Список форумов
СЛАВЯНСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Битвы наших предков
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов -> История
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Евгений 11
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 21.10.2014
Сообщения: 8403
Откуда: Хабаровск

СообщениеДобавлено: Вс Фев 11, 2018 4:25 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Калкан конечно доставляет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Игнатий
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 24.09.2012
Сообщения: 7654

СообщениеДобавлено: Чт Фев 15, 2018 11:43 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Тевтонские рыцари

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Евгений 11
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 21.10.2014
Сообщения: 8403
Откуда: Хабаровск

СообщениеДобавлено: Пт Фев 16, 2018 6:27 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Игнатий писал(а):
Тевтонские рыцари


Середины 14-го века.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Игнатий
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 24.09.2012
Сообщения: 7654

СообщениеДобавлено: Пт Фев 16, 2018 7:25 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

15 февраля 1563 года войсками Московского государства в ходе войн за ливонское наследство был взят город Полоцк - одна из стратегически важных крепостей Великого Княжества Литовского.

Взятие Полоцка было пиком успехов Русского царства в войнах за Ливонское наследство, хотя и после московские войска одержали ещё несколько побед в Ливонии. Потеря Полоцка, кризисное положение, в котором после этого оказалось Великое княжество Литовское, заставило его мобилизовать ресурсы и стало одним из катализаторов процесса, приведшего в итоге к Люблинской унии.

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Игнатий
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 24.09.2012
Сообщения: 7654

СообщениеДобавлено: Вс Фев 18, 2018 6:12 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Игнатий
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 24.09.2012
Сообщения: 7654

СообщениеДобавлено: Сб Мар 17, 2018 8:06 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Трёхдневные осады.



Зачастую кажется само собой разумеющимся считать, что если в источниках указано, что войско осаждало крепость, а потом отступило, то это неудачная осада. Однако так нельзя рассматривать события вне контекста целей сторон. Речь пойдет о кратковременных «осадах» (3-дневных). Изначально был мысль между делом, читая тот или иной источник, собрать большое количество выдержек из источников по этому варианту событий. Но так не получается, а специально все перелопачивать – это слишком долго. Поэтому просто быстро прошерстил свои выписки по русским войнам 14-16 вв. Не так много получилось, но для наглядности нормально. Это при том, что о хронологии многих событий мы знаем очень примерно.

Литовский князь Ольгерд осаждал Москву в 1368 г. 3 дня и 3 ночи (в 1370 г. – 10 дней, но и поход был более крупным). В 1406 г. псковичи осаждали Полоцк 3 дня и 3 ночи. В марте 1323 г. немцы 3 дня стояли у Пскова. 3 дня и 2 ночи немцы стояли у Пскова в 1369 г. В 1408 г. литовцы и немцы 3 ночи стояли у Вельи. В июле 1463 г. псковско-московское войско осаждало ливонский Нейгаузен 4 дня и 4 ночи. В феврале 1480 г. псковская сила ночь и день была под ливонским Юрьевом (Дерптом), а также 3 дня и 3 ночи стояла под «костром» (замком). Во время набега на Ливонию зимой 1558 г. русская рать 3 дня стояла у Дерпта.

В 1556 г. русское войско 3 дня осаждало Выборг. В декабре 1579 г. шведское войско 3 дня осаждало Ринозерский острог в Кемской волости, а в августе 1591 г. 3 дня осаждало Колу, в августе 1592 – Сумский острог.
В 1460 г. ордынский хан Махмут 6 дней осаждал Рязань. В сентябре 1505 г. ногайско-казанское войско 3 дня осаждало Нижний Новгород. 3 дня в октябре 1512 г. войско крымского царевича осаждало Рязань. июле 1522 г. казанцы 3 дня и 3 ночи осаждали Унжу, в 1532 - Соль Галицкую. В январе 1537 г. казанский хан 3 дня осаждал Муром (в декабре 1540 – 2). Ханские войск действовали под Тулой 21-23 июня 1552 г. В 1564 г. хан 3 дня осаждал Рязань.

«3 дня» встречаем не только при описании «осад». Бои на Оке у Алексина в 1472 г. длились 3 дня (29 июня хан подошел к Алексину, а в ночь на 1 августа отступил). Бои за переправы на Угре в 1480 г. длились 4 дня (4-8 октября). 3 дня происходили бои у гуляй-города в 1572 г.

Это все примеры «безуспешных осад». Обороняющие в таких случаях, естественно, сообщали о своих победах. Однако в каждом случае речь шла о набеге, и цель захватить крепость не ставилась (даже если была артиллерия). Блокировав крепость, можно было спокойно опустошать окрестности (а при возможности, и посад). В политическом плане – это давление на обороняющуюся сторону, возможность показать свою силу и пр. Больше озадачивает – почему так часто встречается именно 3 дня (если дело не решалось в первый же день)? Поскольку это были именно набеги с соответствующими требованием к подвижности, то одно из приходящих в голову объяснений – это было связано с вопросами снабжения. Могут быть и другие обяснения.

Комаров О.В.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Игнатий
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 24.09.2012
Сообщения: 7654

СообщениеДобавлено: Сб Мар 17, 2018 8:18 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Морские походы новгородцев на Запад и противодействие им Ганзы.


Вопроса о степени развития заграничной торговли новгородцев, и в связи с этим торгового мореплавания их, касались в той или иной мере все историки, писайшие о новгородско-ганзейской торговле. Как мы уже указывали, обычное решение этого вопроса, особенно характерное для немецкой историографии, таково: в XII—XIII вв. новгородские купцы совершали поездки в Любек, Данию, на Готланд; на Готланде существовала даже колония новгородских купцов — «становище» на Готском берегу. В XIV в. вследствие противодействия Ганзы поездки русских за море становятся все более редкими, а к концу XIV в. прекращается даже посещение новгородскими купцами Готланда.

Источники действительно не содержат никаких указаний на поездка новгородских купцов в Любек и Данию позже XII в. и на Готланд позже XIV в., но зато они дают достаточно обильный материал, который, вопреки распространенной точке зрения, неоспоримо свидетельствует о развитии в XIV—XV вв. заморских поездок новгородцев, о частом посещении ими таких стран, как Ливония, Пруссия, Швеция.

Приведем некоторые факты, подтверждающие это положение.

В 1395 г. разбойники захватили судно, на котором находились товары новгородцев и немцев; фогт Або обещал Ревелю принять меры к установлению местонахождения этих разбойников. В 1396 г. Яков Абрамсон, житель Ревеля, освободил из рук разбойников новгородцев, которые вместе со своими товарами попали в руки пиратов. В 1419 г. между Ревелем и Уве было захвачено русское судно с товарами. В 1424 г. русские, захваченные на море в 8 милях от Ревеля, были высажены на берег и ограблены. В 1434—1435 гг. произошли новые ограбления новгородцев между Ревелем и Невой. В 1441 г. Новгород жаловался Ревелю, что у новгородца Петра «взялЪ лодью на морЪ с товаромъ и головы посЪкли». Во всех этих случаях речь идет, повидимому, об ограблениях новгородцев в пределах Финского залива и, следовательно, о поездках их либо в ливонские города, либо в шведские, расположенные по северному берегу Финского залива, — Выборг и Або.

Но новгородцы в интересующее нас время плавали и дальше в шведские владения. Так, в конце XIV в. из-за товара, отнятого у новгородцев в Стокгольме, возникла распря между Новгородом и немецким купечеством. В 1418 г. морские разбойники захватили около Швеции корабль, на котором было много новгородских товаров.

Помимо Швеции новгородцы плавали и в Пруссию, о чем свидетельствует очень интересный документ — письмо ливонских городов Данцигу от 15 декабря 1398 г. Ливонские города пишут Данцигу: «Мы слышали, что русские ради своей торговли начали, ездить по морю, чего раньше никогда не было... мы настоятельно просим, чтобы вы с уважаемым господином великим магистром говорили и просили его милость, чтобы было постановлено так, чтобы русских и их товар в ваших (прусских. — Н. К.) гаванях никто не брал на суда и не вывозил».

В приведенном отрывке сразу бросается в глаза одно местоуказание ливонских городов на то, что «русские ради своей торговли начали ездить по морю, чего раньше никогда не было». Очевидно, в конце XIV в. произошло настолько резкое увеличение поездок русских по морю, что это дало возможность ливонским городам считать эти поездки чем-то противоречащим обычной практике.

Требование о предоставлении новгородцам «чистого пути» за море впервые было выдвинуто в проекте договора с Орденом, который новгородские послы представили орденскому капитулу, заседавшему в Вендене в августе 1420 г. Это требование Орден отклонил самым решительным образом. Несмотря на неудачу этой первой попытки, Новгород на протяжении ряда лет, вплоть до начала 40-х годов, когда надвигавшаяся война с Орденом отодвинула на задний план все остальные вопросы внешней политики, с удивительной настойчивостью вновь и вновь предъявлял Ганзейскому союзу требование о принятии ганзейскими городами на себя ответственности за ограбления новгородцев, случавшиеся с ними во время их поездок по морю.

Это требование Новгорода вызывало ожесточенное противодействие Ганзы и приводило к длительным распрям между Новгородом и ганзейскими городами. Первая крупная распря по этому вопросу возникла в 1420 г. Поводом к ней послужило ограбление новгородцев, происшедшее в 1420 г. на Неве.

В 1420 г. новгородские купцы были захвачены разбойниками на Неве и доставлены в Висмар. В числе грабителей находились как лица швецской национальности, так и бывшие граждане Любека. Новгород потребовал, чтобы новгородские купцы были освобождены, товар, отнятый у них, найден и доставлен в Новгород. До возвращения захваченных новгородцев и их товаров немецким купцам был запрещен выезд из Новгорода. Меры, принятые Новгородом, подействовали. Вопрос о захваченных пиратами новгородских купцах обсуждался на ганзейском съезде в Любеке в июне 1421 г. По решению съезда, были предприняты шаги к освобождению новгородских купцов из рук разбойников, и в августе 1422 г. ганзейские представители передали в Нарве освобожденных новгородских купцов уполномоченным Новгорода.

Для окончательного урегулирования конфликта в январе 1423 г. в Новгород прибыли послы ливонских городов. В феврале 1423 г. от имена Ганзейского союза они заключили договор с Новгородом, который разрешал целый ряд спорных дел и объявлял законченной «нелюбовь» между Новгородом и немцами. Дело об ограблении новгородских купцов Мирона, Терентия и Трифона на Неве в 1420 г. договор разрешал следующим образом: ганзейские города должны были возвратить ту часть товара Мирона и его товарищей, которая попала в Висмар, а именно 14 корабельных фунтов и 8 ливонских фунтов воска; товар, оставшийся у разбойников, города должны были искать и, что найдут, — возвратить новгородцам; за товар, который ганзейским городам найти не удастся, Новгород не должен был «взыскивать» с немецких купцов. Таким образом, основной вопрос спора — вопрос об ответственности Ганзы за ограбления новгородцев на море, решался путем компромисса: ганзейские города брали на себя обязательство искать ограбленный у новгородцев товар, новгородцы же обещали не подвергать репрессиям немецких купцов из-за товара, который найти не удастся.

Компромиссность решения делала неизбежным возникновение на этой почве новых недоразумений, так как в связи с развитием заграничной торговли и поездок новгородцев по морю Новгород не склонен был довольствоваться половинчатым обязательством ганзейцев о возвращении того товара, который удастся найти. Он желал, чтобы ганзейцы дали ручательство в безопасности плаваний новгородцев по морю и возвращении всех отнятых у них товаров.

Поводом к тому, чтобы Новгород вновь выставил эти требования, явилось ограбление новгородских купцов, происшедшее летом 1424 г. у берегов Ливонии. В 8 милях от Ревеля на судно, на котором находились новгородцы, было совершено нападение: новгородцев высадили на берег, а товар их увезли в глубь страны. После того, как ливонские города отказались дать удовлетворение, заявив, что они неповинны в случившемся «ни словом, ни делом» и не знают, где находятся грабители и кто они, Новгород прибегнул к обычному средству воздействия на ганзейцев: в начале 1425 г. новгородские власти арестовали всех немецких купцов, находившихся в Новгороде в количестве 150 человек. Условия ареста были очень суровыми: немецким купцам строжайшим образом запрещался выход с территории двора. Только после того, как послы ливонских городов, приезжавшие в Новгород в апреле 1425 г., обещали, что вскоре прибудут «большие послы», облеченные полномочиями для решения всех дел, новгородцы разрешили немцам покупать продукты питания и ходить из одного немецкого двора в другой. Послам Дерпта и Ревеля, бывшим в Новгороде в июне, новгородские власти заявили, что они освободят немецких купцов после возвращения своих братьев и их товаров, но не раньше.

На арест немецких купцов в Новгороде Ганза ответила обычной контрмерой — запрещением торговли с Новгородом. Для большей эффективности запрета ганзейские города решили обратиться к государям соседних с Новгородом государств с просьбой прекратить торговлю с новгородцами. Дерптские послы, бывшие в октябре 1425 г. на собрании орденского капитула в Вендене, просили магистра и
сановников Ордена, чтобы они «во имя Любви и верности христианству» прекратили торговлю с русскими до тех пор, пока не изменятся отношения между немецким купечеством и русскими. Магистр ответил, что он исполнит просьбу городов в случае, если к запрету присоединятся король Дании и ливонские прелаты. Когда дерптские послы обратились с такою же просьбой к архиепископу рижскому, он обещал выполнить их просьбу. Так же поступил и епископ дерптский. Если ливонские города хлопотали о присоединении к запрету магистра и ливонских прелатов, то Любек собирался при первой возможности ходатайствовать перед королем Дании о том, чтобы из его государства к русским не вывозились товары. Об этом же он намеревался просить и великого магистра.

Экономическая блокада Новгорода, задуманная на этот раз гораздо более широко, чем обычно, полностью не удалась. Суда, груженные солью и сельдью, из Данцига направлялись в Выборг или прямо к Неве, где товары покупались русскими. Швеция выполняла роль посредника в торговле между Пруссией и русскими землями. Несмотря на все попытки Ганзы добиться пресечения этой торговли, прусские города не желали ее прекращать; на упреки Ревеля в том, что товары, вывозимые из Пруссии в Швецию, предназначаются для русских, Данциг не без ехидства отвечал: «Случается, любезные друзья, что некоторые люди из Швеции соль и сельдь отсюда вывозят в Швецию, говоря нам и давая заверения в том, что они не предназначаются для потребностей русских, и поэтому этого (вывоза. — Н. К.) мы не можем запретить. Подвозятся ли эти товары русским, или нет, это нам неизвестно...»

Западноевропейские товары поступали в Новгород через Швецию, повидимому, в довольно большом количестве; во всяком случае ливонские послы, бывшие в Новгороде в конце лета 1425 г., одной из причин неудачи переговоров и неуступчивости Новгорода считали обилие в Новгороде товаров, привезенных из Швеции.

Сравнительно малая эффективность блокады, несмотря на попытку привлечения к участию в ней соседних с Новгородом государств, ярко свидетельствует о том, что устои новгородско-ганзейской торговли начали колебаться. Невзирая на все препоны, которые Ганза ставила свободному развитию экономических связей Новгорода с Западом, это развитие не останавливалось. Оно и не могло остановиться, ибо экономическая политика Ганзы, направленная на устранение от торговли с Новгородом других государств, противоречила насущным потребностям не только Новгорода, но и европейских государств, заинтересованных в развитии торговли с русскими землями.

Между тем, пока руководители Ганзейского союза изыскивали средства для оказания давления на Новгород, немецкие купцы в Новгороде продолжали находиться под арестом. Перелом в положении ганзейских купцов, задержанных в Новгороде, произошел лишь осенью 1425 г. В октябре ганзейские купцы были освобождены и получили разрешение на свободную торговлю и выезд со своими товарами из Новгорода.

Новгородское правительство и на этот раз, так же как и раньше, не оказалось последовательным до конца и после периода энергичного наступления пошло на уступки. Изменение позиции Новгорода могло находиться также в связи с тем стихийным бедствием, которое поразило в эти годы Новгород: о страшном море, свирепствовавшем в это время в Новгородской земле, сообщают и новгородские летописцы и письма немецкого двора.

После освобождения немецких купцов между Новгородом и ливонскими городами начались переговоры о полной ликвидации конфликта и восстановлении прочного мира. Достигнуть этого, однако, удалось нескоро.

Десятилетие с 1426 по 1436 г. было временем чрезвычайно неустойчивых отношений между Новгородом и немецким купечеством. Торговля происходила в неспокойной обстановке, нарушалась то временными задержаниями ганзейских купцов в Новгороде, то запрещениями немецкой стороной поездок в Новгород. Неоднократные посольства и переговоры к установлению прочного мира не приводили. Причиной этому являлось твердое желание новгородцев получить отнятый у их «братьев» товар и гарантию в безопасности поездок по морю.

Первое требование новгородцев ганзейские города соглашались выполнить в духе условий договора 1423 г. Они заявляли, что если бы они знали, где находятся разбойники, и если бы разбойники находились в пределах действия власти городов, то они судили бы их согласно крестоцелованию; точно так же, если бы ограбленный товар попал в руки ганзейских городов, то он был бы возвращен новгородцам. Что касается второго требования о предоставлении гарантии «чистого пути» за море, то оно было отклонено самым решительным образом. В январе 1426 г. ратманы Дерпта ответили новгородскому послу, что если новгородцы хотят посещать Неву и ездить по морю, то они должны сами о себе беспокоиться, «так как море имеет много углов и много островов и исстари не было чистым, и города совсем не хотят отвечать за море, если они (новгородцы. — Н. К.) не могут сами для себя сделать море чистым и свободным».

Ганзейский съезд в Любеке в июне 1426 г., занимавшийся обсуждением новгородских дел, поручил ливонским городам заключить двухлетнее перемирие с русскими только при условии, что русские будут вести торговлю на Неве и на воде (т. е. на море. — Н.К.) на свой собственный риск (uppe ere egene eventure) и не будут предъявлять немецким купцам претензий за вред, причиняемый морскими разбойниками.

Непримиримость Ганзы в этом вопросе объяснялась не только тем, что иногда действительно не в ее силах было найти разбойников и ограбленный товар, но и стремлением — и этот мотив был главным — не допустить развития заграничной торговли новгородцев, ибо это развитие неизбежно должно было привести к установлению непосредственных экономических связей Новгорода с Западом и таким образом к подрыву монополии Ганзы на посредническую торговлю между востоком и западом Европы, монополии, являвшейся основой благосостояния и процветания Ганзейского союза. Стремление Ганзы к полному отрыву Новгорода от Западной Европы, к искусственной задержке его экономического развития, получило свое яркое выражение в упорном нежелании ганзейских городов дать новгородцам гарантию «чистого пути» за море.

Мир между Новгородом и Ганзой был восстановлен только в 1436 г. Заключению его предшествовали длительные переговоры между посольством ливонских городов и новгородскими властями, происходившие в Новгороде с конца мая до середины июля 1436 г. Яркое представление о ходе переговоров, а также о тех целях, которыми руководствовалось правительство Новгорода в проводимой им по отношению к Ганзе политике, дает отчет ливонских послов — Тидемана Фоса и Иоганна Бевермана из Дерпта, Готшалка Штольтевота и Альберта Румора из Ревеля.

Отчет ливонских послов показывает, что вопрос, из-за которого в течение предшествующих 15 лет шел ожесточенный спор между Новгородом и Ганзой, — о предоставлении новгородцам «чистого пути» за море, — во время переговоров не поднимался. Быть может, новгородское правительство, убедившись в непримиримой позиции Ганзы, решило временно снять его. Но зато с тем большей энергией оно вновь предприняло попытку добиться ограничения торговых привилегий ганзейцев в самом Новгороде."

Цитируется по: Казакова Н.А. Из истории сношений Новгорода с Ганзой в XV веке.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Игнатий
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 24.09.2012
Сообщения: 7654

СообщениеДобавлено: Сб Мар 17, 2018 9:03 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

БИТВА ПРИ РАКОВОРЕ (18 февраля 1268 г.)


Новгородская первая летопись.
"Того же лета сдумавше новгородци с посадникомь Михаиломь, призваша князя Дмитрия Александровича ис Переяславля с полкы, а по Ярослава послове послаша; и посла Ярославъ в себе место Святъслава с полкы. И изискаша мастеры порочные, и начаша чинити порокы въ владычни дворе...

И совкупившеся вси князи в Новъгородъ: Дмитрии, Святъславъ, брат его Михаило, Костянтинъ, Юрьи, Ярополкъ, Довмонтъ Пльсковьскыи, и инехъ князии неколико, поидоша к Раковору месяца генваря 23...

И оттоле поступиша к Раковору; и яко быша на реце Кеголе, и ту усретоша стоящь полкъ немецьскыи; и бе видети якои лесъ: бе бо съвкупилася вся земля Немецьская.

Новгородци же не умедляче ни мало, поидоша к нимъ за реку, и начаша ставити полкы: пльсковичи же сташа по правои руце, а Дмитрии и Святъславъ сташа по праву же выше, а по леву ста Михаило, новгородци же сташа в лице железному полку противу великои свиньи.

И тако поидоша противу собе; и яко съступишася, бысть страшно побоище, яко не видали ни отци, ни деди. И ту створися зло велико: убиша посадника Михаила, и Твердислава Чермного, Никифора Радятинича, Твердислава Моисиевича, Михаила Кривцевича, Ивача, Бориса Илдятинича, брата его Лазоря, Ратшю, Василя Воиборзовича, Осипа, Жирослава Дорогомиловича, Поромана Подвоиского, Полюда, и много добрыхъ бояръ, а иныхъ черныхъ людии бещисла; а иныхъ без вести не бысть: тысячьского Кондрата, Ратислава Болдыжевича, Данила Мозотинича, а иныхъ много, богъ и весть, а пльскович такоже и ладожанъ; а Юрьи князь вда плечи, или переветъ былъ в немь, то богъ весть...

пособи богъ князю Дмитрию и новгородцемъ, месяца ферваря 18, на память святого отца Лва, в суботу сыропустную; и гониша ихъ, бьюче, и до города, въ 3 пути, на семи верстъ, якоже не мочи ни коневи ступити трупиемь.

И тако въспятишася от города, и узреша иныи полчищь свинью великую, которая бяше вразилася въ возникы новгородьскые; и хотеша новгородци на нихъ ударити, но инии рекоша: «уже есть велми к ночи, еда како смятемся и побиемся сами»; и тако сташа близъ противу собе, ожидающе света.

Они же оканьнии крестопреступници, не дождавъше света, побегоша. Новгородци же стояша на костехъ 3 дни, и приехаша в Новъгородъ, привезоша братию свою избьеныхъ, и положиша посадника Михаила у святои Софьи."

Ливонская рифмованная хроника.
"В его время так случилось,
Что русских увидели скачущими
Гордо в земле короля.
Они грабили и жгли,
У них было сильное войско.
Они сами оценили силу свою
В целых тридцать тысяч человек ,
Но кто же их сосчитать мог?
Кто их видел, тем так казалось.
Сам Господь захотел тогда их наказать.
Из-за огромного их вероломства.
Многими сплоченными рядами
Они приближались, сверкая знаменами.
От Дорпата тогда выступил навстречу
Епископ Александр ,
С ним многие другие,
Кто христианству готов был служить,
Как много раз я это слышал.
О чем я могу еще сказать?
Всё мужество они собрали
Против русских, это правда.
Это то, что о них известно.
Из Феллина там было братьев
немного;
Войско магистра в другом месте
С врагом воевало,
Так что мало оказалось тех, кому
С русскими пришлось сражаться.
Это было очевидно.
Из Леаля пришли туда братья,
Но немного их было, как мне известно.
Из Вейсенштейна также немного.
Если хотите знать точно:
Всего числом тридцать четыре,
Говорят, было братьев .
Местных жителей было у братьев
немало.
Все они желанье имели
С русским войском сразиться.
Как только люди туда подошли
Братьям на помощь,
Тотчас начали строить их
На левом фланге:
Там довелось им сдержать наступление.
Еще больше, чем было немцев,
Королевские мужи привели туда:
На правом фланге они стояли.
Затем с честью начали битву.
Братья, а также мужи их
Во все стороны удары наносили .
Затем случилось несчастье:
Смерть епископа Александра.
Русских двумя колоннами наступавших,
Они разбили и преследовали
По полю здесь и там.
Русские с войском своим отступали
По полю вверх и вниз;
Снова и снова они возвращались,
Но это мало им помогло:
Много мужей их там полегло.
С честью братья отомстили
За то, что терпели
От русских долгое время .
На поле широком, просторном
Были у русских потери большие,
Печальным был для них битвы исход:
Бегом и вскачь неслись они прочь.
Русских там много побили.
Господь помог в тот раз победить:
Ведь каждый немец должен был
сражаться
Против шестидесяти русских ,
Это правда. Знаю я это наверняка.
Король Дмитрий был героем:
С пятью тысячами русских избранных
Воинов предпринял он наступление.
Когда другие войска его отступили.
Ну, послушайте, что случилось.
Полк братьев в бой вступил
Против них у речки злой .
Там он братьев увидел.
Людей у братьев было много,
Хочу я вам сказать:
Сто шестьдесят мужей их было,
Их для него вполне хватило.
Среди них пешие воины были,
Вместе с героями они сражались,
Там, где у моста они стояли.
Много хорошего они сделали.
Человек восемьдесят их было .
К братьям они присоединились
И отбивались там от русских,
Чем многих русских огорчили.
И так вернулись братья
С большими почестями в землю свою.
Спасибо скажу я восьмидесяти мужам,
Тому, что мечи их так звенели
В нужный момент в
Поддержку братьев.
Ну, хочу я кончить рассказ о бедах.
Пять тысяч русских остались лежать
На том поле битвы.
Другие бежали и врассыпную
Домой скакали.
Покрыли себя они вечным позором.
Многие русские жены оплакали
Жизни своих любимых мужей,
Что в битве приняли смерть свою
И больше домой никогда не вернутся.
Вот так закончилась битва .
Из-за того русские всё еще ненавидят
Братьев, что правда.
Такое длится многие годы."



На основании сохранившихся свидетельств о битве при Раковоре можно попытаться реконструировать ход боя, о сражении повествуют два основных источника, которые представляют обе стороны: Новгородская первая летопись старшего извода и Ливонская рифмованная хроника.

Согласно Новгородской летописи недалеко от Раковора у реки Кеголы русское войско встретило немцев. Не теряя времени русские переправляются через реку «не умедляче ни мало, поидоша к нимъ за реку» и строят полки. О переправе обоза и осадных орудий летопись молчит. В центре «противу великои свиньи» встали новгородцы и ладожане, во главе с новгородским князем-наместником Юрием Андреевичем, правее псковичи с князем Довмонтом, позднее, при перечислении потерь новгородцев летописец перечисляет ладожан и псковичей, но не упоминает о потерях в других полках, это позволяет предположить, что новгородцы, ладожане и псковичи вместе бились с «великой свиньей». Это косвенно подтверждает Ливонская хроника, которая упоминает две колонны русских (предположительно новгородцы и псковичи) атаковавших братьев ордена.

Справа от новгородцев и псковичей встали Дмитрий Александрович Переяславский и Святослав Ярославич, старший сын великого князя Владимирского Ярослава Ярославича. Слева встал младший сын великого князя Михаил Ярославич, как замечает Никоновская летопись «со многими князи», то есть можно предположить, что «Костянтинъ,..Ярополкъ,.. и инехъ князии неколико» перечисленные летописью в рассказе о выступлении русского войска в поход встали с Михаилом.

Согласно Ливонской хронике построение немцев было следующим: в центре встали рыцари Ливонского ордена, сформировав, по словам Новгородской летописи «великую свинью», то есть построились, вероятно, большой колонной. Справа встали датчане которых, согласно хронике, "еще больше, чем было немцев, королевские мужи привели туда". На левом фланге согласно Ливонской хроники встали люди (volk), причем они отделены от ополчения (landvolkes), которое было с братьями Ливонского ордена. Ранее в хронике упоминается, что «от Дорпата тогда выступил навстречу епископ Александр, с ним многие другие», но при описании построения о нем не упоминается, логично предположить, что людей (volk), вставших на левом фланге возглавлял епископ Александр и что были они из Дерпта. Вообще, как заметили исследователи, Ливонская хроника на всем своем протяжении принижает и замалчивает заслуги Дерптского епископства в борьбе с прибалтийскими племенами и русскими, этим и может быть вызвано молчание хроники о епископе Александре с отрядом, при описании построения войск.

Начинается встречный конный бой, полк князя Дмитрия Александровича, после жестокой схватки, о чем свидетельствует гибель епископа Александра обращает дерптцев в бегство. О том, что Дмитрий одержал убедительную победу на своем фланге свидетельствует то, что его полк сохранил боевой порядок и позже атаковал ливонских рыцарей в центре.

В то время, как Дмитрий рубился с людьми епископа Александра в центре, братья Ордена устроили настоящую гекатомбу новгородцам. В бою погибло и пропало без вести семнадцать бояр, в том числе посадник и тысяцкий и «иныхъ много, богъ и весть, а пльскович такоже и ладожанъ», а новгородский князь Юрий Андреевич бежал "вда плечи", вероятно, это самые большие потери новгородцев в полевом сражении за все средние века. Возможно, причина в том, что братья Ордена имели больший опыт боевых действий в конном строю чем новгородский патрициат, кроме того орденское построение колонной было, скорее всего, нацеленно на прорыв построения шеренгой. Новгородцы и псковичи не выдержали удара, а колонна немцев не опасаясь удара с флангов, где ее надежно прикрывали дерптцы и датчане, разорвала и разгромила центральный полк русских. Обратив в бегство новгородцев и псковичей, ливонцы пробились к мосту через Кеголу она же река Злая по Ливонской хронике, за которой , очевидно, и располагался обоз русских.

На левом фланге Михаил Ярославич атаковал датчан, здесь, видимо, не одна из сторон не имела преимущества, но видя общую обстановку на поле боя: победу Дмитрия на своем фланге и углубления ливонской колонны в порядки русского войска, датчане начали отходить, Михаил Ярославич либо увлекшись преследованием датчан, либо не имея сил, больше в битву не вступил.

Переправившись через реку ливонские рыцари начали громить обоз «вразилася въ возникы новгородьскые», по нашему предположению, видя это, Дмитрий Александрович идет в атаку на тыл ливонцев. Здесь то и разгорается описанный в хронике бой у моста, 160 конных и 80 пеших мужей, арьергарда колонны, так как в авангарде находились рыцари, прикрыли переправу и вступили в бой с полком Дмитрия. Они выдержали удар, об этом говорится в хронике «и отбивались там от русских чем многих русских огорчили», об этом свидетельствует и то, что русские дали уйти рыцарям, объясняя это наступившими сумерками «уже есть велми к ночи».

Согласно летописи, вернувшиеся из погони за разбитыми немцами новгородцы увидели новую «великую свинью», которая уничтожала обоз русских. Часть разбитых новгородцев и правда могла присоединится к преследованию обращенных в бегство немецких флангов, так как братья Ордена, видимо, не стали ломать строй и преследовать новгородцев, стремясь разгромить и обоз. Понесшие большие потери новгородцы не стали вступать в бой и дали уйти ливонцам, объясняя это, как уже было сказано -наступающей ночью.

Таким образом можно сказать, что битва закончилась "вничью": русские разгромили левый (возможно и правый) фланг немцев, а немцы центр и обоз русских. Тем не менее, главный признак победы - поле боя, осталось за русскими: "Новгородци же стояша на костехъ 3 дни, и приехаша в Новъгородъ, привезоша братию свою избьеныхъ, и положиша посадника Михаила у святои Софьи."
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Игнатий
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 24.09.2012
Сообщения: 7654

СообщениеДобавлено: Ср Апр 04, 2018 5:55 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

РЕЗНЯ В СНЕГУ (Битва на Листани, зима 1443/1444 гг.)

Осенью 1443 г. пожар пожег все "Поле", а тут наступила еще и "лютая зима". "Снези велици и ветри, и вихри силни", что тяжело отразились на татарских кочевьях. Зимой 1443/1444 гг. некий царевич Мустафа повел свою оголодавшую орду на Рязань, его имя, как и имена его сподвижников не встречаются в окружении трех ханов, которые в тот период делили улус Джучи. Вряд ли они принадлежали к орде Улуг-Мухаммеда (так как имена его главных приближенных другие). Возможно, Мустафа был "царевичем", не подчинявшимся никому из "царей"; менее вероятно, что он был связан с Кичи-Мухаммедом или Сеид-Ахметом, так как с этими ханами в начале 40-х гг. поддерживались мирные отношения.

Мустафа "повоева власти и села Рязанскиа и много зла Рязани учинил" После этого он "с полоном многим" отошел и "ста на Поле". Затем Мустафа снова вернулся в рязанские земли, теперь уже "на миру, хотя зимовати в Резани: бе бо ему супротивно на Поли", поступил он так, вероятно, из-за морозов и голода в степи "нужи ради великиа", что интересно, рязанцы пустили его в город.

Кода о приходе татар и желании их зимовать в Рязанской земле узнал Василий II, то он послал против них свой "двор" во главе с воеводами князем Василием Оболенским и Андреем Голтяевым, кроме того великий князь послал с ними «мордву на ртах» (лыжах). Узнав о движении великокняжеской рати рязанцы предусмотрительно выпроводили Мустафу из Переяславля-Рязанского. Татары вышли из города и укрепились на берегу реки Листань, южнее Ольгова монастыря. Не смотря на довольно плачевное состояние орды царевича Мустафы, татары приготовились дорого продать свои жизни. "Татари же отнюдь охудеша и померзоша, и безконни быша, и от великаго мраза и студени великиа и ветра и вихра луки их и стрелы ни во что же быша; снези бо бяху велици зело» лишенные коней и без возможности стрелять из луков они казались легкой добычей.

Ордынцы были окружены, с одной стороны на них двинулась мордва на лыжах с сулицами, рогатинами и саблями с другой, вероятно, посланные Рязанским князем, "казаки рязаньскиа" также на лыжах , далее шел двор великого князя, замыкало кольцо окружения «пешаа рать многа собрана на них с ослопы, и с топоры, и с рогатинами», очевидно, набранная из местных жителей. Судя по всему русские превосходили татар в численности. Не имея возможности использовать луки, стороны вступили в рукопашную схватку, в глубоком снегу, в мороз русские и татары сошлись в жестокой сече. Не взирая на окружение и превосходство сил противника татары не сдавались "татарове же никакоже давахуся в руки, но резашася крепко". В конце концов победили объединенные русские полки, татары понесли существенные потери был убит и Мустафа "царевича Мустофу самого оубиша и князей с ним многих, и татаръ", вельможи Ахмут-мурза и Азбердей Мишерованов были взяты в плен. Для русских бой также не прошёл даром. Пал в бою русский воевода, коломенский наместник Василий Иванович Лыков. Во время этого сражения «мужьствовал» и Федор Васильевич Басенок, впервые тогда появившийся на страницах летописи.

Алексей Чикан.

ПСРЛ. Т. 12. С. 61-62
ПСРЛ. Т. 26. С. 196
Зимин А.А. Витязь на распутье.
Горский А.А. Москва и Орда.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Игнатий
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 24.09.2012
Сообщения: 7654

СообщениеДобавлено: Пн Апр 16, 2018 8:52 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

БУДЬ ОСТОРОЖЕН, СРАЖАЯСЬ НА МОСТУ!


1370 г.
"Тогда раненъ бысть князь Василей Иванович Березуискыи, у города у Волока стоящу ему на мосту, внезапу ис подмостья, сквозь мостъ, литвинъ пронзе его сулицею, и въ той язве разболеся, изнемогъ, преставися въ чернцехъ; иже преже много мужествовавъ на ратехъ, и много храбровавъ на бранехъ, и тако положи животъ свои, служа князю верою."

Симеоновская летопись.

1322 г.
"Сэр Хэмфри де Бохун, граф Херефорд, достойный рыцарь прославленный во всем христианском мире, стоял и сражался с врагами на мосту. И когда благородный лорд стоял и бился, вор, ничтожное создание, подскочил под мост и свирепо копьем ударил благородного рыцаря в в пах [или в зад], так что кишки его вылезли наружу. Увы, печаль! Ибо был убит цветок утешения и вежливости."

Джеффри Ле Бейкер. Хроника Англии времен Эдуарда II и Эдуарда III.

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Игнатий
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 24.09.2012
Сообщения: 7654

СообщениеДобавлено: Пн Апр 16, 2018 8:55 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

БИТВА ПОД ТОРЖКОМ (10 февраля 1316г.)



В 1315 г. в Новгород приехал из Москвы от князя Юрия Даниловича князь Федор Ржевский «и изъима наместникы Михаиловы, и держаша ихъ въ владычни дворе». Затем новгородцы с князем Федором пришли на Волгу, где встретил их сын великого князя Михаила – князь Дмитрий Михайлович Тверской. войска простояли шесть недель до заморозков и мир «взяша». После перемирия новгородцы позвали к себе князя Юрия Московского, который, оставив наместником в новгороде своего брата Афанасия, ушел в орду. Услышав о возвращении князя Михаила Ярославича на Русь, новгородцы пришли к Торжку, «вести переимаючи». разумеется, великий князь Владимирский, узнав, что его наместники выгнаны князем Федором ржевским и новгородцами, пошел в поход на Торжок. Судя по летописям, битва войска великого князя Михаила Ярославича с новгородцами, отказавшимися подчиняться владимирскому князю, состоялась 10 февраля 1316 г. под Торжком «на поле» за городом, где новгородцы потерпели одно из крупнейших своих поражений.

Новгородская первая летопись:
"Того же лѣта поиде князь Михаило изъ Орды в Русь, ведыи с собою Татары, оканьнаго Таитемеря. Услышавше же новгородци съ княземь Афанасьемь, изидоша к Торжку и пребыша ту съ 6 недѣль, вѣсть переимаюче. Тогда же поиде князь Михаило со всею Низовьскою землею и с Татары к Торжку; новгородци же съ княземь Афанасьемь и с новоторжци изидоша противу на поле. Бысть же то попущениемь божиемь: съступившема бо ся полкома обѣма, бысть сѣча зла, и створися немало зла, избиша много добрыхъ муж и бояръ новгородскыхъ: ту убиша Андрѣя Климовича, Юрья Мишинича, Михаила Павшинича, Силвана, Тимофѣя Андрѣянова сына тысяцьского, Онанью Мелуева, Офонаса Романовича и купець добрыхъ много, а иныхъ новгородцевъ и новоторжьцевъ богъ вѣсть; а инии останокъ вбѣгоша в город и затворишася в городѣ с княземь Афанасьемь.

И присла князь Михаило к новгородцемъ в Торжекъ: «выдаите ми князя Афанасья и Федора Жревьского, а язъ с вами миръ докончаю». И рекоша новгородци: «не выдаемъ Афанасья, но измремъ вси честно за святую Софью». И присла князь Михаило опять: «выдаите ми Федора Жревьского»; и не хотѣвше выдати, по неволи выдаша его, и на собѣ докончаша 50000 гривен серебра, и докончаша миръ и крестъ цѣловаша. И по миру князь Михаило призва к собѣ князя Афанасья и бояры новгородскыи, и изъима ихъ, и посла на Тфѣрь в тали, а останокъ людии в городѣ нача продаяти, колико кого станеть, а снасть отъима у всѣхъ. А бои бысть мѣсяца февраря 10, на святого мученика Харлампия. И посла князь Михаило намѣстникы своя в Новъгород, а посадничьство даша Семену Климовичю."

Рогожская летопись:
"В лѣто 6823 прииде великии князь Михаилъ изъ орды, а съ нимъ Татарове силни, и иде къ Торжку с Татары и съ князи суждалскыми, и бишася съ новогородци оу Торжку февраля 10 и побѣди великии князь новогородци, и оубиша новогородцевъ боле тысущи и пожже пригородъ. а новогородци инии бѣжаша въ новъгородъ, а изъ града предашася. И повелѣ князь имати я, и яша Афонасиа Даниловича и князя Феодора ржевскаго, и боляры ихъ и кто надобенъ князю. а иныхъ омири въ посади, а кремникъ повелѣ разнести"
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов -> История Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8
Страница 8 из 8

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Visitor Map
Create your own visitor map!


Powered by phpBB © 2001, 2005 phpBB Group
subRebel style by ktauber
Вы можете бесплатно создать форум на MyBB2.ru, RSS