не одно обстоятельство. Книги Гумилева издаются, пропагандируются и широко читаются в очень трудное для нашей страны время. Историческая наука за прошедшие десятилетия во многих случаях была дискредитирована; она часто отходила от тех научных норм, которые утвердились в ней с начала XX в., и подчинялась навязанным идеологическим задачам. Отказ от прежнего мировоззрения создал некий идеологический вакуум, который постоянно заполняется самыми различными мифами, легендами и суевериями. Сочинения Гумилева, претендующие на научность, поражающие читателя экскурсами в самые различные области знания и сложной биологической и физико-химической терминологией, ощущаются как новое слово в историографии и философии. Рассуждения его...представляются серьезными, научно объективными исследованиями, отражающими «гуманистическое мировоззрение» автора. А между тем, «евразийская» концепция Гумилева, осуждение межэтнических браков и прямое смыкание с «историками национального направления», - все это придает его книгам определенный и однозначный публицистический характер.

Критический разбор работ Гумилева в большинстве вышедших за последнее время статей был посвящен именно их идеологии и теоретическим положениям. Но построение Гумилева не только теоретически уязвимо, но и фактически неверно. Проверка его на материале источников по истории древней Руси обнаруживает, что перед нами - не попытка обобщить реальный эмпирический материал, а плод предвзятых идей и авторской фантазии.

Цит. по: Лурье Я. С. Древняя Русь в сочинениях Льва Гумилёва
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Игнатий
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 24.09.2012
Сообщения: 8714

СообщениеДобавлено: Вс Янв 26, 2020 9:00 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Ю.В. Селезнев. СОРАТНИКИ» ВЕЛИКОГО ХАНА: РУССКИЕ КНЯЗЬЯ В ПОХОДЕ МЕНГУ-ТИМУРА НА ДЕДЯКОВ В 1276/77 г.






Попавшие в зависимое положение от Орды русские княжества вынуждены были нести воинскую повинность в соответствии с общеимперскими нормами. Персидский автор Ала ад-дин Ата Малик ибн Мухаммед Джувейни отметил, что монголо-татары на завоеванных землях: «повсюду ввели перепись по установленному образцу и все население поделили на десятки, сотни и тысячи и установили порядок набора войска, ямскую повинность и расходы на проезжающих и поставку фуража, не считая денежных сборов». Мобилизационные нормы мы находим в свидетельствах «Юань-ши», согласно которой в странах, завоеванных монголо-татарами, по распоряжению (1229 г.) хана Угэдэя был установлен следующий порядок: От каждого десятка [семей] в войска записывается один человек, такой, что находится [своими годами] в пределах – от 20 и старше, и до 30 лет включительно; после чего устанавливаются [им] начальники десятков, сотен и тысяч…

На протяжении 1245–1259 гг. на Руси были проведены переписи, которые установили мобилизационные нормы. Однако в 1262/63 г., во время своей последней поездки в Орду, князь Александр Ярославич Невский «отмолил» от этой «нужды». С этого времени в ордынских военных мероприятиях принимают участие дружины русских князей, комплектующиеся по местным мобилизационным правилам и нормам и под контролем княжеских чиновников, а не ордынских баскаков. Этот факт можно считать первым шагом к высвобождению от ордынской зависимости, ослаблению системы «ига».

Самый известный эпизод, в котором русским князьям и их дружинам пришлось принимать непосредственное участие, – это поход войск Менгу-Тимура на Северный Кавказ, на «славный град Дедяков» в 1276/77 г. Данный поход неоднократно описан в историографии, однако нужно уточнить некоторые детали. В первую очередь, весьма показателен состав русских князей, участвовавших в походе. На войну отправились женатый на монгольской аристократке (из «канович»?) Глеб Василькович Белозерский с сыном Михаилом (женат на дочери Федора Ростиславича от первого брака), его старший брат Борис Василькович Ростовский с сыновьями Дмитрием и Константином (последний позже женился вторым браком на дочери Чингизида Ильбасмыша [внука хана Токты]), Федор Ростиславич Ярославский (зять Менгу-Тимура), Андрей Александрович Городецкий (женат на Василисе Дмитриевне Ростовской). Возглавил поход верховный сюзерен Ростово-Суздальской земли великий князь Владимирский Дмитрий Александрович. Таким образом, русский контингент составили дружины князей, находившихся в родстве не только между собой, но и являвшихся зятьями ордынских ханов и имперских аристократов.

Необходимо подчеркнуть, что зять хана становился важным лицом в иерархии ордынской элиты – выше него числились только хан, его жены и дети (сыновья и дочери). Его обязанностью было не только участвовать в военных предприятиях хана, не только отправлять сыновей на службу, но и участвовать в военных советах, разрабатывая тем самым тактику и стратегию предстоящей компании. Зять хана, следовательно, попадал в состав высшего командования ордынской армии. При этом у гургэна появлялось неизмеримое преимущество внеочередного обращения к хану с пожеланиями, вопросами и предложениями. Кроме того, ханские зятья были обязаны присутствовать на курултаях, на которых решался вопрос о престолонаследии, – зятья получали право голоса и возможность влияния на избрание очередного хана. Род зятя включался в систему кровнородственных отношений монгольской элиты, и его представители получали возможность влиять на политическую ситуацию в
государстве. Насильственная смерть ханского зятя влекла за собой серьезное наказание вплоть до того, что в качестве мести за
этот акт мог быть стерт с лица земли целый город, а его жители
полностью вырезаны. Следовательно, именно русские зятья ордынских ханов в первую очередь выполняли обязанность родственников и свойственников предоставлять свои силы в распоряжение хана для военных акций.

Некоторые особенности подготовки и начала похода позволяет прояснить хронология событий. Летописи фиксируют 16 сентября 1276 г. смерть в ставке хана Бориса Васильковича Ростовского. Это позволяет уточнить время начала ордынского похода на Северный Кавказ. В этом нам помогают слова папского легата Плано Карпини, который писал о монголо-татарах: «Все то, что они желают делать нового, они начинают в начале луны или в полнолуние». Следовательно, поход начался в период между новой луной 10 сентября и полнолунием 24 сентября (показательно, что в «Сокровенном сказании» фиксируется начало военного похода в главе с Чингиз-ханом против найманов «в красный день полнолуния»).

Любое военное предприятие начиналось с курултая, основной целью которого являлся военный совет. Китайский посол Сюй Тин, посетивший ставку монгольского кагана в 1235–1236 гг., отметил, что «дела военные, использование войск и тому подобные важные дела, то только глава татар лично решает [их]. Однако, он также обдумывает их вместе со своей близкой родней». На курултае обсуждались тактические и стратегические планы предстоящей кампании. Можно предполагать, что накануне похода на Дедяков такой курултай состоялся 10 сентября – в день новолуния. Русские князья, несомненно, принимали в нем участие. Более того, Федор Ярославский как зять хана и главнокомандующего был обязан на таком совете присутствовать. Вероятно, доступ к этому совещанию получил и Глеб Василькович Ростовский как зять важного лица в имперской иерархии. Надо полагать, что как главнокомандующий русскими силами на совет был допущен великий князь владимирский Дмитрий Александрович, а как старший брат – Борис Ростовский.

Обсудив и разработав план предстоящей военной операции, Менгу-Тимур со своими подданными, а также русскими родственниками и союзниками начал поход, вероятно, 24 сентября – в день сентябрьского полнолуния. Русские летописи сообщают о штурме Дедякова (городище Верхний Джулат) 8 февраля 1277 г. Из похода русские князья вернулись в свои княжества к середине июня 1277 г. – 13 июня в Ростов въехал князь Глеб Василькович. Учитывая время пути из ставки хана на Русь сроком в два месяца, мы получаем время похода на Северный Кавказ также в период около двух месяцев. Следовательно, начав поход 24 сентября, ордынско-русские войска прибыли к театру военных действий в конце ноября 1276 г. До времени штурма Дедякова в начале февраля 1277 г. войскам русских князей предстояло на протяжении декабря и января (более двух месяцев) сражаться с ясами – аланскими племенами Северного Кавказа, оказывавшими ордынцам сопротивление вот уже более сорока лет. Не исключено, что перед русскими дружинами была поставлена конкретная боевая задача – овладение крепостью Дедяков. По крайней мере, контекст летописной записи позволяет сделать такое предположение.

Русские войска показали себя весьма боеспособными воинскими подразделениями, а их командный состав – русские князья – талантливыми полководцами. Летописец отметил, что «приступиша Рустии князи ко Яскому городу ко славному Дедякову и взяша его месяца февраля в 8 и многу корысть и полонъ взяша, а противных избиша бесчисленно, град же их огнем пожгоша». Вероятно, русские князья и их дружины в полной мере смогли применить накопленный к этому времени на Руси опыт штурма городских укреплений. Во всяком случае, контекст записи позволяет говорить о том, что город был сначала взят, а лишь потом – сожжен. Взяв «многу корысть и полонъ, противных избиша бесчисленно», русские войска предали город огню, после чего отошли к основным силам ордынцев во главе с ханом. Далее в летописи отмечено: «Царь же Менгутемеръ добре почести князи Русские и похвали их велми и одаривъ их отпусти въ свою отчину».

Русские князья получили не только благодарность за участие
в походе («почести», и «похвали», и «одаривъ»), но и положенную личному составу и союзникам долю военных трофеев. Военная добыча со времен Чингиз-хана после завершения победоносной войны пропорционально делилась между личным составом в соответствии с местом в армейской иерархии. Непосредственный свидетель вторжения монголо-татар в Венгрию в 1241–1242 гг. магистр Рогерий отмечает, что «после победы и триумфа татарского войска… все награбленное… было собрано для дележа и раздачи». Именно так описывает распределение военных трофеев китайский сановник Сюй Тин: Только когда используются войска и в сражении они побеждают, тогда [их] награждают – конями, или золотыми и серебряными пайцзами, или отрезками полотна и шелка. Взявшим город – отдают его на произвол, [они могут] грабить и забирать детей, женщин, драгоценности и шелка. Первые и последние [в очереди] на грабежи и похищения – ранжируются в соответствии с их заслугами. При этом несколько выше Сюй Тин указывает: Имеющие заслуги [чиновники] сами предоставляют золото и серебро, а татарский правитель дает разрешение, чтобы [эти чиновники] сами отчеканили пайцзы.

Поскольку на возвращение на Русь у русских дружин ушло четыре месяца вместо обычных двух, можно предполагать, что со взятием Дедякова война на Северном Кавказе для них не закончилась. Вероятно, какое-то время войска приводили к покорности разгромленные племена, и только затем военные силы, собранные ханом Менгу-Тимуром, были распущены по своим домам. Никоновская летопись XVI в. описывает въезд в Ростов князя Глеба Васильковича следующими словами: ...князь Глебъ... пріиде изо Орды отъ царя Менгу Темиря, бывъ съ нимъ на войне, и съ сыномъ своимъ Михаиломъ и з братаничемъ своимъ Констянтиномъ Борисовичемъ… приведоша съ собою множество полона и богатства, и въ чести велице быша у царя.

Таким образом, русские «соратники» ордынского хана, участвуя в военных акциях Орды и совместных операциях в целях решения своих политических задач, на практике осваивали принципы стратегии и тактики ордынских войск, усваивали военную и политическую культуру ордынского государства.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Игнатий
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 24.09.2012
Сообщения: 8714

СообщениеДобавлено: Вт Фев 04, 2020 1:05 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Резня 1370 года в Азаке




Наука, пожалуй, не знает других примеров, когда история столь большого государства, каким была Золотая Орда, оказалась бы столь мало известна. И ведь речь идёт не о Древнем Египте. Со времени гибели большинства золотоордынских городов прошло чуть больше 600 лет. Государство это находилось не за тридевять земель в тропических морях. Нет, оно находилось почти в центре Европы, и жители окрестных стран часто его посещали. Когда в Европе появилось книгопечатание, Золотая Орда ещё была жива. В самом государстве существовали развитое бюрократическое делопроизводство, переписка книг, мечети и медресе, монастыри и церкви со своими учёными книжниками.

При всём том не только простые любители истории, но и большинство профессиональных историков имеют очень скудные и обрывочные знания о Золотой Орде. Особенно если сопоставить их с нашими знаниями об истории XIV века Франции, Англии или даже Руси, Византии, Ирана. Причина этого – масштабная катастрофа, постигшая сначала оседлое, а затем и кочевое население Золотой Орды. Она уничтожила практически все письменные свидетельства, хранившиеся на её территории. В результате изучение истории Золотой Орды строится на очень скудных и отрывочных данных, содержащихся в письменных источниках, сохранившихся на территории стран, контактировавших с Ордой. Учёных книжников Ирана, Италии или Руси интересовали в основном те факты, которые могли отразиться на жизни их стран, или самые общие сведения о состоянии далёкой Орды. Купцов же, банкиров и нотариусов интересовали только данные о конъюнктуре в самых важных торговых центрах.

В итоге нам неизвестен даже полный список правителей Золотой Орды. Относительно ряда из них существуют разногласия о времени их правления. Нам неизвестны названия даже некоторых крупных городов, не говоря уже о небольших, и уж тем более неизвестно, когда они были основаны. Сколько вообще городов было на территории Орды? Неудивительно, что для изучения Золотой Орды большое значение приобретают результаты археологических исследований, начатых в широких масштабах только в 1959 году работами Поволжской археологической экспедиции.

Самым, пожалуй, драматическим и вместе с тем мало освещённым периодом в истории Золотой Орды стала затяжная смута, которая в российской исторической науке получила название, заимствованное со страниц русских летописей, – «великая замятня» (1359–1381).

В 1359 году был убит хан Бердибек, который после смерти отца убил 12 своих братьев, чтобы избавиться от возможных соперников. В государствах чингисидов не существовало общепринятой и юридически оформленной системы престолонаследия. Фактически любой потомок Чингисхана мог претендовать на ханский престол. В условиях многожёнства число принцев‑огланов через несколько поколений исчислялось десятками и сотнями. Передача власти в Золотой Орде и раньше почти всегда сопровождалась насилием, но после смерти Бердибека ни один из возможных многочисленных претендентов на ханский титул не обладал бесспорными правами на престол. И, что ещё более существенно, ни у одного претендента не было достаточно мощной армии. За каждым стояла группировка племенной и чиновной знати со своими воинами. В результате в государстве началась череда переворотов. Большинство ханов правили не более года, а иногда срок их правления ограничивался месяцем.

Неуверенность новых правителей в своих силах приводила к эскалации насилия. Теперь убивали не только свергнутых властителей, но вырезали целые группы населения. Повсеместно при раскопках золотоордынских городов фиксируются следы погромов и пожаров. Иногда удается установить время событий. Так, разгром Болгара произошёл в 1361 году. В 1366‑м погибли целые районы столичного Сарая вместе с аристократическими усадьбами [1, с. 64]. В результате ряда погромов в другом столичном городе, Сарай ал‑Джедиде, жизнь едва теплилась.

Атмосферу этого времени хорошо передаёт запись, сделанная Степаносом, сыном Натера, в Солхате (1363): «…и в сём году была смута возмущения из‑за плотских властелинов мира, так как нету главы – царя, который утвердил бы мир и по господнему слову не допустил бы разделения царства, по причине чего начальник сего города (Кутлуг‑Тимур. – А. М.) режет яму, роет ров вокруг города и много домов с основ разваливает, и разруха – нечислимая, и каждый встревожен…» [2, с. 41].

Положение городов усугубляло то обстоятельство, что в период расцвета государства строить укрепления вокруг городов было запрещено государственной властью. Теперь, в разгар смуты, это сделало города беззащитными. Многие из них спешно принялись строить укрепления. Началось строительство укреплений и в Азаке [3, с. 144, 148]. Неизвестно, было ли завершено их строительство, но городу они не помогли.

После череды переворотов государство начинает распадаться на части. Одним из двух крупнейших осколков становится Орда, возглавляемая высокопоставленным военачальником – темником, то есть начальником десяти тысяч Мамаем, бывшим беклярибеком [16]. Он имел военную силу, но не был чингисидом и не имел прав на титул хана. Однако в его распоряжении было много огланов‑принцев, имевших права, но не имевших возможности их реализации. Один из таких огланов по имени Абдалла и провозглашается ханом. По данным нумизматики и русских летописей, он начал своё правление между мартом и октябрем 1361 года [4, с. 118]. По мнению большинства исследователей, он становится ханом в 1362 или 1363 году [5, с. 159]. Его номинальная власть простирается от Дуная до Волги. Но даже здесь Мамаю приходилось бороться с правителями отдельных улусов [17]. В Заволжье хаоса было ещё больше. Вскоре русские летописи, которые до этого кратко сообщали об очередной смене правителей («хан убиен бысть»), вовсе перестают отмечать события «замятни». Наверняка в первые годы смуты Азак подвергался погромам, однако догадки историков об их времени и обстоятельствах [5, с. 159] являются только догадками.

Данные археологии говорят о том, что период правления хана Абдаллы для Азака был благополучен. И дело не только в количестве мелкой медной монеты, отчеканенной в городе в эти годы. Азак переживает новый подъём после относительного упадка, связанного с пандемией чумы 1346–1347 годов. Достигает расцвета местное гончарное производство, особенно изготовление поливной посуды. Развивается металлургия и металлообработка. Этим коротким периодом датируется большинство комплексов, богатых находками импортной дорогой парадной керамики. Появляется новое население с новыми типами жилищ. Этот расцвет вполне понятен. Азак являлся наиболее крупным экономическим центром на территории, которую надёжно контролировал Мамай. Это не значит, что город стал выполнять функции столицы. Столица была в ставке хана, и эта ставка перемещалась по степи. Тем не менее функция экономического центра Орды Мамая способствовала притоку сюда богатств и зажиточных жителей, в том числе переселенцев из заволжских столичных городов.

Мамай на протяжении 1360‑х годов неоднократно захватывал заволжские города, стремясь установить свою власть на всей территории Золотой Орды, и чеканил в Сарае монету от имени своего хана Абдаллы. Последние дирхемы от его имени в Азаке были выпущены в 770 году хиджры [18] (16.08.1368 – 05.08.1369). Известны и дирхемы с его именем, отчеканенные в 771 году хиджры (05.08.1369 – 25.07.1370) [6, с. 278].

Впрочем, последние являются предметом спора специалистов. В Рогожском летописце в начале статьи о событиях 6879 (1370) года перед сообщением о весеннем наводнении говорится: «Мамаи у себе в Орде посадил царя другого Мамат Солтан» [7, стб. 92]. Куда делся предыдущий хан, не поясняется. Удивительно, но после 770 года хиджры на десять лет, до прихода к власти Тохтамыша, перестаёт работать активный до этого монетный двор Азака [8, с. 496]. Более того, при раскопках в Азове почти не находят монет, отчеканенных в 1370‑е годы на других монетных дворах городов Золотой Орды. Почему смена ханов в Мамаевой Орде привела к прекращению работы монетного двора Азака? Это один из тех вопросов, которые историки не замечают из‑за отсутствия данных, позволяющих на них ответить.

Ситуация изменилась в 2002 году, когда при исследовании подвала дома на участке по ул. Измайлова, 49, были обнаружены захоронения большого числа людей [9, с. 84]. Захоронения людей в необычных местах в Азаке находили и ранее, но на этом раскопе они поражали воображение. Самое большое скопление содержало свыше 150 человеческих останков. Во втором по численности скоплении были кости предположительно 22 человек. Отдельно пирамидкой были сложены 18 черепов, к тому же имелось ещё несколько отдельно лежащих человеческих останков. Кроме того, масса отдельных костей и их фрагментов находилась выше, в заполнении подвала. К сожалению, не весь подвал удалось раскопать. Часть его уходила на соседние участки, а часть человеческих костей была уничтожена строительным экскаватором.


Удивительна была и сохранность костяков. Некоторые скелеты сохранились целиком до последней фаланги пальца. Иногда перед нами была нижняя или верхняя половина скелета или скелет без костей рук и рёбер. Иногда отдельно лежащая рука с лопаткой и ключицей. А порой и вовсе кучка сложенных вместе разрозненных костей от разных скелетов. И кроме этого были отдельно лежащий череп девочки с шейными позвонками и серьгой и почти полный скелет женщины с костями черепа младенца ниже грудной клетки. У многих черепов разрушена лицевая часть.

Сразу же стало ясно, что перед нами захоронение жертв массового убийства. Жертв эпидемий и голода так не хоронят. И первым вариантом интерпретации стало отнесение этого комплекса к 1395 году, когда город Азак был сожжён правителем Средней Азии Тимуром. Следы пожаров и убийств, обнаруженные в Азаке ранее, связывали именно с ним [10]. Возможно, это убийство так и приписали бы Тимуру, если бы среди человеческих костей не были обнаружены две стопки монет. В одной лежало 20 медных и 2 серебряные монеты, во второй 4 медные монеты. Найдено было также несколько единичных монет. Эти нумизматические находки и позволили установить, что массовое убийство произошло не в 1395, а в 1370 году [8, с. 500]. То есть время убийства совпадает со временем смены ханов в Мамаевой Орде и прекращением чеканки монеты азакским монетным двором.

Что же произошло и в чем причина этих событий? Ответ мы находим в Никоновской летописи в статье за 6888 (1380) год, когда летописец, обличая Мамая, в числе прочего, упоминает следующее: «Таже и самого царя своего уби, его же точию именем имеаша во Орде своей цари, сам же вся владеаша и творяша, увидя же, яко любять таторове его царя его, и убояся, еда како отъеметь от него власть его и волю его, и того ради уби его и всех верных его и любящих его» [11, с. 46]. Правда, имя хана не упоминается. Неясно, когда вообще произошло это событие. Может быть, имелся в виду следующий хан‑марионетка Мамая Мухаммед, смещённый около марта 1377 года? Наиболее авторитетные авторы выражают сомнения относительно того, какой смертью умер Абдалла [6, с. 279]. Другие исследователи отрицают саму возможность того, чтобы Мамай убил своего ставленника.

Это мнение аргументируется тем, что, во‑первых, русские летописи не называют имени убитого царя, а во‑вторых, конечно же, русские летописи сознательно клеветали на Мамая, превращая его в узурпатора [5, с. 348, 351].

Итак, с одной стороны сомнения историков, с другой – несомненное свидетельство массового убийства в Азаке в 1369/1370 году. Однако археологические свидетельства для историков, анализирующих письменные и нумизматические источники, – предмет тёмный и непонятный, а потому в расчёт не принимаются. В кулуарах конференций и в Интернете высказывались следующие мнения: 1). Золотоордынские правители не могли убить такое количество своих подданных. Перед нами жертвы эпидемий или голода. 2). Мамай этого сделать не мог, это его соперники захватили и опустошили Азак. 3). В письменных источниках нет свидетельств о погроме Азака в 1370 году. 4). На костяках отсутствуют следы насильственной смерти.

Ответ на эти возражения мы дадим несколько ниже. А пока продолжим рассказ о страшных находках. С 2003 по 2013 год было обнаружено ещё 8 мест захоронений жертв событий 1369/1370 года. Возможно, с этими событиями связаны и другие захоронения, в том числе из более ранних раскопок, которые просто не сохранили оснований для их точной датировки.

В пяти случаях обнаружены остатки от 1 до 4 человек. В четырёх случаях – на ул. Пирогова, 11, в 2006 году, ул. Мира, 45, в 2007 году, ул. Измайлова, 49а, в 2002 году, на ул. Ленинградской, 112, 114, в 2011 и 2013 годах – при раскопках были найдены останки десяти и более человек. В трёх случаях на одном раскопе человеческие останки встречены в двух и более комплексах. Во всех случаях захоронены фрагментированные скелеты, иногда отдельные черепа с утраченным лицевым скелетом, отдельные кости. В крупных захоронениях вместе с ними встречаются целые костяки. На костях фиксируются следы зубов животных‑трупоедов. Рядом с костями людей находят медные монеты с изображением большеголовой собаки, отчеканенные от имени Абдаллы. Помимо братских захоронений во многих частях города исследованы заброшенные жилища, иногда со следами пожаров, которые относятся к периоду «великой замятни».

Наиболее интересные результаты получены при раскопках на ул. Ленинградской, на двух соседних участках № 112 и 114 в 2011 и 2013 годах. Здесь в трёх ямах, вырытых для других целей и расположенных на расстоянии нескольких метров друг от друга, были захоронены останки около 70 человек. Одна из ям находилась прямо на городской улице и была выкопана в качестве выгребной. В двух ямах вместе с захороненными скелетами были обнаружены три мини‑клада по три монеты в каждом. Один из дирхемов был отчеканен в 770 году хиджры, то есть в последний год правления хана Абдаллы. В одной яме трупы были уложены почти как сельди в консервной банке. В 2013 году обнаружили также череп, пробитый оружием с длинным округлым в сечении шипом. А значит, следы насильственной смерти на костяках найти всё‑таки можно.

Определения антропологов позволили установить, что среди захороненных преобладают люди со смешанными европеоидно‑монголоидными чертами, характерными для золотоордынских кочевников, в то время как горожане Золотой Орды, и в их числе жители Азака, были преимущественно европеоидами [12, с. 99–102]. То есть смерть выбирала людей с определёнными чертами лица и, наверное, отличающихся по одежде. Учитывая данные антропологов, можно предполагать, что значительная часть погибших могла вообще не принадлежать к числу горожан. Такая выборочность смерти полностью опровергает возможные предположения, что перед нами жертвы голода и эпидемии. Нет такой эпидемической болезни, которая убивала бы только людей с раскосыми глазами. Нельзя также не отметить, что если нет письменных свидетельств о массовом убийстве, то тем более нет свидетельств о пандемии и голоде. А ведь тревожные вести о пандемии привлекали внимание летописцев в первую очередь.

Следует оговорить еще одно возможное возражение нашей интерпретации событий, а именно, что погром Азака устроили противники Мамая. Подобное предположение несостоятельно в силу особенностей военно‑политической организации Золотой Орды. Города не являлись узлами обороны, а только экономическими центрами, и разгромом города нельзя было добиться военной победы. С другой стороны, для того чтобы вражеское войско захватило Азак, располагавшийся в самом центре Мамаевой Орды, и столь основательно его опустошило, необходимо было полностью подавить военный потенциал Мамая. Ни о чём подобном письменные источники нам не сообщают.

Только четверть убитых составляли мужчины и почти 40 % – дети. Почти две трети детей младше 9 лет. Наверняка доля маленьких детей среди жертв была выше. Просто их трупы с большей лёгкостью полностью уничтожались животными‑трупоедами. Людей вырезали целыми кланами. Именно этим и страшны междоусобицы. Убийцы хотели обезопасить себя от кровной мести. Ведь в других случаях они бы продали людей в рабство, а часть девушек и молодых женщин оставили себе.

Почти все захоронения жертв массового убийства найдены в юго‑восточной части города. Именно здесь значительный процент горожан составляли выходцы из степи [13, с. 171– 172].

Нужно сказать, что не только в Азаке находят в последнее время захоронения жертв монгольских воинов. Ряд захоронений, относящихся к 1238 году, был исследован в Ярославле [14, с. 230–265]. И резали не только чужих. В письменных источниках немало свидетельств о том, как убивали не только простых людей, но и принцев‑чингисидов.

Результаты исследований в Азове и сопоставление их с данными, полученными при раскопках в Ярославле, позволяют воссоздать в общих чертах картину событий этой трагедии. Ещё раз подчеркнём, что обрывочные данные иноземных источников, в том числе русских летописей, а также данные нумизматики и археологии не позволяют получить связную картину событий в масштабах всей Золотой Орды или хотя бы в пределах Мамаевой Орды. Нет сообщений письменных источников не только о резне в Азаке в 1370 году, но и о большинстве событий «Великой замятни». Все исторические сочинения на эту тему в настоящее время являются более или менее логически обоснованными гипотезами. Поэтому в своей реконструкции мы будем предельно осторожными и будем держаться твёрдо установленных фактов.

В течение какого‑то времени нарастало напряжение между группировками знати внутри Мамаевой Орды. Никоновская летопись в качестве причины приводит любовь народа к хану. Вероятнее, причины были многочисленнее и сложнее, но их характеристика будет чистой спекуляцией. Вряд ли противники Мамая сидели сложа руки. Ясно только, что Мамай их опередил. Мы никогда не узнаем, произошло ли крупное сражение между противоборствующими сторонами, или сторонников Абдаллы застали врасплох. Неясно, какую поддержку оказал Азак Абдалле и оказывал ли он её вообще. По крайней мере, накануне роковых событий рядом с Азаком находилась большая группа сторонников Абдаллы.

Ясно, что основные драматические события разворачивались вне города. Даже профессиональные историки не отдают себе отчёта в том, что города Золотой Орды не являлись стратегическими пунктами, за которые велась борьба. Все бои происходили вне городов. Здесь в степях находились вооружённые люди, которые любили Абдаллу. Именно поэтому в отличие от Ярославля, где фиксируются многочисленные следы боевых ранений и убийств бегущих людей [14, с. 245–247], в Азаке на человеческих костяках почти нет выразительных следов от оружия. К тому моменту, когда на улицах города начали убивать женщин и детей, мужчины‑воины были большей частью или мертвы, или обезоружены и связаны. Можно говорить о том, что перед смертью людей собирали в большие группы, то есть за ними не гонялись по улицам, а резали как стада овец. Поэтому в отдельных участках города скопились большие груды трупов.

Когда же произошла резня? 770 год хиджры закончился 5 августа 1369 года. Если же достоверна информация о дирхемах, чеканенных от имени Абдаллы в 771 году хиджры, то он благополучно дожил до осени 1369 года. Новый хан был посажен Мамаем на престол до 1 марта 1370 года. Таким образом, мы с большой долей уверенности можем предположить, что устранение противников Мамая пришлось на холодное время года. И это позволяет объяснить ряд фактов.

Для того чтобы животные‑трупоеды так обглодали такое количество тел, должны были пройти месяцы. Непонятно, как оставшиеся в живых горожане терпели в течение нескольких месяцев эту картину и смрад разлагающихся трупов. Даже если среди живых не осталось родственников или друзей убитых и соображения религиозного милосердия их не волновали, жители Азака должны были захоронить трупы просто из чувства самосохранения, чтобы предотвратить угрозу эпидемии.

Предположение о том, что убийство происходило в зимние месяцы, объясняет это. Груды трупов были частично занесены снегом. Именно поэтому в одном захоронении некоторые скелеты мы находим сильно фрагментированными, а некоторые абсолютно целыми. Просто некоторые трупы были скрыты большими сугробами. Для уцелевших горожан захоронить тысячи трупов в промёрзшем грунте было просто невозможно. Только с приходом весны, после того как снег растаял, земля согрелась и человеческая плоть стала разлагаться, начали работать похоронные команды. Они не уносили убитых далеко, а просто сбрасывали останки в любые имевшиеся погреба и котлованы заброшенных жилищ. Именно поэтому на ул. Ленинградской скелеты оказались сложенными в три расположенных по соседству ямы. Просто людей в этом месте было убито много, а ям поблизости мало. Такую же картину зафиксировали и археологи в Ярославле. Здесь также убийство произошло зимой, а захоронены жертвы были только летом в первых попавшихся подвалах [14, с. 232, 259]. Только на ул. Пирогова в Азове некоторым погребённым, кажется, пытались придать какую‑то позу.

Кстати, организация Мамаем карательной экспедиции в холодное время вполне логична.

Кочевники, основная часть вооружённых сил Золотой Орды, зимой наиболее уязвимы. В это время они рассеяны на большой территории. Их сложно быстро собрать в одном месте. Их стада и семьи малоподвижны, а лошади к концу зимовки отощали. Небольшому подготовленному войску не составит труда уничтожить кочевья.

Масштабы резни, зафиксированные при раскопках в Азаке, поражают. Расчищены остатки примерно 300 человек. А ведь исследована лишь очень небольшая часть территории города. Если добавить тех, чьи тела были полностью уничтожены трупоедами, и тех, кто погиб в степи и не был захоронен вовсе, мы получим многие тысячи жертв. Даже если среди погибших было сравнительно немного горожан, погром 1369/1370 года нанёс Азаку очень тяжёлый удар. Погибло много аристократов и кочевников, покупавших городские товары и продававших скот. Некоторых горожан Мамай, очевидно, переселил в новые городки, созданные им на Северском Донце, которые исследуются археологами Донецка и Луганска. К 1381 году территория города сократилась как минимум втрое. И всё это без вторжения чужеземных захватчиков.

Трагедия людей в одном регионе безразлична жителям других мест. Таких трагедий в истории человечества бесчисленное множество. Чаще всего от жертв массовых убийств не остается даже захоронений. Резня в Азаке зимой 1369/1370 года не оставила на страницах летописей почти никаких следов, если не считать невнятного сообщения Никоновской летописи. Если бы не раскопки азовских археологов, эта страница истории была бы вырвана бесследно.

В настоящее время в научной литературе можно встреть статьи с названиями вроде «Золотая Орда как цивилизация» [15]. Когда вы будете читать подобную статью, представьте себе такую картину.

…Морозные сумерки короткого дня. Пустырь на месте заброшенной усадьбы, рядом с улочкой на восточной окраине средневекового Азака. Стелется дым и пахнет гарью от догорающих домишек и богатых усадеб. Залитый кровью вытоптанный снег. Цепь из всадников в полушубках на низеньких лошадках. Они хорошо потрудились, и их седельные сумки полны добычи. Невдалеке десятник нукер доедает кусок тёплой жирной баранины на кости. Воин с раскосыми глазами и перепачканным лицом деловито перерезает горло очередной маленькой черноволосой девочке, своей соплеменнице, стоящей перед ним на коленях. Осталось немного – десяток, два. Смертельно напуганные дети большей частью молчат, дрожа от холода. В глазах застыли слезы. Их родители уже убиты. Груда трупов. Некоторые тела раздеты. Другие в заношенной порванной одежде. Струйки ещё недавно дымившейся крови уже покрылись льдинками. Крупные снежинки медленно падают на застывшие лица убитых…

Масловский А. Н. Резня 1370 года в Азаке // Донской временник. Год 2015-й / Дон. гос. публ. б-ка. Ростов-на-Дону, 2014. Вып. 23. С. 125-131.

ПРИМЕЧАНИЯ

Рудаков В. Г. К вопросу о хронологии и топографии Селитренного городища эпохи Тохтамыша (1380–1396 гг.) // Поволжье в средние века. Нижний Новгород, 2001.
2. Мыц В. Л. Каффа и Феодоро в XV веке. Контакты и конфликты. Симферополь, 2009.

3. Масловский А. Н. Раскопки в Азове в 2003 году // Историко‑археологические исследования в г. Азове и на Нижнем Дону в 2003 г. Вып. 20. Азов, 2004.

4. Кучкин В. А. Ханы Мамаевой орды // 90 лет Н. А. Баскакову. М, 1996.

5. Почекаев Р. Ю. Цари Ордынские : биогр. ханов и правителей Золотой Орды. СПб., 2012.

6. Греков Б. Д., Якубовский А. Ю. Золотая Орда и её падение. М. ; Л., 1950.

7. ПСРЛ. Т. 15. Вып. 1. Рогожский летописец. Петроград, 1922.

8. Масловский А. Н., Фомичёв Н. М. О дате побоища в Азаке времени «великой замятни» в Орде // Историко‑археологические исследования в г. Азове и на Нижнем Дону в 2003 г. Вып. 20. Азов, 2004.

9. Масловский А. Н. Раскопки в г. Азове в 2002 году // Историко‑археологические исследования в г. Азове и на Нижнем Дону в 2002 г. Вып. 19. Азов, 2004.

10. Гудименко И. В. Археологические свидетельства погрома Азака Тамерланом в 1395 г. // Историко‑археологические исследования в Азове и на Нижнем Дону в 1995–1997 гг. Вып. 15. Азов, 1998. С. 283–290.

11. ПСРЛ. Т 11. Летописный сборник, именуемый Патриаршею или Никоновскою летописью. СПб., 1897.

12. Батиева Е. Ф. Антропологические материалы из массовых захоронений золотоордынского города Азака // Культуры степной Евразии и их взаимодействие с древними цивилизациями. Кн. 1. CПб., 2012.

13. Масловский А. Н. Золотоордынский Азак и кочевники. Пути интеграции в городскую жизнь и влияние на судьбу города // История и культура средневековых народов степной Евразии : материалы II Междунар. конгресса средневековой археологии Евразийских степей (Барнаул, сент. 2012 г.). Барнаул, 2012.

14. Археология древнего Ярославля. Загадки и открытия. М., 2012.

15. Крамаровский М. Г. Золотая Орда как цивилизация // Золотая Орда. История и культура. СПб., 2005. С. 13–172.

16. Высшее должностное лицо в государстве после хана, совмещающее функции военного министра и министра внутренних дел.

17. Улус – «народ»; слово, использовавшееся для обозначения и всего государства, и его частей разного размера.

18. Хиджра – мусульманское летосчисление, начинающееся с момента переселения Мухаммеда из Мекки в Медину в 622 году. Летосчисление ведется в большинстве стран по лунному календарю, и потому годы хиджры короче солнечных и для их пересчёта на наш календарь используется специальная формула.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Игнатий
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 24.09.2012
Сообщения: 8714

СообщениеДобавлено: Вт Фев 11, 2020 4:56 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

10 февраля 1258 года монголами под командованием внука Чингисхана Хулагу был взят Багдад - столица Аббасидского халифата.

Рашид ад Дин о событии:

"Среда 7 114 числа месяца сафара [13 II] была началом поголовного грабежа и убийства. Войска разом вошли в город и предавали огню сырое и сухое, кроме домов немногих аркаунов и некоторых чужеземцев. В пятницу 9 числа месяца сафара [15 II] Хулагу-хан въехал в город для осмотра дворца халифа. Он расположился во [дворце?] ... и пировал с эмирами.

Он повелел призвать халифа и сказал: «Ты де хозяин, а мы гости, покажи-ка, что у тебя есть для нас подходящего». Халиф понял правду этих слов, задрожал от страха и так перепугался, что не мог припомнить, где ключи от хранилищ. Он приказал сломать несколько замков и поднес на служение две тысячи халатов, десять тысяч динаров и сколько-то редкостных предметов, усыпанных драгоценными камнями украшений и жемчуга.

Хулагу-Хан не оказал им внимания, все подарил |A 202b, S 463| эмирам и присутствовавшим и сказал халифу: «Богатства, которые у тебя на земле, они явны и принадлежат моим слугам, а ты скажи о схороненных кладах, каковы они да где». Халиф признался в [существовании] водоема полного золота посредине дворца. Его разрыли, и он оказался полным червонного золота, все в слитках по сто мискалей.

Было повелено пересчитать халифские гаремы. Подробно было перечислено семьсот жен и наложниц и тысяча человек прислуги. Когда халиф узнал о переписи гарема, он смиренно взмолился и сказал: «Обитательниц гарема, которых не озаряли солнце и луна, подари мне». [Хулагу-хан] сказал: «Из семисот выбери сто, а остальных оставь».

Халиф увел с собою сто женщин из близких и родных. Ночной порою Хулагу-хан вернулся в ставку и наутро приказал, чтобы Сунджак отправился в город и отобрал все имущество халифа и отправил его [45] [из города]. Короче говоря, все, что собирали в течение шестисот лет, горами нагромоздили вокруг ханской ставки. Большая часть почитаемых мест, как-то: соборная мечеть халифов, гробница Мусы Джавада, ‛да будет над ним мир’, и могильные склепы Русафы были сожжены.

Жители города прислали Шараф-ад-дина из Мераги и Шихаб-ад-дина Зенджани и мелика Дильраста с просьбою о пощаде. Вышел указ, чтобы впредь резню и грабеж приостановили, потому-де, что Багдадское царство наше. Всем сидеть [на месте] по-прежнему и каждому заняться своим делом. Уцелевшим от меча багдадцам жизнь была пощажена. Из-за смрадного воздуха Хулагу-хан в среду 14 числа месяца сафара [20 II] выехал из Багдада и остановился в селениях Вакф и Джалябийя. Он отправил эмира Абд-ар-рахмана на завоевание области Хузистан и приказал призвать [к себе] халифа. Тот воочию узрел злые признаки своей судьбы, очень испугался и спросил везира: «Как помочь нашему делу?». [Везир] в ответ сказал: ‛Борода наша долга’.

Он имел в виду то, что в начале события, когда он посоветовал отправить богатый груз и отразить [тем] бедствие, даватдар сказал: ‛Борода у везира долга, – и предостерегал от этого дела, а халиф послушал его слова, и мероприятие везира отменил.

Словом, халиф потерял надежду на жизнь и попросил разрешения отправиться в баню и свершить положенное по закону омовение. Хулагу-хан приказал, чтобы он отправился с пятью монголами. [Халиф] сказал: «Я не прошу сопровождения пяти ангелов, мучающих грешников в аду», – и прочел два-три стиха из касыды, начало которой таково:

Стихи

Поутру у нас был дом словно рай,
А вечером мы оказались без дома,
‛как будто вчера не были так богаты’.

В конце дня, в среду 14 числа месяца сафара лета 656 [20 II 1258] в деревне Вакф дело халифа прикончили вместе со старшим сыном и пятью слугами, которые при нем состояли.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Игнатий
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 24.09.2012
Сообщения: 8714

СообщениеДобавлено: Сб Фев 15, 2020 1:25 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Европейский хронист о борьбе русских с монгольским нашествием

Губительный народ татар приблизился к землям Венгрии. А ведь тому уже было много лет, как слух об этом народе и ужас перед ним распространились по всему свету. Они прошли от восточных стран до границ рутенов, разоряя земли, которые они пересекали. Но благодаря сильному сопротивлению рутенов они не смогли продвинуться дальше; действительно, у них было множество сражений с народами рутенов и много крови было пролито с той и другой стороны, но они были далеко отогнаны рутенами. Поэтому, свернув в сторону, они с боями прошли по всем северным землям и оставались там двадцать лет, если не дольше. А потом, пополнив свои воинские соединения прежде всего за счет племен куманов и многих других покоренных ими народов, они снова повернули против рутенов. Сначала они окружили и осадили один очень большой город христиан по имени Суздаль и после долгой осады не столько силой, сколько коварством взяли его и разрушили, а самого короля по имени Георгий они предали смерти вместе с огромным множеством его народа. Двинувшись оттуда по направлению к Венгрии, они разоряли все на своем пути.

Фома Сплитский. История архиепископов Салоны и Сплита (XIII в.)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Игнатий
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 24.09.2012
Сообщения: 8714

СообщениеДобавлено: Пт Апр 10, 2020 5:39 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

"Град злый" - оборона Козельска (март/апрель 1238 г.)

Весной 1238 г. Бытый от Торжка двинулся по Волге и Вазузе (приток Волги) к междуречью Днепра, а оттуда через смоленские земли к черниговскому городу Вщиж, лежащему на берегу Десны. Археологи установили, что Вщиж (летописный "Въщиж") погиб от монгольского нападения в 1238 г. Скорее всего, следуя по Десне, монголы Бату вышли на р. Жиздра, по которой добрались до Козельска (он лежит на берегу Жиздры).

Укрепления Козельска были традиционными для маленьких русских городов: глубокий ров вокруг вала с двумя проездными башнями, на котором расположены деревянные стены. Этот областной центр в земле вятичей серьезно усилился во второй половине XII в. и в иерархии наследования среди черниговских князей занял второе — после Чернигова — место. Здесь имелся свой князь Василий, который вполне мог быть представлен в качестве основателя местной династии. В Козельске правили его дед и, возможно, отец. Оба они погибли в битве на Калке. Вероятно, именно после 1223—1224 г. в Козельске утвердился малолетний Василий, родившийся накануне гибели отца. Однако в военном отношении никакого серьезного препятствия для захватчиков ни ранее и ни позднее Козельск не представлял. Именно здесь великий хан Батый провел самую длительную осаду в своей жизни.

Если Рязань осаждали шесть дней, Москву и Владимир взяли за пять, а Торжок штурмовали две недели, то под Козельском монголы простояли почти два месяца — семь недель (50 дней)! Поразительное единство в описании осады Козельска демонстрируют русские летописи, которые в рассказе о Батыевом нашествии имеют исключительное количество расхождений. Удивительная по стойкости и мужеству оборона маленькой, но гордой крепостицы устыдила всех ее крупных (великих) соседей, сдававшихся и открывавших ворота противнику без долгих разговоров. Лишь вступив на арену большой истории (до этого момента мы имеем о Козельске только краткие упоминания), этот город застолбил себе место в ней навечно. Как в летописце Даниила Галицкого (Галицко-Волынская летопись), так и во Владимирском великокняжеском летописце (Суздальская летопись по Академическому списку) рассказ об осаде Козельска является чуть ли не единственным совпадающим местом, сходным чуть ли не дословно (!). От севера до юга вся разодранная и разобщенная Русь отдала дань уважения мужеству козельских горожан.

Жители Козельска не захотели сдаваться напыщенным победителям, покорителям Северо-Восточной Руси. Они решили до конца защищать как своего малолетнего князя, так и собственное достоинство:

«...и приде [монголы] ко граду Козельскоу, будущу в немь князю младу, именемь Василью; уведавъши же нечестивии яко умъ крепкодушьныи имеють людье во граде, словесы лестьными не возможно бе градъ прияти, Козляне же светъ створше не вдатися Батыю, рекше: яко аще князь нашь младъ есть, но положимъ животъ свои за нь. И сде, славу сего света приимше и тамъ небесныя венца от Христа Бога приимемь».

Осада Козельска была для Батыя досадным недоразумением, которое чуть не стоило ему уважения в среде родственников. Даже спустя семь десятилетий, придворный историограф одного из дальних родственников Бату, Рашид-ад-Дин, отметил, что «на этом переходе Бату подошел к городу Кисель Иске [= Козельск] и, осаждая его в течение двух месяцев, не мог овладеть им». Память о таких промахах сохранялась долго.

Причин этого можно назвать несколько. Прежде всего следует выделить общую усталость войск, их неспособность к решительному наступлению. У выносливости кочевников также есть предел, который и наступил после затяжной зимней кампании. Судя по тому, что на пути от Суздаля к Владимиру пленные, «издыхающе от мраза», зима в 1237—1238 гг. была холодной. Возможно, сказывались и проблемы с продовольствием, которое необходимо было буквально отвоевывать. И в этих условиях многотысячная армия за 4 месяца преодолела около 2000 км по пересеченной местности, лесистой и заваленной снегом. Нельзя также забывать, что армия Батыя не была однородной в национальном плане. Самые подготовленные части, конечно, происходили из Монголии, но с ними рядом шли многочисленные обитатели евразийских степей от кипчаков до саксин, а также представители других покоренных народов от Китая до Кавказа. Одной из причин задержки у Козельска могло служить то, что в распоряжении хана остались либо части, которые жалко было бросать на штурм малозначимого городка (например, собственно монгольские), либо его основной контингент, наоборот, состоял из многонациональной толпы побежденных народов, которыми сложно было управлять. Все говорит о том, что великий Батый оказался под стенами гордого Козельска в предельно затруднительном положении.

Только прибытие подкреплений с двумя другими Чингизидами, сыном Угэдэй-хана Каданом и внуком Чагатая Бури позволили взять город. Рашид-ад-Дин сообщает, что только после того, как к Козельску подошли монгольские войска с Волги, город пал. «Потом пришли Кадан и Бури, — и взяли его (Козельск) в три дня».

Приход туменов Кадана и Бури означал начало штурма. И снова горожане Козельска преподнесли захватчикам сюрприз. Пробив пороками стену, монголы кинулись на приступ в образовавшуюся брешь. Однако, как только они взобрались на вал и завязали там бой, ополченцы открыли ворота с другой стороны города и сделали вылазку на монгольский лагерь, который захватили совершенно врасплох, устроив там настоящую резню. По летописному сообщению, в том бою погибло около 4 тысяч монгольских воинов, но полегли и все нападавшие:

«Тотаром же, бьющимся о градъ, прияти хотящимъ градъ, разбившимъ граду стену и возиидоша на валъ Татаре; Козляне же ножи резахуся с ними, светъ же створиша изиити на полкы Тотарьскые, и исшедше изъ града, исекоша праща ихъ, нападше на полъкы ихъ и убиша от Татаръ 4 тысящи, и саме же избьени быша».

Дерзость была колоссальная, а эффект от нее превышал все вообразимое. Даже если в вылазке участвовала половина гарнизона. Такого контрнаступления не смог организовать ни один князь, ни один город, каким бы крупным он ни был. Вообще о вылазках во время других осад (Рязань, Москва, Владимир) у нас нет сведений. Из Торжка люди просто выбежали с целью где-нибудь укрыться. Жители же Козельска атаковали!

Упорнейшее сопротивление, которого Батый никак не ожидал, привело его в бешенство. При занятии Козельска жителей просто вырезали, всех вплоть до молочных младенцев. Действительно, такого «злого» города на Руси монголы еще не встречали:

«Батыи же взя городъ, изби вси, и не пощади от отрочатъ до сосущихъ млеко; о князи Васильи неведомо есть, и инии глагоху яко во крови утонулъ есть, понеже уво младъ бяше; оттуду же въ Татарехъ не смеють его нарещи градъ Козельскъ, но градъ Злыи, понеже бишася по семь недель, убиша бо от Татаръ сыны темничи три, Татари же искавше и не могоша ихъ изнаити во множестве трупъ мертвыхъ...».

Нигде Батый не встречал столь единодушного и ожесточенного противодействия, столь самоотверженных и дерзких поступков, такой гордой непокорности. Холеная выучка покорителей мира еле-еле справилась с доморощенным упорством русской глубинки. Такое упорство запомнили надолго, оно вполне могло повлиять и на позднейшую политику хана Бату по отношению к Руси. Презрительного отношения эта страна более вызывать не могла.

По материалам:
Каргалов В.В. Русь и кочевники.
Храпачевский Р.П. Великий западный поход чингизидов на Булгар, Русь и Центральную Европу.
Хрусталев Д.Г. Русь: от нашествия до "ига" (30—40 гг. XIII в.).
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов -> История Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10  След.
Страница 9 из 10

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Visitor Map
Create your own visitor map!


Powered by phpBB © 2001, 2005 phpBB Group
subRebel style by ktauber
Вы можете бесплатно создать форум на MyBB2.ru, RSS