Список форумов
СЛАВЯНСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Монголо-татарское нашествие
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов -> История
Предыдущая тема :: Следующая тема  

Нашествие монголов на Русь и Европу в 13 веке это:
Исторический факт
44%
 44%  [ 13 ]
Миф: не было никакого нашествия вообще
0%
 0%  [ 0 ]
Нашествие было,но это были не монголы,а тюрки
10%
 10%  [ 3 ]
Нашествие было,но это были захватчики неизвестного роду-племени
0%
 0%  [ 0 ]
В нашествии участвовал самый разноообразный конгломерат
34%
 34%  [ 10 ]
Особое мнение,которое будет изложено в процессе дискуссии
10%
 10%  [ 3 ]
Всего голосов : 29

Автор Сообщение
Игнатий
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 24.09.2012
Сообщения: 7654

СообщениеДобавлено: Пт Июл 14, 2017 4:04 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

В тот год в земле вальвов-язычников были татары. Вальвов некоторые называют партами. Они не едят хлеба, а питаются сырым мясом своего скота. И бились с ними татары, и победили их, и истребляли всех мечом, а иные бежали к русским, прося помощи. И прошел по всей Руссии призыв биться с татарами, и выступили короли со всей Руссии против татар, но не хватило у них сил для битвы и бежали они пред врагами. И пал великий король Мстислав из Киева с сорока тысячами воинов, что были при нем. Другой же король, Мстислав Галицкий (rex Galatie Mysteslawe), спасся бегством. Из остальных королей пало в этой битве около пятидесяти. И гнались за ними татары шесть дней и перебили у них более ста тысяч человек (а точное число их знает один Бог), прочие же бежали. Тогда король смоленский (de Smalenceka), король полоцкий (de Plosceke) и некоторые другие русские короли отправили послов в Ригу просить о мире. И возобновлен был мир, во всем такой же, какой заключен был уже ранее.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Игнатий
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 24.09.2012
Сообщения: 7654

СообщениеДобавлено: Вт Июл 25, 2017 4:03 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Керамика Золотой Орды 14 века

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Игнатий
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 24.09.2012
Сообщения: 7654

СообщениеДобавлено: Чт Авг 03, 2017 10:00 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

В Монголии найдена могила Чингисхана?


Как сообщает ряд медиа, монгольские строители, работающие на прокладке дороги вдоль реки Онон в провинции Хэнти, обнаружили древнее массовое захоронение. В нем только при первом осмотре было найдено несколько десятков человеческих трупов, вмурованных в общей огромной каменной структуре.
На место были вызваны судебные эксперты и археологи, которые квалифицировали захоронение как королевскую гробницу. Есть очень большая вероятность, что это и есть та самая могила древнего монгольского завоевателя Чингисхана.

Касательно событий той эпохи (13 век нашей эры) на сегодняшний день существует множество точек зрения, в том числе достаточно радикальные. Однако если опираться на цитируемые историками рукописи, Чингисхан очень не хотел, чтобы его могила когда-либо кем-либо была найдена.
Рабов, создававших захоронение, по завершение работ убила тысяча охранивших их воинов, после чего воины так же были убиты личной гвардией Чингисхана, которая в свою очередь так же была убита.
Но и на этом Чингисхан не остановился. После его смерти целая орда колдунов, собранная правителем со всего завоеванного мира, выполняла приказ хана по наведению всевозможных проклятий на того, кто посмеет только прикоснуться к захоронению.
Нечто подобное было с могилой Тимура – потомка великого хана, который пытался реставрировать империю своего предка.
Тимур жил гораздо позже Чингисхана, поэтому проклятие, связанное с его могилой, было отражено не только в рукописях, но и в памяти. Когда летом 1941-го года могилу Тимура приехали раскапывать прославленные советские археологи, местные жители первым делом поведали им легенду о том, что если вскрыть могилу – начнется ужасающая война.
Просвещенные адепты археологии только посмеялись нед невежественными аксакалами и начали раскопки. Великая Отечественная началась практически в тот же день.
Когда полный отчет о случившемся лёг на стол И. B. Сталину, археологов как водится, несколько расстреляли, а тело Тимура повезли к Сталинграду, где с камланиями шаманов возили по всей линии фронта. Потом Тимура снова с почестями похоронили. И только после этого в войне Германии и СССР случился радикальный перелом в битве.
Как утверждают легенды, когда Тимур завоевывал непокорный город, он выкладывал пирамиды из черепов обезглавленных местных жителей, однако до своего предка Чингисхана ему всё равно было очень далеко. Поэтому как считают многие мистики, если случайно или намеренно могилу Чингисхана откроют – начнется такая война, что Вторая мировая на её фоне покажется детским утренником.
Ввиду последнего обстоятельства хочется надеяться, что это всё-таки какая-то другая могила. Пока остается ждать официального заявления других академиков-археологов и следить за развитие событий.



Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Святовит
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 16.02.2016
Сообщения: 2230

СообщениеДобавлено: Пн Авг 21, 2017 12:49 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Игнатий
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 24.09.2012
Сообщения: 7654

СообщениеДобавлено: Пн Авг 21, 2017 1:00 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Смеется
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Игнатий
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 24.09.2012
Сообщения: 7654

СообщениеДобавлено: Пн Авг 21, 2017 5:20 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Святовит,кто и с кем сражался на Калке 31 мая 1223 года? Улыбка
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Святовит
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 16.02.2016
Сообщения: 2230

СообщениеДобавлено: Пн Авг 21, 2017 9:34 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Игнатий писал(а):
Святовит,кто и с кем сражался на Калке 31 мая 1223 года? Улыбка

Мне откуда знать. Это вы спициалист татарский. Расскажите кто с кем дрался? Почему? Зачем? Улыбка
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Игнатий
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 24.09.2012
Сообщения: 7654

СообщениеДобавлено: Вс Окт 15, 2017 11:50 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Very Happy


Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Святовит
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 16.02.2016
Сообщения: 2230

СообщениеДобавлено: Пн Окт 16, 2017 8:23 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Все верно! Истиная Русь это Верхнее Поволжье и Новгород а никак не Куев!! И про иго это тоже выдумка!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
upchk
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 19.01.2015
Сообщения: 5866

СообщениеДобавлено: Сб Дек 23, 2017 3:16 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

разбор высера кошелёчного вора Улыбка

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Игнатий
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 24.09.2012
Сообщения: 7654

СообщениеДобавлено: Сб Фев 10, 2018 4:48 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Стенограмма эфира программы "Родина слонов" с доктором исторических наук, профессором кафедры истории России до XIX в. исторического факультета МГУ Антоном Анатольевичем Горским.

М. Родин: Сегодня мы будем говорить о взаимоотношениях Руси и Орды в XIII-начале XVI в. Вокруг этого есть некоторое количество мифов и неверных представлений. Из-за чего эти неверные представления сложились и в чём они заключались?

А. Горский: В первую очередь надо вспомнить, что подчинение Руси власти Орды стало результатом явления, которое охватило почти весь евразийский материк. Это монгольские завоевания, которые распространились на территорию от Дальнего Востока до Ближнего и до Центральной Европы. И в ходе этих завоеваний Монгольская империя, которая вслед за этим распалась на несколько государств, в том числе так называемую Золотую Орду, осуществляла власть двумя основными способами. Это непосредственное подчинение тех или иных территорий, так было в Китае, Средней Азии, Иране. А на территориях, которые находились, как правило, на окраинах этой экспансии, осуществлялась власть при сохранении местных правительств. Именно такая власть была установлена на Руси при сохранении местных князей, которые становились как бы посредствующим звеном между монгольскими правителями и населением.

М. Родин: То есть не было такого, чтобы пришла монгольская администрация, села в Твери, в Москве, во Владимире и непосредственно управляла. Всё делалось через наших же князей.

А. Горский: Да. Представители администрации в некоторых, не во всех, землях были. Это баскаки. Но только в первые десятилетия после установления власти. И они не осуществляли управления: их функцией было контролировать действия князей. Но на первых порах после похода Батыя на Руси не могли знать, что именно такая форма властвования при сохранении местных князей будет установлена. Потому что все страны, которые до этого завоёвывались Чингисханом и затем его сыновьями и внуками, оказывались под непосредственной властью. И опасения, что будет установлено непосредственное управление ордынских администраторов в русских городах, жили очень долго. Даже в XIV-XV вв. И тот факт, что была установлена форма опосредованного управления с сохранением местных князей, по видимому, воспринимался как меньшее зло.

М. Родин: Тут два важных пункта. Первый: когда мы смотрим на этот процесс, нельзя забывать, что мы были частью глобального явления, которое охватило всю Евразию. Второе: нельзя забывать, что наш случай – не самый жёсткий. У нас было больше вольностей.

А. Горский: Да, так было во многих странах. И на Дальнем Востоке, это Корея, Вьетнам. На Ближнем Востоке, если Иран был непосредственно подчинён, то турецкое государство, Грузинское царство, киликийская Армения тоже находились примерно в такой же зависимости, как русские земли.

М. Родин: Чтобы это хорошо понимать, нужно сначала разобраться с начальной точкой. Что мы имеем к 1240 г., ко времени батыевских походов? Какова у нас собственная система администрации? У нас есть феодальная раздробленность. Как всё это было устроено, как княжества между собой взаимодействовали?

А. Горский: Существовало более десятка земель. Так они тогда назывались: не княжествами, а именно землями. В большинстве из них правили определённые ветви княжеского рода Рюриковичей. Но были земли и с другим статусом. Это в первую очередь Киевская. Киев сохранял значение номинальной столицы Руси вплоть до нашествия Батыя, даже некоторое время после. И за Киев шла борьба между князьями из сильнейших земель.

Кстати, столичный статус Киева осознавался и завоевателями. И в Киевской земле была установлена одна из наиболее жёстких форм зависимости. Там была перепись населения, учтено было всё мужское население и обложено данью. В других землях были более мягкие варианты осуществления властвования.

М. Родин: И потом вся эта структура восприняла хана Орды как сюзерена без особых юридических проблем. Мне кажется, чтобы понять, почему так произошло, надо разобраться с тем, как воспринимался мир, в том числе нашими князьями, и поговорить про Византийскую империю, которая к тому моменту имела достаточно большое количество проблем. Расскажите, пожалуйста, про это.

А. Горский: Если говорить про ситуацию в Европе в целом, то русские земли фактически были независимыми государствами. Признавалось определённое верховенство киевского князя, но фактически крупные земли, такие как Черниговская, Суздальская, северо-восточная Русь, Смоленская, Волынская и другие фактически были независимыми государствами.

Но существовало представление о наличии власти более высокого порядка, чем власть любого из русских князей. Это власть императора Византии. На Руси он именовался цесарем или, сокращённо, царём. И хотя никакой политической зависимости от Византии не было, была зависимость в церковном отношении. Русская митрополия была частью Константинопольской патриархии. Но в общемировом масштабе царь греческий, как его называли на Руси, считал себя правителем более высокого ранга, чем любой из русских князей.

Но завоевание Батыя пришлось как раз на тот период, когда Константинополь, Царьград, говоря по-русски, то есть город царя, императора, оказался под властью западных крестоносцев. На некоторое время ситуация оказалась такой, что царя православного в Царьграде не было. Была Никейская империя, которая в 1261 г. вернула себе Константинополь, но полноценной заменой константинопольским императорам на Руси её не рассматривали.

И получилось так, что это новое политическое образование, Монгольская империя и затем Орда, заняло место царства в восприятии тогдашних людей, и на их правителей был перенесён царский титул. Первоначально так называли преимущественно монгольского императора, который сидел в Каракоруме. Но где-то с 60-х гг. XIII в. царём стали называть хана Орды. Это представление свою определённую роль сыграло, потому что царь – правитель более высокого ранга, чем князья. Поэтому власть стала восприниматься в какой-то мере, как легитимная. Царь нечестивый, в смысле нехристианский, но тем не менее, он царь и ему следует подчиняться.

Это представление очень повлияло на то, как развивались отношения русских земель с Ордой. Потому что преодолеть это представление о законности, в определённой степени, власти ордынского царя было непросто.

М. Родин: Насколько я понимаю, был ещё важный момент в восприятии Орды: это эсхатологические мотивы, которые были тогда очень популярны в обществе. И представление о том, что завоевание – это воздаяние за грехи. Насколько я понимаю, это был основной мотив интеллектуальной жизни XIII в.

А. Горский: Да. Возникла потребность как-то объяснить случившееся. И наиболее распространённой интерпретацией было как раз то, что это воздаяние за грехи, эсхатологические мотивы, связанные с приближением конца света, всё это присутствовало. Но в этом был и другой момент. Взятые из священного писания примеры приводили факты такого подчинения, рабства, как это тогда называлось, или работы в смысле рабства за грехи. Но они же показывали, что это явление было временным. Нужно было очиститься от грехов и тогда наступит освобождение. И позже, в XV в., в ряде литературных произведений этот момент прослеживается.

М. Родин: Как после батыева нашествия сформировались отношения князь-великий князь-царь?

А. Горский: Основных форм зависимости можно назвать три. Это получение ярлыков князьями на свои княжения. Не только на великое княжение, но и на менее значимые столы нужно было получать ярлыки. Причём ярлыки следовало обновлять, если менялся хан: ехать в орду князьям и получать новые ярлыки. И после смерти князя его преемник должен был получить ярлык.

Второе – это дань. Были разные формы выплат. Главная подать называлась выходом. И третье проявление зависимости, которое, правда, в XIV в. сходит на нет, это обязанность оказывать военную помощь ханам в их походах. Причём в разных землях это проявлялось в разной степени. Наиболее это форма была задействовала в отношении Галицко-Волынской Руси, это юго-западная Русь. Скажем, князья северо-восточной Руси очень редко привлекались для участия в ордынских походах.

М. Родин: Чаще всего с ханом общался великий князь, как главный администратор, или князья могли ездить к хану через его голову, о чём-то договариваться, против него просить, жаловаться на него? Постоянно ведь были территориальные споры и войны между князьями не прекращались.

А. Горский: Да, главным контрагентом был, конечно, великий князь. Потому что в его обязанность входила отправка дани в Орду. Тут надо оговориться, что мы сейчас говорим о северо-восточной Руси, о том регионе, где потом начало формироваться новое государство с единым центром в Москве.

Именно он отправлял в Орду дань. Ему чаще других князей приходилось ездить в Орду. Но тем не менее возникали коллизии разного рода достаточно постоянно. Ну, скажем, если брать вторую половину XIII и начало XIV в., борьба за великое княжение шла почти постоянно. Между сыновьями Александра Невского, скажем. Дмитрий Александрович, старший, когда взошёл на великое княжение, весь период его княжения – это борьба, то утихающая, то усиливающаяся, с его братом Андреем Александровичем. Причём здесь князья пользовались тем, что фактически в 80-е - 90-е гг. XIII в. Орда была разделена на две части. Это Поволжье, где правил, собственно, хан, и западная часть от Днепра до Дуная, где фактическая власть была у Ногая. Это один из представителей правящего рода, потомков Джучи, сына Чингисхана. И Андрей Александрович пользовался помощью хана, который сидел в Сарае на Волге, в столице Орды, а Дмитрий Александрович и его союзники пользовались помощью Ногая. Внутриордынская борьба экстраполировалась на борьбу между русскими князьями.

М. Родин: Не было такого, что русские княжества восставали против хана. Они могли вести борьбу против того хана, которого считали нелегитимным. Но попытки свергнуть царя не было ни в XIII, ни в XIV в.

А. Горский: В XIII в. нельзя сказать, что вели какую-либо борьбу против хана. Нелегитимных правителей в этот период не было. Просто могли ориентироваться на определённую силу в Орде. Одни – на одну, другие – на другую, пользуясь тем, что в Орде произошёл раскол. Затем раскол исчезает, в Орде устанавливается единство к рубежу XIII-XIV вв., и опять таки никакой борьбы за полное освобождение от власти ордынского царя не было.

Иногда можно встретить такое представление, что тверские князья в начале XIV в. такую борьбу вели, а московские верно служили Орде. На самом деле и те, и другие несомненно признавали власть ордынского хана. Но могли противиться определённой ханской воле, если эта воля была в пользу их противника. Причём по началу это несколько раз делал московский князь Юрий Данилович, затем был факт, когда тверской князь проявил нелояльность – это восстание в Твери 1327 г. против притеснений, которые чинили жителям воины из отряда ордынского посла.

А во второй половине XIV в. уже другая ситуация возникает. Когда в Орде начинается междоусобица и фактическая власть над большей частью орды попадает в руки к незаконному правителю, не принадлежащему к ханской династии – к Мамаю.

М. Родин: Нам по школьному курсу кажется, что основное содержание XIV в. – это борьба с Ордой. Но на самом деле основное содержание, на мой взгляд, это борьба сильных княжеских центров за великое княжение и собирание земель Москвой, Тверью и другими. Какую роль в этом играла Орда?

А. Горский: До периода замятни главное содержание политической жизни северо-восточной Руси – это борьба за великое княжение. В северо-восточной Руси было более десятка княжеств со своими династиями и было столичное княжение – Владимирское. Тот, кто его получал, получал прирост подвластных территорий в несколько раз. Но хан мог передать владимирский стол представителю другого княжества. И тогда предыдущий князь всё терял и оставался только со своим княжеством.

И, если говорить о XIV в., московские и тверские князья стремились как-то закрепить за собой великое княжение, но долгое время это не допускалось Ордой. И более того, Орда стремилась надолго не задерживать великое княжение за одними князьями, чтобы кто-то не усилился чрезмерно.

Во второй половине XIV в. происходит изменение достаточно решительное, а именно происходит закрепление великого княжения за московскими князьями.

М. Родин: Это юридически как-то было закреплено, или это традиция сложилась, что постоянно великим князем становится московский князь?

А. Горский: Нет, первоначально такого закрепления не было. Иван Калита и его сыновья почти тридцать лет в общей сложности владели великим княжением. Но это не значило, что оно закрепилось за московскими князьями. В 1360 г., как раз когда в Орде начались междоусобицы, хан передал великое княжение князю суздальскому. То есть Москва лишилась всей территории великого княжения, которая действительно увеличилась благодаря великокняжескому статусу московских князей. То есть ряд княжеств был к этому времени присоединён. Это ещё не было стремлением к объединению всей Руси. Просто пользуясь ситуацией, князья, не только московские, но и другие, стремились расширить сферу своей власти.

Два года продолжалась ситуация, когда московские князья были лишены великого княжения. Потом, в 1362 г., оно вернулось по ярлыку другого хана, пришедшего к этому времени к власти, к московскому князю Дмитрию Ивановичу, в то время ещё совсем юному. И вся деятельность Дмитрия, прозванного позже донским, имела своей главной целью не освобождение от верховной власти ордынского хана, а закрепление великого княжения Владимирского и территории, которая к нему относилась, за московскими князьями. За то, чтобы это было признано всеми соседями, включая и Орду. То есть для того, чтобы это закрепление произошло, нужно, чтобы это признал правитель Орды.

М. Родин: Мне кажется, что это один из важных моментов, который проворонили в Орде. Потому что они допустили усиление одного из княжеств, появление центра силы, вокруг которого начало всё собираться.

А. Горский: Да, эта политика сдержек и противовесов, которая проводилась Ордой, дала сбой. К 1360 г. Москва уже достаточно усилилась, чтобы воспрепятствовать изменению политической ситуации в пользу других князей. Конечно, сыграло роль, что в Орде в этот момент началась междоусобица. В 60-е гг. особенно активно она происходила. Мамай предпринимал попытки отнять великое княжение у московского князя: он передавал ярлык князю тверскому. Но у него ничего не получилось. В конце концов, военной силой Москва принудила тверского князя отказаться от великого княжения.

М. Родин: Что произошло между Дмитрием Донским и Мамаем и почему Дмитрий Иванович посмел поднять на него руку?

А. Горский: Первоначально отношения были достаточно ровными. И Мамай, а точнее тот хан, от лица которого фактически правил Мамай, дал Дмитрию ярлык на великое княжение. Но затем политика Дмитрия была направлена на то, чтобы соседние государственные образования признали принадлежность великого княжения московскому семейству как отчины, то есть наследственного владения. Он добился признания этого от суздальско-нижегородского князя, с которым сначала соперничал за великое княжение, от великого князя литовского Ольгерда, хотя Ольгерд поддерживал тверского князя в борьбе против Дмитрия Ивановича. Но в 1372 г. Ольгерд признаёт, это закреплено в договоре, что великое княжение – это отчина Дмитрия Ивановича. Но главное признание нужно было получить от правителя Орды. А Мамай не желал отказываться от этого способа влияния на Русь – возможности передать великое княжение любому из сильнейших князей. И в результате с 1374 г. ситуация переросла фактически в войну против Орды, возглавляемой Мамаем.

Надо сказать, что возможность ведения такой войны и достаточно временами активными способами, была во многом обусловлена тем, что власть Мамая расценивалась как нелегитимная. Об этом есть прямые свидетельства, что власть в Орде, когда правит не царь а князь Мамай, а его статус по-русски звучал именно как князь ордынский, такая ситуация расценивалась как ненормальная, нелегитимная.

М. Родин: То есть он был попросту говоря узурпатором. Выскочка, который пришёл к власти и от своего имени менял ханов как хотел. И это на Руси не нравилось.

А. Горский: Да. Формально всегда был хан, от лица которого он правил, но фактически это была узурпация власти, и на Руси это сознавали. И борьба против Мамая была борьбой против равного. Эта шестилетняя война закончилась Куликовской битвой, которая произошла на ордынской территории. То есть русские войска впервые фактически вышли на территорию Орды и Мамай был разгромлен.

Но одним из результатов, невольным, конечно, стало установление единства Орды. До этого Орда была расколота: на западе фактически правил Мамай, к востоку от Волги до Иртыша шла борьба между разными претендентами на престол. Ханы в 70-е гг. продолжали быстро меняться. Победа над Мамаем привела в частности и к тому, что Тохтамыш объединил под своей властью обе части орды.

М. Родин: То есть Дмитрий Донской помог Тохтамышу, ослабив его главного противника?

А. Горский: Да. Иногда даже предполагают что, может быть, были какие-то союзнические отношения у Дмитрия с Тохтамышем. Но прямых подтверждений этому нет. Скорее всего, это был невольный результат этой победы.

М. Родин: А Тохтамыш был как раз легитимным правителем?

А. Горский: Тохтамыш был потомком Чингисхана и легитимным правителем. Как только он довершил разгром Мамая и объединил Орду, его верховенство было тут же признано. Было отправлено посольство, которое признавало его царское достоинство и власть над Ордой. Но выплату дани, которая была прекращена в 1374 г., Дмитрий возобновлять не спешил. В результате Тохтамыш в 1382 г. совершает свой поход на Московское княжество. Но надо сказать, что обычно итоги этого похода несколько преувеличиваются: говорится о полном поражении Дмитрия Донского. Это было не совсем так. Тохтамыш обманом, не штурмом, взял Москву, столицу противника разорил. Можно считать, что это победа в кампании, но решающего удара он не нанёс. Не было генерального сражения, где Тохтамыш одержал бы победу. Довольно быстро он ушёл из пределов Руси. И более того, состояние войны ещё продолжалось некоторое время. Дмитрий разорил рязанскую землю, князь которой Олег принял, опасаясь разорения своей земли, сторону Тохтамыша во время его похода, указал броды на Оке.

И мир был заключён только в 1383 г. Причём первым послов с попыткой примирения прислал Тохтамыш ещё в конце 1382 г., а весной 1383 г. в Орду отправилось посольство во главе со старшим сыном Дмитрия Василием, которое и заключило мирное соглашение. По нему Тохтамыш выдавал ярлык на великое княжение Дмитрию, хотя тверской князь в этой ситуации вопреки договору, который заключил с Москвой, поехал в Орду претендовать вновь на великое княжение. Но его претензии не были поддержаны. Более того, именно тогда Тохтамыш согласился на то, что великое княжение становится отчиной, то есть наследственным владением московских князей. Конечно, в обмен на выплату дани и долга, накопившегося за десятилетие.

М. Родин: То есть Дмитрий Донской всё таки признавал своим сюзереном ордынского хана и просил у него права быть наследственным владельцем великого княжения. Он боролся с Мамаем, который был равным ему по статусу ордынским князем. Но тут появился Тохтамыш и он продолжает не выплачивать дань, продолжает вести против него боевые действия. Он воюет против своего сюзерена. Как это вообще возможно? Это же бунт.

А. Горский: Первым военные действия Дмитрий не начинал. Видимо, на волне военных успехов с Мамаем возникла мысль, что можно, формально признавая власть, дань не выплачивать. К тому же не было известно, как пойдут события в Орде. Тохтамыш только-только захватил власть. Может быть, замятня продолжится. Никто не знал, что Тохтамыш полтора десятилетия будет править единолично и других претендентов не будет.

Такая выжидательная позиция была занята. А инициатором военных действий был, конечно, Тохтамыш. Сопротивление ему было оказано, но тут такой важный момент: Дмитрий не стал сидеть в осаде в Москве, уехал в Кострому. Причем это не было бегством. Это достаточно обычное явление для Средневековья, не только русского, когда верховный правитель стремится не садиться в осаду, наиболее пассивный способ ведения боевых действий, а уйти, если осада города неизбежна и как-то со стороны воздействовать на события.

Но примечательно, как летописец-современник оправдывал этот отъезд: великий князь, узнав, что сам царь идёт на него со всею силою своею, не стал на бой, не поднял руки против царя. Сам царь пошёл: это впервые был такой случай, когда сам хан двинулся на Москву. Даже в других русских землях такого не было. То есть раз сам царь пошёл, то оказывать ему очень активное сопротивление – это не правильно. Такое представление существовало.

М. Родин: То есть получается, Дмитрий Донской не поднимал бунта, он таким образом аккуратно проверил границы возможного.

А. Горский: В результате получилось, что так.

М. Родин: Что происходило в следующие сто лет, до стояния на Угре?

А. Горский: С 1383 г. уже никто не подвергал сомнению великокняжеский статус московских князей. Это означает, что власть они стали передавать по наследству. Фактически это означало, что территории Московского и великого Владимирского княжества слились. Это большая часть северо-восточной Руси. И это создало основу территории будущего российского государства.

В отношениях с Ордой ситуация на рубеже XIV – XV вв. сложилась сходная с тем, что было при Мамае. Потому что фактическую власть в Орде в общей сложности на протяжении двадцати лет осуществлял с небольшими перерывами Едигей. Он, как и Мамай, не являлся представителем рода Чингизидов, был ордынским князем, по русской терминологии. И в период, когда Едигей был у власти, дань не выплачивалась. Какого-то активного сопротивления здесь не было, формального отказа от признания власти ордынского царя не было. Но пока была ситуация с точки зрения людей того времени нелегитимная, правит не законный царь а временщик, можно отношения зависимости не соблюдать.

В результате в 1408 г. был поход Едигея на Москву, когда уже 13 лет дань не выплачивалась. Не смотря на то, что Москва не была взята, но была разорена большая территория, большая, чем Тохтамыш разорил в своё время, тем не менее, пока Едигей был у власти, состояние войны продолжалось и дань не выплачивалась. Как только Едигей был свергнут, даннические отношения были возобновлены. Причём без всякого давления со стороны Орды. Более того, в 1431 г. Василий II Васильевич и его дядя, соперник в борьбе за великое княжение, Юрий Дмитриевич едут по собственному почину в Орду к тогдашнему хану, чтобы он решил их спор о великом княжении. То есть царь, если он реально правил в Орде, продолжал считаться законным сюзереном московского великого князя.

Ситуация стала меняться в середине XV в. Здесь действовал ряд факторов. Во-первых, это усиление Московского великого княжества, подготовленное предшественниками Василия II. Во-вторых, это фактический распад Орды. Она распадается на несколько государственных образований: это Крымское ханство, Казанское Ханство, чуть позже – Астраханское ханство, Ногайская орда. Оставалось, правда, центральное государственное образование. На Руси его называли "Большой Ордой", в смысле главной из орд. Именно ханов Большой Орды считали в Москве верховными правителями и им выплачивали дань. Но тем не менее это была уже не прежняя единая Орда.

Появился ещё один фактор, связанный с тем, что в 1453 г. прекращает существование Византийская империя, греческое, православное царство, правитель которого признавался на Руси настоящим православным царём. И после этого медленно и постепенно начинает пробивать себе дорогу идея о том, что царское достоинство из павшей Византии, греческого царства, как её называли на Руси, переходит к московским великим князьям.

Уже Василий II несколько раз в разных контекстах именуется в разных литературных произведениях царём. А царь – правитель независимый. Не может царь подчиняться какому-то ещё царю. И таким образом вопрос о том, что необходимо приобрести, говоря по современному, суверенитет, вопрос о возможном отказе от признания власти ордынского царя, неизбежно должен был в этой ситуации встать.

М. Родин: Это словосочетание "православный царь", видимо, именно тогда и появилось. Именно как противопоставление: был раньше православный царь в Византии, а был неверный в Орде.

А. Горский: Его называли "беззаконным", в смысле не знающий истинного закона веры христианской, и "нечестивый", более жёсткое определение.

М. Родин: И тут православным царём пытается стать наш человек. Тогда же возникла концепция "Москва – третий Рим".

А. Горский: "Христианский царь", как это называлось в то время.

И события, связанные с ликвидацией зависимости от Орды происходили уже 70–е гг. уже в правление Ивана III. Обычно считается, что 1480 г., стояние на Угре, это падение ига. Но на самом деле здесь была цепь событий 70-х гг., у которых было два ключевых пункта. Первый – это 1472 г. Тогда Ахмат, хан Большой Орды, совершил первый свой поход на Москву, неудачный. И после этого события Иван III перестал выплачивать дань в Орду. То есть в принципе отношения зависимости были прекращены в 1472 г.

М. Родин: Это еще осознанно против легитимного правителя.

А. Горский: Да. Поскольку его поход был интерпретирован как действие несправедливое, не имевшее оснований для совершения.

И в 1474 г. в самом начале впервые в официальном документе, международном договоре, московский великий князь именуется царём. Это договор, который Иван III заключил от лица Новгорода и Пскова с епископом Дерпта, это государство на территории Ливонии.

В последующем стороны, Большая Орда и Москва, готовились к новому столкновению. Поскольку дань не выплачивалась, в 1476 г. Ахмат потребовал от Ивана III явиться к нему в Орду. Причём такого требования сто лет уже не предъявлялось ханами. Иван III не поехал, и стало ясно, что столкновение неизбежно. В 1480 г. хан, заключив союз с королём польским и великим князем литовским Казимиром IV, такой поход совершил.

Произошло то, что мы называем стоянием на Угре. Два месяца войска стояли друг напротив друга на реке, которая отделяла московские владения от литовских. И после отступления Ахмата в конце 1480 г. попытка восстановить власть над Москвой сорвалась. Вскоре он был убит в результате нападения сибирских и ногайских татар. И после этого Орда его детей уже не претендовала на власть над Московским государством.

М. Родин: То есть сложилось много факторов. Во-первых, то самое государство, сюзеренитет правителя которого признавали великие князья, просто физически распалось. Византийская империя погибла, и кто-то должен был принять титул христианского царя и логично было, что московский князь взял на себя этот титул. Ну и само Московское княжество сыграло свою роль: это было большое сильное государство. Как потом развивались события? 1480 г. – это был чёткий рубеж, когда Иван III осознал себя, начал во всех документах называть себя царём и не признавать сюзеренитет, или были какие-то ещё реминисценции этой зависимости?

А. Горский: Нет, во всех документах Иван III царём называться не стал. Освоение идеи царского титула для московских правителей ещё долгий путь прошло, закончившись в 1547 г. венчанием на царство уже Ивана IV, внука Ивана III. Но независимость была несомненно утверждена и осознана с этого времени.

Другое дело, что до тех пор, пока Большая Орда, Орда детей хана Ахмата, существовала как некое политическое образование, то можно было бы допустить, что какие-то претензии на верховную власть в случае, если она усилится, что прежде бывало: орда слабела, потом усиливалась, могла предъявить. И более того, был эпизод в 1502 г., когда шла война с одной стороны Москвы и Крымского ханства, с другой – Большая Орда и Великое княжество Литовское, Ливонский орден ещё воевал с Россией, Иван III послал сыну Ахмата дань и даже формальное признание зависимости выразил. Но это была всего лишь политическая игра, потому что одновременно посол в Крым должен был убедить крымского хана Менгли Гирея идти походом на Большую Орду чтобы её окончательно добить. Менгли Гирей это и сделал летом 1502 г. Это государственное образование перестало существовать. И главным наследником Орды с того времени стало Крымское ханство.

М. Родин: А в какой момент произошла эта перемена отношения? На протяжении двух с половиной веков были нормальные отношения: великие князья – вассалы татарского царя. В какой момент возникло отношение к этой зависимости, как к нечту отрицательному, как к игу?

А. Горский: Это отношение складывается в период, когда идея возможности отрицания власти ордынского царя стала действовать. Скажем, в период стояния на Угре ростовский архиепископ Вассиан пишет послание Ивану III, где он весь период ордынской власти объявляет нелегитимным. Таким образом он это интерпретирует: Батый, завоеватель Руси, был не царского рода. Значит, он незаконно получил власть над Русью и его потомки, в том числе Ахмат, не настоящие цари. А настоящий, христианский царь – Иван Васильевич.

Сам термин "иго" утверждается только в XVII в. По началу его употребляли в Польше с конца XV в. в отношении зависимости Руси от Орды. Но были и другие термины. В "Казанской истории" XVI в. это "ярмо басурманское". События конца XV в. расценивалось как освобождение от этого ярма.

​ ​
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Игнатий
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 24.09.2012
Сообщения: 7654

СообщениеДобавлено: Сб Фев 10, 2018 5:03 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Реконструкции облика воина Золотой Орды. За основу взят комплекс кочевника из погребения у села Новотерское.
Автор комплекса - Олег Лукьянов.
Фото - Эрик Бурханаев.
В роли ордынца - Павел Бараготов.


Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Евгений 11
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 21.10.2014
Сообщения: 8403
Откуда: Хабаровск

СообщениеДобавлено: Сб Фев 10, 2018 12:04 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Фоменкойды не простят.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Игнатий
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 24.09.2012
Сообщения: 7654

СообщениеДобавлено: Пн Фев 12, 2018 5:07 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Русские князья - вассалы или подданные ордынских ханов?




"Начнем с анализа значения ханских ярлыков на Руси. Казалось бы, с формально-юридической точки зрения их значение в русско-ордынских правоотношениях очевидно и однозначно: ярлык - акт высшей юридической силы в Золотой Орде, издававшийся от имени правившего хана; хан - сюзерен русских князей; следовательно, ярлык должен был являться актом высшей юридической силы и на Руси, обязательным к исполнению всеми ханскими вассалами и их собственными подданными. Однако, как показывает анализ дошедших до нас правовых актов - как ордынских, так и русских, - ситуация была несколько иной.

Безусловно, волеизъявление хана, выраженное в ярлыке, являлось фактически предписанием для его подданных и вассалов, в т.ч. и русских князей. Однако каким же образом оно трансформировалось в конкретные правоотношения? Как выясняется, для того, чтобы предписания ханского ярлыка действовали на Руси, необходимо было издание соответствующего правового акта самим русским правителем, который бы вводил в действие в соответствующем княжестве нормы, содержащиеся в ярлыке.

Подтверждение этому мы встречаем в конкретных правовых актах.
В частности, нам известна т.н. грамота князя Ярослава рижанам, датируемая между 1266 и 1272 гг., которую мы позволим себе воспроизвести полностью: «Менгу Темерево слово клъ Ярославу князю: даи руть немецкому гости на свою волость. От князя Ярослава ко рижаном, и к болшим и к молодым, и кто гостить, и ко всемъ: путь вашъ чисть есть по моеи волости; а кто мне ратен, с тимъ самь ведаю; а гостю чисть путь по моеи волости». Несмотря на краткость этого документа, в нем можно четко выделить две составные части: собственно грамоту Ярослава и ярлык золотоордынского хана Менгу-Тимура, адресованный самому Ярославу. Хан предписывает великому князю, своему вассалу, предоставить «немецкому гостю» (вероятно, имеются в виду ганзейские купцы) право беспошлинного проезда через свои владения в Золотую Орду. Если бы ханские ярлыки на Руси являлись актами прямого действия..., то хану достаточно было бы прямо адресовать ярлык торговцам города Риги, который они могли бы предъявлять при проезде через русские земли. Однако хан адресовал ярлык великому князю Ярославу, а уж он своим собственным правовым актом ввел в действие в подвластных ему землях нормы, содержащиеся в ярлыке Менгу-Тимура.

Таким образом, мы снова видим, что для того, чтобы ханская воля, выраженная в ярлыке, учитывалась на Руси, было необходимо издание соответствующих актов самими русскими князьями, предписания которых, в свою очередь, были обязательны для их русских подданных...Итак, как можно увидеть, ханские ярлыки прямого действия на Руси не имели, и для реализации предписанных в них положений князья должны были издавать соответствующие собственные правовые акты - грамоты...

Второй из рассматриваемых нами правовых институтов русско- ордынских отношений - это вовлеченность представителей золотоордынских властей в процесс принятия властных решений русскими князьями. И здесь мы, в первую очередь, должны вновь вернуться к вопросу о деятельности баскаков (даруг) и послов в русских землях.

Безусловно, следует согласиться с мнением С. А. Масловой, что статус представителей ордынской администрации на Руси не был постоянным в течение всего времени зависимости русских земель от Золотой Орды. Однако исследовательница ограничивается фиксацией летописных сведений о функционировании ордынских чиновников на Руси и практически оставляет без внимания политико-правовые процессы, происходившие в это время в самой Орде и в Pax Mongolica в целом. Ниже мы постараемся проанализировать эти процессы, рассматривая конкретные примеры деятельности представителей ордынской администрации в русских княжествах.

По нашему мнению, золотоордынские ханы вплоть до конца XIII в. не вполне представляли себе, как следует организовать свою власть над русскими землями. Вполне можно допустить, что рассматривался вопрос и о прямом включении Руси в состав Золотой Орды. А. А. Горский утверждает, что «на Руси в течение всего времени ордынского господства жили опасения, что правители Орды от взимания дани с сохранением русских князей у власти перейдут к непосредственному управлению». В самом деле, часть южнорусских земель (значительные территории Киевского, Черниговского, Переяславского, Рязанского княжеств) перешли под прямое управление золотоордынских наместников - даруг или баскаков. Появление таких чиновников на Руси, зафиксированное в летописях, на наш взгляд, может, и в самом деле, свидетельствовать о намерениях золотоордынских правителей ввести прямое ордынское управление в русских княжествах, в т.ч. и сохранявших в этот период автономию. Вероятно, именно с этими опасениями могло быть связано восстание в Новгороде 1257 г. - ведь причиной его летописец называет вести о том, что ордынские (вернее, на тот момент - еще монгольские имперские) чиновники намереваются переписать население и обложить его данью: по-видимому, вольнолюбивые новгородцы усмотрели в этом попытку установить над ними ордынское управление. Еще более мощное восстание 1262 г., неоднократно привлекавшее внимание исследователей, охватило целый ряд регионов Северо-Восточной Руси и также было связано с засильем монгольских чиновников, в действиях которых восставшие, несомненно, усмотрели намерение сосредоточить всю полноту власти в своих руках.

В результате фактического (а с 1269 г. - и юридического) выхода Золотой Орды из-под власти монгольского хана - императора Юань действия теперь уже золотоордынских чиновников на Руси перестали носить выглядеть столь демонстративными попытками присвоения себе всей полноты административной власти. В результате в том же 1269 г. представитель ордынской администрации на Руси реализует совершенно иную функцию - не сбор дани с вассала в пользу сюзерена, а демонстрацию покровительства сюзерена вассалу: речь идет об участии великого владимирского баскака Амрагана в переговорах великого князя Ярослава III и новгородцев с «немцами». Последние, согласно летописи, не пожелав вступать в конфликт с Золотой Ордой, согласились заключить мир на новгородских условиях...баскаки в рассматриваемый период были, скорее, «резидентами» золотоордынских ханов на Руси: они не осуществляли управления, но отслеживали ситуацию в русских княжествах и сообщали в Сарай о случаях нарушения вассальных обязательств князей или населения.

Начиная с конца XIII - начала XIV вв. баскаки в летописях и других средневековых русских источниках упоминаются лишь применительно к территориям, находившимся под прямым ордынским управлениям - Киеву (баскак упоминается в летописях еще под 1331 г.), Туле и Червленому Яру (баскаки упоминаются в 1340-1350-е гг.) и т.д.. Но означает ли это, что ордынские властители отказались от института баскаков или даруг? Отнюдь нет: еще в XV в. (т.е., когда о реальном контроле Золотой Орды над русскими землями уже и речи не было) в летописях упоминаются, в частности, московский даруга Мин-Булат (1432 г.) и рязанский даруга Темир (1471). Однако, как следует из текста летописных сообщений, пребывали не в Москве и Рязани, а при дворе золотоордын-ских ханов - соответственно, Улуг-Мухаммада и Ахмата. Т.е. были уже не столько резидентами хана непосредственно на Руси, а своего рода «экспертами» по русским делам непосредственно при ханском дворе. Полагаем, что эта практика и начала складываться как раз в тот период, когда упоминания о даругах непосредственно в русских землях исчезают из летописей - в начале XIV в.

Связывать изменения в статусе даруг в это время с усилением власти великих князей, как это делает В.В. Каргалов, вряд ли корректно. Скорее, следует объяснять эти изменения тем, что ордынские власти, наконец-то, определились со статусом русских княжеств в пользу вассалитета...Рискнем предположить, что к началу XIV в. хан Токта пришел к выводу о целесообразности оформления статуса русских княжеств как вассалов в соответствии с китайской традицией так называемых «далеко проживающих внешних вассалов» (кит. «вай фань»). Подобная практика начала складываться в Поднебесной империи еще в I в. до н.э., когда империя Хань установила подобные отношения с державой Хунну, превратив ее правителей в своеобразных «федератов»; в дальнейшем эта система постоянно практиковалась китайскими властями в отношении соседних кочевых народов и государств вплоть до начала ХХ в. Система эта характеризовалась выплатой дани (нередко - символической) сохранением у власти местных правителей, признававшихся императорами в качестве таковых, действием внутреннего законодательства и системы управления, тогда как китайские власти демонстрировали свой сюзеренитет лишь периодическим направлением к вассалам посольских миссии и приглашением к императорскому двору вассальных правителей. Все это мы в полной мере наблюдаем и в русско-ордынских отношениях, начиная с рубежа XIII-XIV вв.

Непосредственно к анализируемому аспекту примыкает весьма важный вопрос - утверждение ханами Золотой Орды великих князей, причем в рамках настоящего исследования нас интересует не многократно рассматривавшаяся проблема выдачи ханских ярлыков и природы отношений князей с ханами, а критерии, которыми руководствовались ордынские правители, утверждая того или иного великого князя. Можно с достаточной степенью уверенности утверждать, что в большинстве случаев ханы (как бы ни стремились некоторые авторы убедить в обратном) выдавали ярлыки на великое княжение именно тем русским князьям, которые имели наиболее законные права на него - либо в силу своего старшинства (по лествичному праву), либо по выбору и одобрению остальных князей.

Исключения из этого правила нам известны только два. Первое относится к правлению хана Узбека, который, как известно, весьма широко использовал свое право выдачи ярлыка на великое княжение, фактически злоупотребляя им. Второе связано с эпохой «Замятни великой», когда, во-первых, разные одновременно правившие ханы могли выдавать ярлыки на великое княжение разным претендентам, во-вторых, имел место своеобразный «аукцион», устроенный Мамаем в отношении великого княжения в 1371-1374 гг., и приведший, как известно к «розмирью» ряда русских княжеств, возглавляемых Москвой, с Золотой Ордой, приведшему, в конечном счете к Куликовской битве.

И если со вторым исключением все более-менее ясно, то «волюнтаристское» отношение Узбека к назначению того или иного претендента на великого княжение, на наш взгляд, нуждается в более подробном изучении, поскольку не может быть объяснено исключительно непредсказуемостью характера этого хана...Узбек мог предпринять попытку ввести прямое правление в русских княжествах, и Шевкал мог рассматриваться как один из «губернаторов», т.е. улус-беков. Однако крайне резкая реакция тверичей на его намерения вполне могла охладить реформаторский пыл хана и вернуться к уже сложившейся около четверти века назад системе «вай фань». Он лишь позволил себе достаточно произвольно назначать в качестве вассальных правителей тех русских князей в безусловной лояльности которых был уверен - таких, как Иван Калита.

Именно эта система в сочетании с сохранением «русских» баскаков или даруг, но уже в качестве сановников при ханском дворе позволила сохранять в той или иной степени вассалитет русских княжество от Золотой Орды до XV в. включительно...Наконец, третий вопрос, который мы намерены рассмотреть в рамках настоящего исследования - это действие золотоордынской юрисдикции на Руси.

Сразу можно отметить, что из летописных источников нам неизвестно ни одного случая, чтобы ордынские ханы или их представители осуществляли суд непосредственно на территории того или иного русского княжества. Т.е., ордынская юрисдикция на Руси формально не действовала. Известны лишь три случая конца XIII - начала XIV вв., которые в какой-то мере могут быть отнесены к разрешению споров ордынскими властями на Руси, но и они не являлись «судом» как таковым.

Первый пример датируется 1287 г. и связан со спором о наследстве волынского князя Владимира Васильковича: сам наследодатель намеревался завещать владения своему двоюродному брату Мстиславу Данииловичу, с чем не соглашался галицкий князь Лев, старший брат Мстислава. Как раз в это время через Волынь проходил хан Тула-Буга, направлявшийся походом на Венгрию, и князь Владимир, заручившись его поддержкой, сумел заставить Льва согласиться с его завещанием. Второй пример относится к 1296 или 1297 г.: между князьями Северо Восточной Руси едва не разгорелась междоусобица, и из Золотой Орды был направлен посол Олекса Неврюй, собравший князей на съезд, на котором они договорились решать свои споры мирным путем. Аналогичная ситуация представлена и в третьем примере, датируемом 1304 г. - речь идет о споре великого князя владимирского Андрея Александровича и его племянника московского князя Юрия Данииловича за Переяславль-Залесский. Вновь из Золотой Орды прибыли послы, вновь был созван княжеский съезд, на котором «чли грамоты, царевы ярлыки», в результате чего спор был решен миром, и Переяславль остался за Юрием.

Ни в одном из летописных сообщений не говорится о том, что хан лично рассматривал спор и выражал свою волю в виде судебного решения. Тула-Буга на Волыни в 1287 г. всего лишь присутствовал «проездом», и этого оказалось достаточно для составления завещания в том виде, в каком это нужно было князю-завещателю. Послы же, присутствовавшие на княжеских съездах 1296/1297 и 1304 гг. в Северо-Восточной Руси, всего лишь передали волю хана Токты о недопустимости междоусобиц, но никак не его окончательные решения по самим спорным вопросам.

Таким образом, можно с уверенностью утверждать, что ханская юрисдикция действовала исключительно на территории самой Золотой Орды, не распространяясь на русские княжества. И русские князья прибегали к ханскому суду лишь в случаях споров между правителями отдельных княжеств, либо же между претендентами на княжеский стол в рамках одного княжества (как это было, например, в споре за тверское великое княжение в 1346 г.). В ряде же случаев ханы сами призывали на суд своих вассалов, в которых имели основание сомневаться, при этом иногда вассалов, нарушавших свои обязательства, ханский суд приговаривал к смерти. Все это в полной мере соотносится с отношениями «вассал-сюзерен», существовавшими между русскими княжествами и Золотой Ордой...

Вышеприведенные наблюдения в какой-то степени позволяют уточнить позицию относительно того, являлись ли русские земли непосредственной частью Золотой Орды или нет. Как представляется, опосредованный характер действия правовых институтов Золотой Орды на Руси позволяет утверждать, что русские князья являлись все же вассалами, а не прямыми подданными золото-ордынских ханов."

Цитируется по: Почекаев Р.Ю. И вновь к вопросу о действии золотоордынских правовых институтов на Руси.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Игнатий
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 24.09.2012
Сообщения: 7654

СообщениеДобавлено: Вс Фев 18, 2018 4:56 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Битва на реке Сити — сражение, произошедшее 4 марта 1238 г. между войском владимирского князя Юрия Всеволодовича и татаро-монгольским войском.
После вторжения монголов во Владимирское княжество Юрий оставил столицу княжества и ушёл в леса около реки Сити (северо-запад современной Ярославской области России), где собирались разрозненные остатки войск. Монгольская армия под командованием темника Бурундая подошла к Сити со стороны разорённого ими Углича.
Исход упорной битвы решил подход свежих монгольских сил во главе с Батыем. Владимирское войско было окружено и почти поголовно перебито. Князь Юрий погиб вместе с войском, его голова была отрублена и преподнесена в дар хану Батыю. Поражение в битве при реке Сить предопределило попадание Северо-Восточной Руси под власть Золотой Орды.
После гибели великого князя Юрия на великокняжеский престол приходит его брат, князь переяславский Ярослав Всеволодович, под прямым контролем которого оказались два самых крупных княжества Северо-Восточной Руси (Владимирское и Переяславское).
Войско Бурундая оказалось ослабленным после битвы, что стало одной из причин отказа Батыя идти на Новгород.


Тайна Ситской битвы существует до сих пор, как в причинах внезапного скрытного окружения войск князя Юрия на протяжении почти всего течения Сити (более 100 километров),так и в средствах и неразгаданных путях темника Бурундая. Каким образом огромная масса войск (около 40000 всадников — четыре тьмы) незаметно подошла и окружила русские войска, пройдя огромные пространства с трех сторон?

Сама официальная дата Ситской битвы, 4 марта 1238 года, вызывает сомнение. Дата 4 марта 1238 года является точной датой смерти ростовского князя Василько Константиновича, замученного в Ширенском лесу вместе с полоном.
Ссылаясь на историка С. М. Соловьева, занимавшегося определением местонахождения Ширенского леса, В. А. Чивилихин в своей книге «Память» указывает, что Ширенский лес находится сейчас в 24 километрах от г. Кашина и в 40 километрах от г. Калязина на реке Ширенке, притоке реки Медведицы, т. е. около 100 километров от мест Ситской битвы. Он считает, что после битвы Бурундай шел до этого леса 3 дня. Тогда, по его мнению, Ситская битва произошла 1 марта 1238 года.
На наш взгляд если основываться на том же историческом факте, наиболее вероятна дата Ситской битвы 2 марта 1238 года, так как Бурундай спешил на помощь главным силам хана Батыя, уже взявшим Тверь 21 февраля 1238 года и штурмующим Торжок вторую неделю. После чего Бату-хан должен был пойти на Новгород. В случае недостаточно оправданной задержки Бурундай рисковал отсечением головы. Других наказаний у хана не было. Поэтому Бурундай прошел этот путь за 1,5-2 дня.
Однако, по мнению С. А. Мусина-Пушкина, высказанному в его книге «Очерки Моложского уезда», Ширенский лес находился на границе Угличского и Романово-Борисоглебского уездов, где, как он утверждает, было урочище Ширены и пустоши Васили. Однако на территории Раменского сельсовета нынешнего Борисоглебского округа протекает река Ширенка, а в 10 километрах на территории Ярославского округа находится село Ширенье. От места Ситской битвы до реки Ширенки (через Мышкин) около 100 километров. Следовательно, этот отряд шел двое суток. Отсюда следует, что Ситская битва произошла 2 марта 1238 года.
Следует заметить, что на урочище Ширены или на реку Ширенку не мог идти Бурундай, так как этот путь уводил бы их к юго-востоку, а не на запад — к Торжку и Новгороду. Пленных с князем Васильком вел другой небольшой отряд которому было поручено увезти награбленное и пленных.
В настоящее время по вопросу о месте сражения ученые и краеведы пришли в основном к единому мнению, заключающемуся в том, что в районе селений Могилицы и Божонки было сражение с полком Дорожа (Дорофея Семенова); в районе селений Игнатова, Станилова, Юрьевского, Красного — битва центрального полка под командованием самого князя Юрия Всеволодовича (на реке Сить было три деревни с одинаковым названием «Игнатово»: около Сысоева, около Станилова и рядом с Семеновским); признается сражение в районе селений Семеновское, Игнатово, Княгинино, Покровское, Великое Село, однако умалчивается размах этой битвы, ибо памятник погибшим воинам стоит напротив Игнатова, близ Станилова, что не совсем справедливо.
Большинство ученых и краеведов признают два направления движения отрядов татар на Сить. Первое — с верховьев Сити от Коя, второе — от устья Сити. Но нет твердого мнения, откуда пришли отряды к устью Сити и к Кою. Например, Семен Мусин-Пушкин утверждает, что к устью Сити отряд пришел от Галича, а к Станилову — от Бежецка, через Красный Холм.
Очевидно Бату-хан остановил свои войска в районе Рязань — Коломна — Москва — Владимир для тщательной и глубокой разведки путей на Ростов — Ярославль — Мологу — Сить; на Ростов — Углич — Кой — Воскресенское; на Углич — Мышкин — Некоуз — Лацкое — Семеновское. Были тщательно разработаны планы захвата Переяславля, Ростова, Ярославля, Твери, Торжка, Вологды, Галича (который так и не смогли взять) и Ситской битвы. Были и другие задачи, например заготовка кормов приблизительно на 300000 лошадей и продовольствия более чем на 100000 , всадников и др.
Взяв Владимир 7 февраля 1238 г., Батый послал отряд возможно отряды, для разгрома и уничтожения Суздаля и других более слабых городов — до Юрьевца, Дмитрова, Костромы, с одновременным возложением на них функции сбора и сопровождения награбленного, захвата и конвоирования пленных к Твери и Торжку для использования в строительстве сооружений для штурма крепостных стен и заваливания рвов их трупами, а также конвоирования рабов для работорговли и использования их в Орде.
Основные силы Батыя, пройдя Юрьев-Польский, напали и уничтожили в течение пяти дней, Переславль-Залесский. Преодолев расстояние в 205 километров за двое с половиной суток, приступили к штурму Твери.
Ситская битва произойдет после взятия Твери 2 марта 1238 года (официальная дата 4. 03. 1238 г.). Вот почему князь Юрий ожидал нападения татаро-монголов от Твери, через Бежецк и Красный Холм по кратчайшему пути. Юрий ошибочно считал, что у Батыя в Твери и Торжке все его силы. Можно упрекнуть князя Юрия в отсутствии дальней разведки в южном и юго-восточном направлениях. Некоторые летописи отмечают, что стражи Юрия проспали врага.
Из вышесказанного можно сделать еще один важный вывод, а именно — главные силы Бату-хана не участвовали в Ситской битве, и не могли участвовать, так как в это время они вели самый тяжелый, двухнедельный штурм Торжка. У них не было времени участвовать и в штурме Ростова Великого и Суздаля. Там были другие отряды.
Интересен вывод о скорости передвижения хана Батыя, Он дает возможность определить примерные сроки взятия других городов. Получается, что средняя скорость их передвижения была около 80 километров за сутки. Это максимально возможная скорость движения зимой. Очевидно, степняки привыкли отдыхать в седле.
Для штурма и взятия Ростова Великого, Ярославля, Вологды, Галича и разгрома войск князя Юрия Бату-хан должен был послать сильные отряды, не менее пяти туменов (тумен равен тьме), т. е. 50000 всадников, под общим командованием Бурундая. Ростов был взят 20 февраля 1238 года, затем отряд под общим командованием Бурундая разделился: часть его ушла на Ярославль; во главе основных сил Бурундай пошел на Углич, где еще разделил силы, образовав два (первый и второй) оперативных отряда для нападения на Сить. Третьим оперативным отрядом для нападения на войска князя Юрия с севера и северо-востока был ярославский отряд (около одной тьмы). Первым оперативным отрядом (две тьмы) командовал сам Бурундай, идя от Углича вверх по реке Вороксе до Коя, затем на с. Воскресенское на Сити, Второй пошел от Углича на Мышкин — Некоуз — Лацкое — Семеновское, с отделением в Некоузе меньшей части отряда на Станилово. Ярославский (третий) оперативный отряд пошел по Волге, реке Мологе в устья рек Сити и Удрусы.
Именно на рубежах Углича и Ярославля мы подходим к началу разгадки тайны скрытного окружения всех трех отрядов князя Юрия по отдельности растянутых к началу битвы по Сити на расстояние более 100 километров, с выдвинутыми небольшими отрядами охранения по западному берегу и, надо полагать, с запасным полком на восточном берегу между Семеновским и Красным, а также отрядами охранения обозов в Семеновском, Княгинине и на левом берегу в Великом Селе (между Покровским и Брейтовом).
Разгадка тайны скрытности окружения состоит в том, что Бурундай, в отличие от шумных погромов, поджогов и грабежа главными силами Бату-хана, применил тактику скрытных переходов по ночам с созданием режима абсолютного непроникновения беженцев, вестников и разведчиков на Сить, а также мелких отрядов, шедших к князю Юрию. А погромы всех селений этих районов, с полным уничтожением селений, вырезанием людей и уводом случайно оставшихся в плен, были после битвы.
Очевидно, была проведена глубокая массированная скрытная разведка по всем дорогам и тропам, с поимкой «языков». Кроме разведки был создан режим изоляции всего района Сити от внешнего мира. Причем скрытные заставы татаро-монголов, проникавшие ночами по всем дорогам и тропам, очевидно, были эшелонированными, иначе хотя бы один герой, да прорвался бы в стан князя Юрия, чтобы сообщить об опасности.
Таким образом, первый оперативный отряд Бурундая скрытно сосредоточился вблизи села Воскресенского, а ярославский отряд в лесу на левом берегу Мологи выше села Ветрина, в районе потом построенной деревни Пенье (теперь в зоне затопления). Второй оперативный отряд, отделившийся от отряда Бурундая в Угличе и направляющийся через Мышкин — Некоуз — частью к Станилову, а в основном к Семеновским обозам, также подошел скрытно. Этому отряду путь был ближе: до Станилова — 71 километр, а через Лацкое до Семеновского — 113 километров.
О применении татаро-монголами тактики «облавы» подробно писал Тимур-Лен. Ее использование в Ситской битве подтверждено многими летописями и признано всеми исследователями.
К началу битвы русские полки были расположены в следующем порядке. Первый — трехтысячный конный полк во главе с воеводой Дорожем, находился в верховье Сити, в районе селений Могилицы и Божонки, с целью своевременного обнаружения (разведки) противника и встречного боя с его передовым отрядом.
Второй — центральный отряд — в районе селений Игнатово — Станилово — Юрьевское — Красное. Там был стан командующего, князя Юрия Всеволодовича, с оборудованными для боя позициями, с обозами в районе третьего полка.
Третий отряд (полк правой руки) — в районе Семеновского, Игнатова (рядом с Семеновским), Петровского, Ст. Мерзлеева и Великого Села, которого сейчас нет. Задачи отряда — обеспечение северного фланга русских войск и участие в главном сражении. В соответствии с тактикой русских войск того времени должен быть и запасный (засадный) полк. Запасный полк князя Юрия, скорее всего и был поставлен на восточном берегу Сити, так как Юрий считал его безопасным (даже не вел разводку в сторону востока), а точнее между Семеновским и Красным, чтобы во время битвы полк мог идти на помощь как в стан Юрия, так и к северному полку.
Все три отряда к моменту битвы были растянуты на расстояние более 100 километров. Бурундай, выйдя к Сити, точно знал расположение этих отрядов. Как от своей разведки, так и от пленных он узнал и о проходе полка Дорожа в верховье Сити мимо села Воскресенское, куда он пошел, ожидая встречи передового отряда Батыя от Бежецка, ибо он, как и Юрий, считал, что все силы врага находятся в Твери и Торжке.
Итак, выйдя к Сити у села Воскресенское, Бурундай вдогонку Дорожу направил сильный отряд (около одной тьмы) для его уничтожения у селений Могилицы, Божонки и других. Этот отряд громил, вырезал и сжигал все на своем пути, ибо скрывать уже было нечего. Вот поэтому долгое время у многих ученых и краеведов, в том числе и у С. А. Мусина-Пушкина, сложилось мнение, что татаро-монголы пришли с запада — от Бежецка через Красный Холм. В действительности главные силы Бурундая пошли от Воскресенского, вниз по Сити.
Второй отряд окружения, надо полагать, Бурундай направил в устье реки Верексы, в 5-8 километрах от Воскресенского, затем вверх по ней, до Ковалевского ручья и далее на север, до соединения с северным третьим отрядом окружения с целью замыкания кольца окружения.
Третий, северный отряд окружения, только что упомянутый, отделился, как надо полагать, от ярославского оперативного отряда при подходе к устью реки Сити и устремился дальше вверх по Мологе (на 13 километров выше) до укрепленного городища Старое Холопье. Много позже на том месте построено было с. Борисоглеб с усадьбой Мусина-Пушкина. Отряд взял Старое Холопье, пошел вверх по реке Удрусе, рассыпавшись по деревням вплоть до Суминского, а через Новинку, Крутец, Ветрянку, замкнув кольцо окружения, вместе со вторым отрядом устремился через Федорково на Великое Село, Турбаново, Старое Мерзлеево, а с Халева на Покровское. Именно так, на мой взгляд, должно было произойти окружение войск князя Юрия. Такая схема «облавы» не противоречит летописям, подтверждается народными преданиями всех этих мест, отдельными заключениями ученых и краеведов.
Теперь можно представить весь ход Ситской битвы. Поскольку все отряды Бурундая подошли без спешки, скрытно и действия их были заранее согласованы, то больших временных интервалов между сражениями в разных местах не было. Однако первым сражением надо считать разгром трехтысячного полка Дорожа ночью, под утро, второго марта 1238 года. Надо полагать, нападение на него было сделано тогда, когда основной его состав находился в крестьянских избах селений Могилицы, Божонки и других, ибо князь Юрий и Дорож уже 8 суток ждали нападения.
Естественно, много суток Дорож не мог полк держать в седле, имея теплые избы. Сторожили по западным направлениям сотни, а скорее, десятки всадников. Свой тыл Дорож считал безопасным. Селения с русскими воинами одновременно были окружены. Начался смертный бой около изб.
Выскакивавших из изб русских воинов рубили около дверей и окон. Удалось вырваться из кольца окружения очень немногим. Это была жестокая битва. Воевода Дорож, доскакавший до князя Юрия доложил: «Княже, обошли уже нас татарове… Мы их ждали от Бежецка, а они пришли от Коя».
Пройдя безлюдную низменную местность устья Сити, ярославский отряд напал на район селений: Черкасово, Иван-Святой, Брейтово, Остряковка и другие.
Одновременно с наступлением из устья Сити второй оперативный (некоузский) отряд Бурундая напал на обозы в Княгинине и Семеновском и начал громить их укрепления (в Семеновском по преданию, был монастырь). Этот некоузский отряд еще раньше обнаружил засадный полк и напал на него основными силами. Засада не получилась. Запасный полк первым после полка Дорожа принял удар при следовании на помощь к селу Семеновскому. Битва разгоралась. Возможно, князь Юрий дал команду, а скорее, командир третьего полка правой руки сам направил часть своих воинов на помощь к Семеновскому через Сить. Битва ожесточилась у д. Игнатово (у Семеновского).
В это время третий (северный) отряд окружения напал на Великое Село, окружил его и уничтожил вместе с людьми (Великое Село не возродилось),а затем ударил по полку правой руки в с. Покровском и начал теснить воинов с берега на лед Сити. С другого берега, от Княгинино, Семеновского и рядом стоящей деревни Игнатово, тоже стали теснить русских воинов на лед Сити. У князя Юрия, предположительно, было около 15000 воинов, причем более половины составляли плохо обученные ополченцы. Крестьяне тоже участвовали в битве, но они были в лучшем случае с вилами и обычными топорами.
У Бурундая во всех отрядах, участвующих в Ситской битве, было не менее сорока тысяч всадников. Примерно две тьмы он довел до Воскресенского на Сити. Около одной тьмы составлял второй (некоузский) оперативный отряд и около одной тьмы было в третьем (ярославском) отряде.
Превосходящие силы Бурундая окружили русские войска по частям, сжимая кольцо окружения, и к вечеру того же дня полностью уничтожили оба полка: центральный, во главе с князем Юрием, в районе Станилово — Юрьевская — Красное, и северный полк правой руки, в районе Семеновское — Игнатово — Покровское. Князь Юрий погиб в деревне Юрьевская.
В районе Семеновское — Игнатово — Покровское битва разгорелась раньше, чем в самом стане Юрия в Станилове, поэтому летописцы, возможно, верно утверждают, что Юрий разделил свои войска, послав часть на помощь северному полку, и тем ускорил свою гибель. Поэтому именно здесь могла быть самая ожесточенная битва, ибо в ней участвовали весь полк правой руки, запасный полк и часть войск центрального полка. Здесь окруженные по частям русские воины с обоих берегов были оттеснены на лед Сити превосходящими силами, где скопилось столько сражавшихся, что лед не выдержал и проломился.
Сохранилось предание об огромном количестве трупов с обеих сторон в проломах льда, они остановили течение реки, образовав плотину. Это место стало называться «плотища».
Войско Бурундая настолько было ослаблено в Ситской битве, что этот факт послужил одной из причин отказа Бату-хана штурмовать Новгород Великий с тридцатипятитысячным населением.
В заключение можно сказать: князь Юрий имел к началу битвы три боевых линейных полка на значительном удалении друг от друга и запасный (засадный) полк; для проведения Ситской операции и полного окружения русских войск Бурундай разделил войско на три оперативных отряда и три отряда окружения; нашествие на Сить всех отрядов Бурундая проводилось скрытно, в глубокой тайне, все разведчики, свидетели и подходящие к Сити мелкие отряды уничтожались.
Ситская битва произошла в трех местах: в районе селений Могилицы и Божонки (битва полка Дорожа); в районе Станилово — Юрьевская — Игнатово — Красное (битва центрального полка под командованием князя Юрия); в районе Семеновское — Игнатово — Покровское (тут, по предположению, была самая ожесточенная битва с участием в ней кроме полка правой руки запасного полка и части центрального полка, посланного Юрием на помощь).
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Игнатий
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 24.09.2012
Сообщения: 7654

СообщениеДобавлено: Вс Фев 18, 2018 7:55 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

О численности Улуса Джучи Перейти вниз


В очень многих работах по истории Золотой Орды фигурирует тезис о крайней малочисленности собственно монголов в ее составе. Обычно ссылаются на «4 тысячи монголов», о которых сообщает Рашид ад-Дин как о выделенных Чингисханом войсках для улуса Джучи. Действительно, у Рашид ад-Дина есть раскладка монгольских «тысяч», которые Чингисхан, согласно трактовке Рашид ад-Дина, выделил под начало царевичам и нойонам, и зафиксированных якобы на момент смерти Чингисхана в 1227 г. – см. «Памятку об эмирах туманов и тысяч и о войсках Чингиз-хана» в «Джами ат-таварих» [Рашид ад-Дин, 1952(2), с. 266-281] (далее – просто «Памятка»). Именно ее используют практически все исследователи. И поскольку эти «4 тысячи» во многих работах часто принимаются практически беспрекословно как основное доказательство «малой численности монголов» в Золотой Орде, то имеет смысл внимательно разобраться в данном вопросе.

Как ни странно, но до сих пор не проведено серьезного анализа степени достоверности сведений вышеуказанной «Памятки». Более того, помимо вопроса о достоверности, вообще непонятно, что она на самом деле отражает. По мнению автора данной статьи, давно назрела необходимость тщательно проанализировать ее информацию, сравнивая с данными других источников, содержащих сведения аналогичного характера и современных событиям начала - первой половины XIII в., т.е. в первую очередь – «Сокровенного сказания», «Юань ши», «Шэн-у цинь-чжэн лу» и некоторых других документов, сохранивших аутентичные известия того же периода.

Так как работа по полной сверке данных Рашид ад-Дина по всем «129-ти тысячам войск», представленных в «Памятке», предстоит очень большая, то хотелось бы начать с анализа именно этих «4 тысяч Джучи». Приведем текст из нее, касающийся войск Джучи:

« Часть старшего сына Джочи-хана [составляла] четыре тысячи человек.

Тысяча Мунгура, бывшего из племени сиджиут…
Тысяча Кингитая Кутан-нойона, бывшего из племени кингит. Его сын, по имени Хуран, который был у царевича Кулчи, из числа старших эмиров этого улуса.
Тысяча Хушитая, бывшего из эмиров племени хушин, из числа родичей Боорчи-нойона.
Тысяча Байку, [также] бывшего из племени хушин. Он ведал бараунгаром, т.е. войском правой руки.
Этих четырех упомянутых эмиров с четырьмя тысячами войска Чингиз-хан отдал Джочи-хану» [Рашид ад-Дин, 1952(2), с. 274].

Прежде всего, следует отметить, что данная «Памятка» есть компиляция разнородных и разновременных списков как войск, так и разверсток уделов, тарханств, родов и племен, что доказывается сличением с другими источниками («Сокровенное сказание», «Юань ши», «Шэн-у цинь-чжэн лу» и других). Поэтому важно сразу подчеркнуть неточность терминологии Рашид ад-Дина в составлении данной «Памятки» – он постоянно смешивает “тысячи” как военно-административные единицы (т.е. совокупности семей/кибиток, обязанные выставлять 1000 или более воинов, в зависимости от ранга данной административной единицы), с тысячами – как чисто военными подразделениями, состоящими исключительно из воинов, называя всех их просто «войсками». Поэтому он также не различает контингент, отданный в оперативное подчинение командиру военного подразделения (в китайских источниках иногда такие случаи поясняются выражениями типа «командовал тысячей в военном походе», в отличие от просто «тысячника»), от «тысячи» в качестве военно-административной единицы или удела/тарханства – как некоторого количества кибиток, отданных ханом в собственность или члену ханского рода (в т.ч. хатуням и гургэнам), или особо заслуженному лицу (тархану).

Сама же «Памятка» создавалась как исследование самого Рашид ад-Дина (именно так пишет Рашид ад-Дин в предисловии к «Памятке» [Рашид ад-Дин, 1952(2), с. 266)]) на базе ранее собранных коллективом его сотрудников первичных материалов, в основном росписей родов, войск и уделов, которые как известно велись монголами в так называемых «коко-дефтер», т.е. «синих тетрадях». Набор этих «разрозненных тетрадей», по выражению самого Рашид ад-Дина, и был пресловутой «Алтан дебтер» – не дошедшим до нашего времени монгольским источником, который, судя по ряду исследований, содержал как родословия «золотого рода», так и летописи царствований ханов, вместе с важнейшими и тайными документами государственного характера. К последним, безусловно, относились росписи монгольских родов и реестры их повинностей (в первую очередь военной повинности). Примерное содержание «Алтан дебтер» можно представить по дошедшим до нас вариантам подобных компиляций – «Сокровенному сказанию» и «Шэн-у цинь-чжэн лу», а также по некоторым оригинальным монгольским документам, сохранившимся в составе «Юань ши». В последней, кстати, есть прямое указание на сохранение монголами в строгой тайне сведений о своей армии: «Из-за того, что войсковые реестры являлись особо важной военной тайной, ханьцев не [допускали] читать их цифры. Даже среди тех ближайших [к императору] сановников Верховного тайного совета, которые ведали и лично распоряжались армиями, только лишь 1-2 высших чиновника знали их. Поэтому за сто лет [существования] государства [Юань] имелись [разные] величины численности внешних и внутренних войск и нет таких людей, которые их знают» [Юань ши, 1976, цз. 98; с. 2509].

Однако Рашид ад-Дин был визирем Ильханов Ирана и был допущен к таким секретам. И хотя у него была проблема с пониманием оригинальных документов на монгольском языке – сам он его видимо не знал, но он мог воспользоваться изложением их содержания Болад-чэнсяном1, другим высшим министром в ильханате. Таким образом, в материалах Рашид ад-Дина (т.е. в составе всего «Сборника летописей»), видимо, присутствуют первичные для «Памятки» источники, взятые из «Алтан дебтер» в изложении Болад-чэнсяна. Сравнение с данными из введения первого тома «Сборника летописей» показывает, что именно там, в списках родов и племен [Рашид ад-Дин, 1952(1)], находятся вышеупомянутые первичные материалы. Так, в описании племени хушин написано:

«Был другой старший эмир, по имени Хушидай-Байку. Чингиз-хан отдал его Джочи вместе с войском» [Рашид ад-Дин, 1952(1), с. 172].

Сравним: в «Памятке» говорится уже о двух эмирах из хушинов – Хушитай и Байку, каждый из которых командовал одной тысячей. Это показывает, что сводчики Рашид ад-Дина, которые для него выбирали информацию и компилировали ее при составлении «Памятки», поняли монгольские слова husin-tai baiqu из первичных материалов как имена двух людей, хотя на самом деле они переводятся как "Байку вместе с хушинами" (-тай/дай – это показатель совместного падежа в монгольском языке, означавшего также обладание чем-либо).

И не смотря на то, что для древнемонгольского языка данный показатель совместности не был распространенным, однако он присутствует для специфических случаев. Например, для таких как очень краткий формуляр воинской росписи, состоящий из одной строки, где только и указаны: имя командира с названием подчиненного ему военного контингента из его же рода и, отдельно от них, численный показатель – или нормативной численности этого подразделения, или его реальной величины2. Доказательства этого предположения можно найти в разделе биографий в «Юань ши», когда в одном случае герой биографии назван, например, просто как уруут, а герой другой биографии, тоже из рода уруут, назван уруутай. Причем таких случаев довольно много, в том числе и для разных родовых подразделений. Так зафиксированы пары татар/татартай, кэрэит/кэрэитай, меркит/меркитай, салджиут/салджиутай и так далее3.

Таким образом, китайские сводчики «Юань ши» в ряде случаев сохранили фрагменты оригинальных документов, написанных на специфическом языке монгольско-китайской канцелярии (для нее характерно постоянное вплетение монгольских слов, синтаксических конструкций и оборотов в китайский текст). В этих документах, видимо, содержались сведения в указанном формате – герой биографии был назван вместе с приданными ему людьми его рода (т.е. с окончанием на –тай), чего сводчики «Юань ши» не поняли и осмыслили как название некоего другого рода.

Очевидно, что данная ошибка (восприятие в процессе создания «Памятки» собственно имен и формуляров воинского реестра, правильно записанных в исходном, первичном материале, как исключительно имен людей) не случайна – для «Кингитая Кутан-нойона» (фрагмент о «тысяче Кингитая Кутан-нойона, бывшего из племени кингит» [Рашид ад-Дин, 1952(2), с. 274]) все обстоит аналогично. Здесь имеется такое же непонимание: кингитай также означает вместе с кингитами, а не часть имени некоего «Кингитая Кутан-нойона» (в тексте «Повествования о народах» прямо говорится, что среди рода кингитов есть «один эмир, по имени Кутан», без «Кингитай»). Кроме того, из кингитов у него была не тысяча, а тумен. Дело в том, что правильно имя этого нойона не Кутан, а Qunan (в списках «Повествования о народах» он представлен и как ку?н, и как ?у?н, и как куин, в чтении Березина – Хоин [Рашид ад-Дин, 1952(1), с. 177]) – а это именно тот Qunan, который был передан Чингисханом в 1206 г. под командование Джучи вместе с туменом, составленном из людей обока qeniges (Сокровенное сказание, 1941, § 210). Поскольку окончания на -с и -т/д одинаково являются показателями множественности в монгольском языке, то под кингит у Рашид ад-Дина вполне узнаются qeniges из § 210 «Сокровенного сказания». То есть, опять видим в «Памятке» искажение монгольского первоисточника, причем как в части имени военачальника (Qunan, а не Кутан), так и в части численности приданного ему войска (тысяча вместо тумена)!

Итак, приведенная критика источника «Джами ат-таварих» позволяет обнаружить точку опоры для реконструкции исходного текста росписи войск в реестре (т.е. в тексте оригинальной тетради «коко-дебтер» из состава «Алтан дебтер»). Алтайским языкам присуще выстраивание цепочек, где определение всегда предшествует определяемому. Поэтому исходный текст в реестре, при условии минимума лишней информации, что присуще для списков военного характера, вероятнее всего должен был быть в виде набора простых строк вида: «Такой-то вместе с [войсками из] рода/подразделения такого-то – цифра [численность человек]»4, или учитывая указанную особенность языка, данный формуляр должен был иметь вид: «Y-tai X – N» (где X – имя командира, Y – название рода/подразделения, а N – цифра численности его войска). Можно заметить, что сведения из «Повествования о народах» и «Памятки» взаимодополняют друг друга, представляя собой отдельные части исходного документа, т.е. формуляра воинского реестра. Сопоставляя эти части, можно реконструировать исходную запись реестра, содержавшую полную информацию. Сведем результаты для наглядности в таблицу 1.

Таблица 1 «Повествование о народах» «Памятка» Строка из войскового реестра( реконструкция )
эмир Хушидай-Байку…
с войском Тысяча Хушитая
Тысяча Байку husin-tai baiqu –
2 000 [войска]
из кингитов… с войсками…
один эмир,по имени Кутан Тысяча Кингитая
Кутан-нойона qenigit/es-tai qunan –
10 000 [войска]

Шаблон – «Х вместе с родом таким-то» хорошо подходит для формата росписи войск, составленных по родовому принципу, что не было редкостью в армии Чингисхана, где кроме «регулярных» подразделений (смешанного родового состава) находились подразделения, целиком составленные из числа людей одного рода/обока и которыми командовали главы этих родов. Поэтому в исходном монгольском источнике (т.е. «Алтан дебтер») говорилось о войсках Байку и Хунана, состоявших из хушинов и генигесцев/кингитов, соответственно, и которые были приданы Джучи. И все это более или менее точно было передано Рашид ад-Дином в «Повествовании о народах» – т.е. в самом начале всей работы (сведения о монгольских родах входили во введение начального тома, т.е. работа над всем «Сборником летописей» начиналась именно с них), когда автор-визирь пользовался пояснениями Болад-чэнсяна к монгольским текстам. Но позднее, около 1309-1310 гг., когда на базе этой первичной информации Рашид ад-Дин вел свои исследования, появились ошибки в ее истолковании сотрудниками Рашид ад-Дина. Да и сам он не всегда, видимо, мог их отредактировать при составлении «Памятки о войсках» – ведь после консультаций Болад-чэнсяна, когда составлялось «Повествование о народах», прошло к тому времени уже едва ли не 10 лет5. Все это показывает вторичность «Памятки» по отношению к пересказу документальных материалов "Алтан дебтер" в росписях родов, которые были составлены для «Повествования о народах». То есть, Рашид ад-Дин (точнее его сводчики) сначала составил списки монгольских родов и народов, а уже позднее черпал из них информацию для компилирования «Памятки».

Очевидно, что показанные выше ошибки «Памятки» необходимо ставят вопрос об обязательном проведении ее сплошной проверки и сличения с главным монгольским источником – «Сокровенным сказанием», отражающим ту же монгольскую систему росписей родов/войск что и «Алтан дефтер» (разумеется, и иные источники не следует игнорировать). Такая работа помимо выявления ошибок, поможет более адекватно использовать ценные сведения «Памятки», которые будут классифицированы как по составу информации, так и по времени их появления.

Пока же подведем некоторые итоги анализа «Памятки», проведенные для случая «части старшего сына Джочи-хана»: во-первых, в ней говорится о войсках общей численностью в 13 000 человек, приданных Джучи; а во-вторых, это именно войска (не удел), так как «Сокровенное сказание» также считает приданный Джучи тумен Хунана, составленный из генигесцев/кингит, военным подразделением. Однако только ими не исчерпывается первоначальное число монголов в улусе Джучи – кроме воинов, у Джучи были еще монгольские кибитки, принадлежащие ему на правах удела.

Дело в том, что после 1208 г. Чингисхан, при распределении уделов для членов своего рода, выделил Джучи 9000 юрт/кибиток (Сокровенное сказание, 1941, § 242). Это была именно личная собственность Джучи. Есть и другие данные по этому уделу. Так, Пэн Да-я (в 1233 г.) упоминает Джучи в списке так называемых тоусянов6, т.е. владельцев уделов и крупных тарханств у монголов. Отметим, что Пэн Да-я в этом списке поименно перечисляет 16 человек (из 17 им заявленных), причем Чингизиды в нем перечислены в таком порядке их положения в иерархии «золотого рода», который очень близок к списку получивших уделы согласно § 242 «Сокровенного сказания». Это не случайно – Пэн Да-я передает собственно монгольские сведения о так назваемых «17 тоусянах», идентичные с независимыми от него сообщениями юаньской эпохи, основывающимися на оригинальных монгольских документах7 .

Численность монголов в этих 9000 кибитках можно оценить в приблизительно в 55 тысяч человек. Дело в том, что численность семей у монголов китайскими современниками отмечалось как б`ольшая, чем у других, известных им, центральноазиатских кочевников – для сюнну, например, считалось в среднем 5 человек в кибитке. Данное соотношение обычно принимается и для других кочевых народов. Но у монголов начала XIII в. китайские путешественники отмечают иное положение. Так, Сюй Тин, побывавший в Монголии в 1236 г., пишет: «[Я, Сюй] Тин, наблюдал их [татар] обычаи – один муж имеет несколько десятков жен или более сотни жен… Чингис установил как закон, что необходимо их [татар] породе преумножать свое потомство» (Пэн Да-я, Сюй Тин 1940, с. 23а). А в разделе военного дела «Юань ши» сообщается, что по закону (ясе) времен Угэдэя в монгольскую армию не призывались из кибиток, где был только один совершеннолетний мужчина8. Очевидно, что таких кибиток было крайне мало, поэтому монголы могли себе позволить такую норму призыва, несмотря на огромную диспропорцию между весьма небольшим количеством монголов-завоевателей и многомиллионными массами завоеванных китайцев. Исходя из этого, можно считать, что в среднем монгольская кибитка насчитывала как минимум 6 человек9, поэтому 9000 кибиток удела Джучи и дают вышеуказанную оценку их численности.

Косвенным доказательством того, что не «4 тысячи» войск «размножились» (как это утверждается Рашид ад-Дином и Вассафом10), а именно 9000 кибиток удела Джучи дали основную массу монголов в Золотой Орде, является анализ родового состава более позднего кочевого населения Золотой Орды. Так как по «Памятке» из 13 000 воинов армии Джучи по крайней мере 12 000 относятся к родам хушин и кингит, то по идее они и должны были бы дать самую заметную долю родов в ордынском кочевом населении (если прав Рашид ад-Дин, сообщая, что только они и "размножились"). Но на самом деле можно говорить о значительной численности только тех родов, которые до сих пор отмечены среди прямых потомков золотоордынского кочевого населения – например казахов и ногайцев. А среди них отмечены как самые значимые роды джалаиры, хунгираты и кияты. Хушин и кингит среди них особо не отмечаются – т.е. их роль в Золотой Орде по сравнению с джалаирами и кунгиратами оказывается незаметной, что входит в противоречие с расматриваемым тезисом о «размножении» войск согласно Рашид ад-Дину.

Итак, можно с достаточной степенью вероятности утверждать, что основной вклад в первоначальную численность монголов в улусе Джучи дали 9000 юрт/кибиток или примерно 55 000 человек, пожалованных в удел Джучи около 1209 г., и, видимо, состоявших в основном из близких для кият-борджигинов (исходного ядра улуса Чингисхана) родов/обоков – хунгиратов (анда-куда для киятов, т.е. род, поставлявший брачных партнеров для киятов и vice versa) и джалаиров (их онгу-боголов, т.е. «потомственных вассалов»). К ним надо присовокупить еще 13 000 воинов-монголов11 , оставшихся под командованием Бату после смерти Чингисхана и, видимо, закрепленных за ним Угэдэем после одного из курултаев (скорее всего 1229 или 1234 года). Итак, общее количество монголов, входивших в состав улуса Джучиева составляет около 70 000 человек.

Много это или мало? Для сравнения – население очень крупного по тем временам города Булгар в начале XIII в. по разным оценкам колеблется около цифры в 50 000 человек, а численность корпуса Субэдэя/Кукдая, который был первоначально отправлен (в 1224-1225 гг.) завоевывать всю западную часть Дешт-и-Кипчак и составленный в основном из монголов, кипчаков и канглов (они также вошли потом в костяк будущей Золотой Орды), была 30 000 человек. Факт преобладания немонгольского кочевого элемента в улусе Джучи известен давно, вопрос же состоит в оценке соотношения «монголов» и «немонголов». Как видим по изложенной выше оценке монгольского элемента, его численность была немалой и представлявшей по меркам того времени значительную величину. Поэтому вполне реалистичной представляется оценка соотношения монголов к немонголам в составе кочевого населения улуса Джучи при Бату как 1 : 2, выведенная из известий европейских путешественников (Плано Карпини, брат Юлиан). Таким образом, можно с большой долей вероятности считать, что в 20-30-х годах XIII в. собственно монголы составляли примерно треть от первоначальной численности улусников Джучи и его преемника Бату.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Миха
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 06.01.2013
Сообщения: 4209
Откуда: Волгоград

СообщениеДобавлено: Вс Фев 18, 2018 10:16 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Игнатий писал(а):
...Каким образом огромная масса войск (около 40000 всадников — четыре тьмы) незаметно подошла и окружила русские войска, пройдя огромные пространства с трех сторон?

Сама официальная дата Ситской битвы, 4 марта 1238 года, вызывает сомнение...
...
т. е. около 100 километров от мест Ситской битвы. Он считает, что после битвы Бурундай шел до этого леса 3 дня....
В случае недостаточно оправданной задержки Бурундай рисковал отсечением головы. Других наказаний у хана не было. Поэтому Бурундай прошел этот путь за 1,5-2 дня.
...
От места Ситской битвы до реки Ширенки (через Мышкин) около 100 километров. Следовательно, этот отряд шел двое суток....
...
...Были и другие задачи, например заготовка кормов приблизительно на 300000 лошадей и продовольствия более чем на 100000 , всадников и др...
...
...Преодолев расстояние в 205 километров за двое с половиной суток, приступили к штурму Твери.
...
...Интересен вывод о скорости передвижения хана Батыя, Он дает возможность определить примерные сроки взятия других городов. Получается, что средняя скорость их передвижения была около 80 километров за сутки. Это максимально возможная скорость движения зимой. Очевидно, степняки привыкли отдыхать в седле...
...
...Бату-хан должен был послать сильные отряды, не менее пяти туменов (тумен равен тьме), т. е. 50000 всадников, под общим командованием Бурундая...
...
Все три отряда к моменту битвы были растянуты на расстояние более 100 километров. Бурундай, выйдя к Сити, точно знал расположение этих отрядов. Как от своей разведки, так и от пленных он узнал...


Чушь это всё и малограмотный сектантский бред.
Начиная от эпического "тумен равен тьме" и "40000 всадников — четыре тьмы".
И заканчивая "Преодолев расстояние в 205 километров за двое с половиной суток" и "Очевидно, степняки привыкли отдыхать в седле"...
Смеется
_________________
жена@жизни.net
Ах, простите нас демократы, норманнисты и прочие сектанты и лица нетрадиционной ориентации
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Игнатий
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 24.09.2012
Сообщения: 7654

СообщениеДобавлено: Вс Фев 18, 2018 6:37 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Миха писал(а):


Чушь это всё и малограмотный сектантский бред.


Что же там произошло на самом деле с точки зрения не сектантского истинно верного не бреда? Very Happy
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Миха
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 06.01.2013
Сообщения: 4209
Откуда: Волгоград

СообщениеДобавлено: Вс Фев 18, 2018 8:33 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Игнатий писал(а):
Миха писал(а):


Чушь это всё и малограмотный сектантский бред.


Что же там произошло на самом деле с точки зрения не сектантского истинно верного не бреда? Very Happy



Понятия не имею.
Но "осетра" надо сильно урезать.
В смысле, цифры.
_________________
жена@жизни.net
Ах, простите нас демократы, норманнисты и прочие сектанты и лица нетрадиционной ориентации
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Игнатий
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 24.09.2012
Сообщения: 7654

СообщениеДобавлено: Вс Фев 18, 2018 10:37 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Миха писал(а):

В смысле, цифры.



Ну,если только цифры,то соглашусь. А то уже было грешным делом подумал,что имеется ввиду нашествие степных голубоглазых желтоволосых русских славян-балтославов Very Happy
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Игнатий
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 24.09.2012
Сообщения: 7654

СообщениеДобавлено: Вс Фев 18, 2018 11:31 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Вооружение ордынского воина второй половины XIV в.
Реконструкция, Ярославский Музей-Заповедник.



Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Игнатий
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 24.09.2012
Сообщения: 7654

СообщениеДобавлено: Вс Фев 18, 2018 11:42 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Население Руси в канун батыева нашествия




- Исследование проблем народонаселения Древней Руси, крупный вклад в которое внесла Н.А. Горская, связано с решением многочисленных и разнообразных вопросов, причем ответы только на некоторые из них могут носить достаточно определенный характер, на другие - неполный или предположительный, на третьи найти ответы вообще не удается. Причина - в отсутствии необходимых источников, которые позволяли бы определять границы расселения, пункты проживания, количество дворов в таких поселениях, число живших во дворах людей, характеризовать жителей по половому, возрастному, этническому, социальному, имущественному, профессиональному и другим признакам. Поэтому исследователи демографических процессов раннего времени вынуждены прибегать к ретроспективным расчетам и характеристикам или к распространению конкретных подсчетов и наблюдений над составом жителей отдельного пункта или района на большие населенные пространства. Для Руси ретроспективные расчеты возможны только с XVII в., когда появляется массовая кадастровая документация в виде писцовых и переписных книг. Такие описания начинаются уже в XV в. (например, новгородские), в XVI в. охватывают значительную часть Русского государства, однако не всю. Лишь описания XVII в. по охвату территории и своей сохранности позволяют получить репрезентативные данные, которые можно использовать для характеристики народонаселения более ранних периодов. При этом следует иметь в виду, что территория, фиксируемая в писцовых описаниях XVI-XVII столетий, далеко не идентична территории Древнерусского государства IХ-ХI вв. и землям русских княжеств XII - первой трети XIII вв. За период в 800-400 лет происходили такие изменения (опустошения определенных регионов в результате крупномасштабных и длительных войн, миграции населения в другие места, интенсивные освоения старых земель, колонизации новых территорий и т. п.), которые с трудом позволяют реконструировать населенные пространства IХ-ХIII столетий и соответственно характеризовать жившее там население.Тем не менее метод определения численности населения раннего периода по значительно более поздним демографическим показателям не следует оставлять без внимания при исследовании вопросов о народонаселении Древней Руси. Прямые свидетельства источников IХ-ХIII вв. о населении Руси очень редки, поэтому приходится пользоваться не только ими, но и прибегать к косвенным данным. Так, в летописях чрезвычайно редко упоминается межа (рубеж) княжеств, например, в раннем летописании - единственный раз в рассказе о событиях 1098 г. как разделяющая граница между перемышльско-теребовльскими и владимиро-волынскими землями. При отсутствии конкретных показаний источников примерные границы между княжествами приходится устанавливать путем картографирования периферийных поселений, упоминаемых в древнейших письменных памятниках. Тем самым определяются и ареалы расселения жителей в тех или иных княжествах. Населенность самих поселений устанавливается тоже косвенным путем на основании данных, полученных уже археологической наукой. Размер сохранившегося до наших дней городища позволяет говорить о примерном числе дворов на нем, а размеры дворов - о количестве их обитателей. Здесь, однако, необходимо учитывать разного рода нюансы. Характеристика населения по его проживанию на городищах и на селищах, т. е. разделение населения на городское и сельское, оказывается осуществимой лишь в определенной степени. Городское население может жить и в месте неукрепленном (Белоозеро), а сельское - в укрепленном (новгородские Молвотицы, позднее подмосковное Борисово и др.). Существует набор критериев, по которым городское население можно отличить от сельского. В частности, А.В. Куза в свое время предлагал характеризовать город по следующим археологическим показателям: 1) наличие ремесленных мастерских, признаков торговли (привозные вещи, деньги, весы), промыслы; 2) наличие административного управления (печати, пломбы); 3) предметы военного снаряжения; 4) монументальное каменное зодчество; 5) письменность (эпиграфика, писала, книжные застежки); 6) дорогостоящие предметы обихода (украшения, посуда и утварь); 7) наличие усадеб в городской застройке1. С такими открываемыми археологической наукой признаками городского поселения, отличающими его от сельского, в принципе можно согласиться. При исследовании городов не всегда следует принимать площадь городища за заселенную городскую территорию. Например, г. Торческ, располагавшийся недалеко от Киева на левом берегу р. Гороховатки, левом притоке р. Роси в земле кочевников-торков, имел укрепления, охватывавшие площадь размером в 90 га. Для русского средневекового города это весьма обширная территория, она, например, вдвое превышала площадь Галича, столицы крупного древнерусского княжества (размер галичского городища - 45 га). Можно было бы думать, что в XII в. недалеко от Киева появился новый значительный город в земле торков, подчинявшихся киевским князьям. Однако за стенами Торческа в случае военной опасности укрывались не только люди, но и принадлежавшие им конские стада. Площадь городища не всегда является показателем того, сколько на ней могло поместиться дворов городских жителей. К тому же жилища в древнерусских городах нередко устраивались во внутренней стороне городских стен, и если не принимать во внимание этой особенности расселения горожан в некоторых городах, можно ошибиться в определении числа их жителей. Достаточно остро стоит вопрос о размерах земельных участков, на которых ставились дворы. Дело в том, что археологи в подавляющем большинстве случаев из-за существующей застройки, тех или иных природных изменений (позднейшей залесненности, водных размывов, расширения оврагов) не могут древние городища исследовать полностью, ограничиваясь лишь некоторыми их участками. Обнаружить поэтому признаки древних ограждений, отделявших один двор от другого (заборные канавки, остатки заборов и столбов, ямки для столбов), удается не всегда. Примеры более или менее полного археологического исследования древнерусского города единичны. Так, в Ярополче Залесском работами В.В. Седова и М.В. Седовой вскрыто примерно 7000 кв. м площади. На севере городища (детинец площадью 2,8 га) обнаружены остатки 6 дворов (по канавкам от частоколов). Полностью вскрыты 2 двора. Площадь одного составила 700 кв. м, а другого - 1000 кв. м. Последний принадлежал, видимо, волостелю. В Новгороде Великом вскрыты боярские усадьбы размером в 1200-2000 кв. м и дворы гораздо меньших размеров - в 450 кв. м2. Такой материал позволяет давать и социальную характеристику горожанам. С этой точки зрения интересные данные содержит археологическое исследование городища на р. Гуска, состоявшего из детинца площадью 0,63 га и окольного города размером около 3 га. Оно отождествляется с г. Изяславлем, упоминаемым в летописях и уничтоженным в 1241 г. войсками Батыя. Городище полностью раскопано. Раскопки дали уникальный материал для социальной характеристики русского средневекового города. Оказалось, что во дворах, где были обнаружены сельскохозяйственные и ремесленные орудия, не было военного снаряжения, а во дворах, где найдены мечи, сабли, булавы, кистени, копья, кинжал, кольчуга, не было сельского и ремесленного инструментария3. Очевидно, что «люди воюющие» (по определению социологов Средневековья) составляли особую часть городского населения. По наблюдениям археологов, по соседству почти с каждым городом существовали неукрепленные селища, которые в исследованиях стали определяться как селища-посады. Но города не могли обходиться без продуктов сельских промыслов: бортничества, рыболовства, охоты. Поэтому около городов властями организовывались поселения сельских промысловиков, которые считались сельчанами, а не горожанами. В таком случае население селищ-посадов надо относить не к горожанам, а к сельским жителям. Таким образом, характеристика народонаселения Древней Руси, его общей численности, количественного деления по биологическим, социальным и профессиональным признакам может быть только условно-приблизительной. Больше данных имеется о территориях, на которых проживало это население, местах его концентрации, направлениях внутренней миграции и колонизации, типах и размерах поселений. Эти данные имеет смысл рассмотреть не суммарно за большой хронологический период, а сугубо конкретно, по состоянию на 1237 г., когда началось татаро-монгольское завоевание Руси, резко изменившее ее историческое развитие. При этом следует иметь в виду, что хотя речь идет о населении всей Руси, последняя в указанное время не представляла собой единого государственного целого. В политическом отношении Русь делилась на целый ряд вполне суверенных княжеств и Новгородскую республику, внутри которых имелись подчинявшиеся им вассальные княжества. Поэтому обобщающие данные, характеризующие население Древней Руси, могут быть получены только после рассмотрения соответствующих фактов, относящихся к каждому государственному образованию, существовавшему в пределах, на которые распространилась власть Рюриковичей к концу 30-х гг. XIII в. * * * Крайними юго-восточными русскими княжествами были Муромское и Рязанское. Первоначально, в XI в., они составляли единое княжество со столицей в расположенном на левом берегу р. Оки Муроме. Там стали править представители черниговской династии Святославичей. Муромское княжество быстро заселялось выходцами из Черниговского и соседнего с ним Переяславского княжеств, причем осваивалась территория течения р. Оки к западу от Мурома и, соответственно, наиболее близкая к восточной границе Черниговского княжества. Уже в 40-х гг. XII в. построенная при впадении в Оку р. Прони Рязань политически и административно отделилась от Мурома. В подчинении Мурома остались земли по среднему течению р. Оки, располагавшиеся по этому течению ниже Рязанского княжества. Муромские князья владели также территорией по среднему течению р. Поли, правого притока впадающей в Оку р. Клязьмы. Кроме Мурома других городов в княжестве не было. Археологи фиксируют в Муроме на Воеводской (Кремлевской) горе городище размером более 2,5 га4. Рязань - столица отделившегося от Мурома Рязанского княжества - позднее стала называться Старой Рязанью в отличие от новой, современной Рязани (прежний Переяславль Рязанский). Рязанское княжество занимало территорию по среднему течению р. Оки и правому притоку Оки р. Проне, захватывая значительную часть междуречья Прони и Оки. На западе границы княжества достигали притоков Оки р. Смедвы и р. Москвы в ее нижнем течении, а на востоке - устья р. Пры5. К 1237 г. в Рязанском княжестве существовало еще одно княжество - Пронское, образовавшееся в конце 70-х гг. XII в. По данным 70-х гг. XII в., княжеской резиденцией была и Коломна, но оставалась ли она таковой и в 30-е гг. XIII в., сказать трудно. Письменные источники называют в Рязанском княжестве 14 городов: Белгород, Борисов-Глебов, Добрый Сот, Изяславль, Исады, Коломна, Копонов, Михайлов, Ольгов, Переяславль (Рязанский), Пронск, Ростиславль, Рязань, Ужеск. Шесть городов Рязанского княжества домонгольского времени исследованы археологами. Они установили, что столица княжества Рязань занимала в первой трети XIII в. территорию в 53 га, в Пронске были укреплены территории в 4,5 га и 6 га - всего 10,5 га, в Изяславле детинец занимал пространство в 0,06 га, а окольный город - 5,6 га, городище Белгорода было площадью 4 га, а Ольгова - несколько более 2 га. Городище Переяславля Рязанского имеет размеры 690x540 м, т. е. 37,26 га, но нет уверенности в том, является ли это городище домонгольским. Исследователи полагают, что до нашествия Батыя крепость в Переяславле Рязанском занимала площадь в 30 га. К Муромскому и Рязанскому княжествам с севера примыкало княжество Владимирское, а к последнему - княжества Юрьевское, Переяславское (Переяславля Залесского), Ростовское, Ярославское и Угличское, в разное время выделившиеся из состава Суздальского княжества Юрия Долгорукого, первого независимого князя СевероВосточной Руси. Все вместе они занимали громадную по средневековым меркам территорию от р. Оки на юге до среднего течения р. Северной Двины на севере, от нижнего течения р. Меты на западе до слияния рр. Оки и Волги на востоке. Главным из этих княжеств было Владимирское. Владимир на Клязьме, ставший при Юрии Долгоруком центром удельного владения его сына Андрея Боголюбского, со смертью Юрия и переходом власти над всею Суздальскою землею в руки Боголюбского превратился из удельного в стольный город этой земли, дав ей и новое название - Владимирская. Свое столичное положение город Владимир сохранил и при преемниках князя Андрея. Поэтому князь, занимавший владимирский стол, признавался главным среди князей - потомков Юрия Долгорукого. К 1237 г. владимирский стол занимал старший из остававшихся в живых сыновей Всеволода Большое Гнездо Юрий. Кроме Владимира под властью Юрия находились Суздаль, Боголюбов, Москва, Петров, Кострома, волжские Городец Радилов и основанный в 1221 г. при впадении р. Оки в Волгу Новгород, позднее получивший дополнительное определение Нижний, а также Галич Мерский, Соль Великая и, по-видимому Ярополч6. В начале 1228 г. умер один из младших братьев владимирского князя Юрия Владимир, владевший Стародубским княжеством, и оно с единственным городом-столицей Стародубом на Клязьме перешло к Юрию. Тем самым в руках владимирского князя оказались 12 городов и все земли бассейна р. Клязьмы. И по своей населенности, и по своему экономическому потенциалу Владимирское княжество выделялось среди других княжеств Северо-Восточной Руси. В его состав входили густо населенные земли владимиро-суздальского ополья, самые плодородные на русском Северо-Востоке, а также богатые соляные варницы Галича и Соли Великой. Владимирскому княжеству принадлежало среднее течение Волги и нижнее течение Оки - основных речных магистралей северовосточных русских земель, по которым осуществлялась торговля с поволжскими народами, Волжской Булгарией, государствами Кавказа и Средней Азии. Следующий по старшинству из сыновей Всеволода Большое Гнездо Ярослав получил в наследство от отца Переяславское княжество. Оно включало помимо находившегося у Плещеева озера Переяславля Дмитров, Тверь, Зубцов, Кснятин, Шошу, Дубну и Нерехту (8 городов), а также земли в Торжке и Волоке Ламском, где наряду с переяславскими (бывшими владимирскими) были и новгородские владения7. Младший из остававшихся в живых к 30-м гг. XIII в. сыновей Всеволода Большое Гнездо Святослав правил в расположенном между Владимирским и Переяславским княжествами в верховьях рр. Шахи, Селекши, Колокши и Пекши Юрьевском княжестве, в котором был только один город - стоявшая на левом берегу р. Колокши столица княжества Юрьев. Земли по правому берегу р. Волги в ее верхнем течении и в обширной зоне волжского левобережья принадлежали племянникам Всеволодовичей, детям старшего сына Всеволода Большое Гнездо Константина. В 1217 г., перед смертью, Константин распределил свои владения между тремя сыновьями. Старшему Васильку он передал Ростов и отдаленные Белоозеро и Устюг - всего 3 города. Средний Всеволод получил Ярославль с Мологой (2 города) и земли в бассейне р. Кубены. Младшему Владимиру досталось Угличское княжество с единственным городом Угличем. Таким образом, к 1237 г. потомки Всеволода Большое Гнездо владели в общей сложности 27 городами. Из них 10 были обследованы археологами, зафиксировавшими их размеры. Боголюбов имел городище площадью 3 га. Владимир в первой трети XIII столетия занимал пространство в 145 га. Валы Городца Радилова окружали площадь в 60 га, но городская территория была заселена далеко не полностью. В этой порубежной крепости сохранялись значительные пустые места, видимо, для испомещения войск, ходивших в походы на Волжскую Булгарию и на мордовские племена, а также для защиты расселявшихся на волжском левобережье русских поселенцев, укрывавшихся в Городце в случае нападений тех же булгар или мордвы. Другая пограничная крепость - Москва - к началу XIII в. была размером в 4,5 га. Суздаль, бывший во второй четверти XII в. столицей всей Северо-Восточной Руси, и позднее оставался крупным городом - 49 га к 1237 г. Ярополч имел детинец площадью в 2,8 га. Все эти города относились к Владимирскому княжеству. На территории средневекового Переяславского княжества археологически обследованы два города: Дмитров - 6 га и Переяславль - 40 га. Из городов, принадлежавших сыновьям Константина Всеволодовича, археологически обследованы Белоозеро (площадь 30 га) и Ярославль (площадь 3 га). К северу и к западу от северо-восточных русских княжеств лежали земли Новгородской феодальной республики. Территория, принадлежавшая Новгороду, превышала территорию любого русского княжества первой трети XIII в. Она простиралась от Чудского озера на западе до водораздела между рр. Северная Двина и Мезень на востоке8, от среднего течения р. Ловати и верхневолжских озер на юге до берегов Белого и Баренцева морей на севере. Однако населены были новгородские земли редко и в хозяйственном отношении освоены слабо. Городов было немного. Помимо Новгорода еще Псков, который то подчинялся новгородцам, то выходил из-под их контроля, а также Ладога, Руса (Старая Руса), Торжок, Великие Луки, Олонец, Городецк (Бежецк), Вологда, Волок Ламский, Изборск, Копорье, Моравиин, Юрьев (Дерпт, Тарту), отстоявшие от Новгорода на несколько десятков или даже на несколько Сотен километров, - всего 14 городов. В Волоке Ламском, Пскове, Торжке и Юрьеве были княжеские столы, туда новгородцы сажали князей по договорам с ними. Сам Новгород, получавший разнообразные дани с населения самых удаленных уголков своей земли, имевший давние и хорошо отлаженные торговые связи с Киевом, Черниговом, городами Северо-Восточной Руси, странами Балтики, был наиболее крупным и богатым городом на русском Северо-Западе. Археологами обследованы крепости Изборска (площадь детинца составляет 1 га), Ладоги (каменная крепость - 1 га, примыкающее поселение - 15 га), Новгорода (7 га в конце X - начале XI вв.), Пскова (с окольным городом - более 150 га), Русы (в XV в. - 200 га), Торжка (детинец с окольным городом - около 8,5 га). К югу от новгородских земель и к западу от Владимирского и Переяславского княжеств располагалось княжество Смоленское. Оно занимало территорию от верховьев рр. Москвы к Протвы, левых притоков Оки, на востоке до верхнего течения рр. Западной Двины и Днепра, правого притока Западной Двины р. Торопы и левого притока Ловати р. Куньи на западе. С севера на юг земли Смоленского княжества простирались от верхневолжских озер и верховьев р. Торопы до бассейнов среднего течения р. Сожа и верхнего течения р. Десны. Смоленское княжество насчитывало немало городов. Помимо столичного Смоленска это были Торопец, Василев, Вержавск, Дорогобуж, Ельня (Елна), Жижец (Жижич), Зарой, Изяславль, Копысь (Копыса), Краен, Кречют (Кричев), Крупль, Лучин, Мстиславль, Орша (Рша), Пацин, Прупой (Пропошеск), Ржева (Ржевка), Ростиславль (Рославль) - всего 20 городов9. В начале XIII в. в Смоленском княжестве существовал особый удел - Торопецкий, князь которого даже приглашался новгородцами на княжение в Новгород10. При археологическом обследовании городов Смоленского княжества выяснилось, что город Копысь имел укрепления, охватывавшие площадь в 0,48 га, Мстиславль - примерно в 1,5 га, Ростиславль - около 2 га, укрепления самого Смоленска в первой трети XIII в. защищали территорию в 100 га, а в Торопце детинец занимал площадь в 0,6 га. Хотя из известных по письменным источникам городов Смоленского княжества археологическим раскопкам подверглось 25% их числа, очевидно резкое преобладание среди них столицы княжества - самого Смоленска. На запад и северо-запад от Смоленского княжества располагались княжества Витебское и Полоцкое. О первом из них за длительный период с начала и почти до середины XIII в. сохранились единичные известия. Одно из них говорит о том, что в 1209 г. владимирский князь Всеволод Большое Гнездо «оженися другою женою, поя за ся Василковну князя Витебъскаго дщерь»11. Данное сообщение указывает на то, что в Витебске был княжеский стол. Другое летописное известие свидетельствует, что в 1245 г., уже при монголах, Александр Невский, воюя с литовцами, «пойма сына своего из Витебьска»12. Речь может идти только о малолетнем первенце Александра Ярославича Василии, который, видимо, был посажен отцом на княжение в Витебск. Однако был ли Витебск столицей особого самостоятельного княжества на всем протяжении 1209-1245 гг., сказать трудно. Географическое положение Витебска между Смоленском и Полоцком, которые в 20-30-х гг. XIII в. ожесточенно воевали друг с другом, должно было затронуть и Витебск, однако его судьба в тот период остается неизвестной. Даже при предположении, что Витебское княжество с начала XIII в. существовало беспрерывно, можно сказать, что особой роли в междукняжеских столкновениях первой трети XIII в. оно не играло, судя по всему, будучи небольшим по размерам (включало 1 скромный по своим параметрам город, где детинец занимал пространство в 3 га, а окольный город - 8 га) и слабым в военном отношении. Полоцкое княжество, зародившееся еще в недрах Древнерусского государства во времена Владимира Святославича, было древнейшим и крупнейшим государственным образованием на территории современной Белоруссии. Земли княжества лежали по р. Западной Двине, захватывая бассейн даже нижнего течения этой реки, где жили латгалы. Здесь, в Латгалии, у полоцких князей в XII в. появились такие опорные пункты, как Герцике, Асоте, Кокнесе. На юге граница княжества захватывала верховья левых притоков р. Припяти, бассейн среднего течения р. Березины. Восточная граница княжества проходила примерно по течению р. Друти. Западная захватывала бассейн верхнего и среднего течения р. Вилии. Во времена своего расцвета Полоцкое княжество включало такие города, как Еменец и Усвят (Всвят) на северо-востоке, Брячиславль (Браслав) на северо-западе, Витебск на востоке, а к югу от Полоцка, стоявшего при впадении в Западную Двину ее правого притока р. Полоты, - Борисов, Дрютеск (Друцк), Изяславль, Логожеск, Лукомль, Менеск (Минск)13, кроме всех перечисленных - города Белчицу, Голотическ, Городец, Неколочь, Несвиж, Одрьск, Стрежев - всего 21 город (включая в Латгалии), причем Минск до начала 60-х гг. XII в. был центром особого княжения14, а Друцк был столицей княжества еще дольше - до конца XII в.15 В начале XIII в. эти города потеряли статус столичных центров, что может свидетельствовать о некоторых успехах внутренней политической централизации Полоцкого княжества. Однако эти успехи сводились на нет все более возраставшим немецким давлением в Прибалтике, где рижский епископ и Орден меченосцев захватили в 1207-1214 гг. полоцкие владения в Латгалии16. Усиливались и действия против Полоцка со стороны крепнувшего Литовского государства. Стал центром самостоятельного княжества Витебск, и из 21 города в руках полоцких князей осталось только 17. Из этого числа 5 городов исследовались археологами. Они установили, что Брячиславль имел укрепления размером около 2 га, Друцк - 17,5 га, Логожеск - 1,5 га, Минск - 3 га, а главный город княжества Полоцк - 58 га. Южным соседом Смоленского княжества было княжество Черниговское. Его основная территория располагалась в бассейнах среднего и нижнего течения р. Десны, левого притока Днепра, и бассейна Сейма, левого притока Десны. На востоке граница Черниговского княжества шла от р. Оки к верховьям Дона, далее на юг вдоль верхнего течения Дона, затем сворачивала к истоку Сейма, шла на запад по р. Псел, выходила к верховьям Остера и у устья Десны достигала Днепра. Западная граница шла по Днепру17. На севере граница Черниговского княжества доходила до р. Угры, левого притока Оки. Территория Черниговского княжества, за исключением ее северной части, была давно и достаточно хорошо освоена в хозяйственном отношении. Здесь были плодородные поля, многочисленные реки, богатые рыбой, озера и болота, где водилась водоплавающая птица, а также места расселения хищных птиц, которых ловили для княжеской и боярской охоты, большие леса, где били зверей и собирали мед диких пчел. В Черниговском княжестве было много городов. Помимо Чернигова, стоявшего на правом берегу р. Десны при впадении в нее р. Стрижень, еще - Бахмач, Белавежа (Белая Вежа), Березый, Блестовит, Болдыж, Брын, Брянск, Воробейна, Воротынск, Всеволож, Вщиж, Вьяхань, Глебль, Глухов, Гомий, Гуричев, Девягорск, Дедославль, Домагощ, Донец, Зартый, Вырь, Козельск, Колтеск, Корачев, Коршев, Кром, Курск, Листвен, Лобынск, Лопастна, Лутава, Любеч, Моровийск, Мосальск, Мценск, Неринск, Новгород Северский, Обловь, Ольгов, Оргощ, Ормина, Попаш, Путивль, Радощ, Ропеск, Росусь, Рыльск, Севск, Серенск, Синин мост, Сновск, Сосница, Спашь, Стародуб, Трубчевск (Трубецк), Уненеж, Хоробор, Чичерск - всего 60 городов18. В Новгороде Северском, Курске, Путивле, Рыльске и Трубчевске в ХI-ХII вв. появились княжеские столы, что означало образование особых уделов внутри Черниговского княжества. Но твердо можно говорить о существовании к 1237 г. лишь двух черниговских княжеств-уделов: Рыльского, где в 1239 г. правил князь Мстислав Глебович19, и Козельского, где в 1238 г. княжил малолетний князь Василий20. Предположительно можно думать, что сохранялось и особое княжение в Курске, где в 1226 г. правил князь Олег Святославич, с которым собирались воевать князь Михаил Черниговский и его владимирские (Владимира на Клязьме) союзники21. Из черниговских городов археологически обследованы Брянск (две части укрепленного детинца общей площадью около 6 га), Вщиж (городище размером в 3,8 га), Любеч (городище в 4,5 га), Новгород Северский (детинец около 3 га, окольный город примерно 30 га), Оргощ (детинец диаметром в 200 м, следовательно, площадью несколько более 0,06 га), Путивль (городище примерно в 25 га), Серенск (городище размером 3 га), Трубчевск (городище размером в 4 га), Чернигов (городище площадью 160 га). К югу от Черниговского княжества располагалось Переяславское (Переяславля Южного) княжество. Оно было небольшим по своим размерам, занимая территорию бассейнов левых притоков Днепра Трубежа, Супоя и Сулы. Судя по тому, что переяславские города по р. Суле почти все стояли на правом берегу этой реки, Сула была восточной границей княжества. Расположенный далее на восток город Атава (Полтава), принадлежавший переяславским князьям, видимо, был городом-анклавом. От впадения р. Сулы в Днепр граница Переяславского княжества шла на северо-запад по Днепру, затем у устья Десны шла вверх по этой реке до устья р. Остер, где стоял Городец Остерский, и далее на восток по течению Остера до р. Сулы в ее верхнем течении. Столица княжества - Переяславль (Переяславль Русский, Переяславль Южный, современный Переяславль-Хмельницкий) стояла недалеко от Днепра при слиянии рр. Трубежа и Альты. Кроме Переяславля и двух упомянутых выше городов источники фиксируют в Переяславском княжестве города Баруч, Бронь, Воинь, Горошин, Желни, Лубно, Лукомль, Малотин, Носов, Песочен, Пирятин, Полкстень, Прилук, Римов, Ромен, Русотина. Всего в Переяславском княжестве насчитывалось 19 городов22. Следует иметь в виду, что многие из них являлись военными крепостями, где стояли лишь гарнизоны. Близость Половецкого поля требовала защиты от кочевников. Археологические обследования позволили охарактеризовать три города Переяславского княжества. Воинь имел детинец площадью 4,6 га и укрепленный окольный город в 23 га. Городец Остерский имел детинец размером в 0,75 га и два укрепленных окольных города площадью 4,8 га и 25 га. Укрепления самого Переяславля защищали территорию около 80 га. На запад от Переяславского и Черниговского княжеств лежало самое населенное и самое богатое из всех русских княжеств домонгольского времени - Киевское. Оно занимало территорию главным образом по правому берегу Днепра в его среднем течении, бассейна р. Припяти, правого притока Днепра, достигая верховьев рр. Немана, Нарови, Западного и Южного Бугов. Если на востоке граница Киевского княжества была достаточно стабильной, проходя по р. Днепру и лишь частично заходя на левый, пологий берег Днепра, то южная граница княжества менялась. В начале XIII в. она проходила по р. Роси, правому притоку Днепра. Далее южная граница шла к верховьям рр. Тетерева и Случи. Но на западе граница Киевского княжества к началу XIII в. претерпела сильные изменения. От междуречья рр. Горыни и Стыря она отодвинулась далеко к востоку и проходила примерно в бассейне верхнего течения р. Случи, правого притока р. Горыни. На севере граница проходила по широте городов Клеческа, Случеска и Рогачева. В состав Киевского княжества входили города Киев, Белгород, Богуславль, Божский (на р. Южный Буг), Болохов, Боровой, Брягин, Булич, Бьзяница, Василев, Вернев (Чернев), Витичев (Уветичи, Святополч), Володарев, Вручий (Овруч), Вышгород, Гольско, Городеск, Городец (близ Радосыни), Городец, Городок (в Болоховской земле), Губин, Дверен, Деревич, Дерновый, Добр, Добрый Дуб, Дядьков, Желань, Заруб, Звенигород, Звиждень, Иван, Искоростень, Каменец, Канев, Клеческ, Кобуд, Колодяжен, Корсунь, Котельница, Краен, Кудин, Кульдерев, Куниль, Кучарь, Кучелмин, Межимостье, Микулин, Михайлов, Мическ, Мозырь, Мунарев, Мутижир, Неятин, Пересечен, Полоный, Радомысль, Радосынь, Растовец, Речица, Рогачев, Родня, Родунь, Святославль, Святославля Криница, Семыч, Случеск, Товарый, Торческ, Треполь, Тумащ, Ушеск, Халеп, Чернобыль, Чурнаев, Чучин (Тчучин), Юрьев, Ярополч - всего 78 городов. Внутри Киевского княжества уже с X в. начали образовываться уделы - такие как Вышгород и Туров. В первой трети XIII в. Вышгород оставался удельным центром. Киевские князья передавали его своим ближайшим родственникам, но только в управление, без права передачи по наследству. В первой трети XIII столетия в Киевском княжестве упоминаются такие княжеские центры, как Овруч, куда неоднократно удалялся князь Рюрик Ростиславич, когда лишался киевского стола; Вышгород, где до 1205 г. правил князь Ярослав Владимирович, внук знаменитого киевского князя Мстислава Великого; Треполье (тот же князь Ярослав); Белгород (князь Мстислав Романович, позднее ставший киевским князем); Торческ (князь Мстислав Мстиславич Удатный, позднее его сыновья)23. Все эти города (за исключением Овруча) находились поблизости от Киева, прикрывая его с юга, запада и севера. Понятно, что раздача таких городов в управление разным князьям преследовала цели защиты Киева, поскольку в каждом городе вместе с князем пребывала и его дружина. В начале 30-х гг. XIII в. впервые упоминаются болоховские князья. Им принадлежали города Божский, Городец, Губин, Деревич, Дя дьков, Кобуд, которые располагались в верховьях р. Южного Буга и р. Случи, на которой стоял Болохов, давший наименование названным князьям. Это был стык границ Киевского, Владимиро-Волынского и Галичского княжеств. Болоховские князья являлись потомками новгород-северского князя Игоря Святославича. Очевидно, наделение их владениями в Киевском княжестве также было связано с решением задач обороны, но не столицы, а всего княжества. Появление в Киевском княжестве владений князей других княжеств на первых порах не представляло опасности для киевских князей, наоборот, оно в известной степени было им полезно, поскольку усиливало военный потенциал княжества. Но при первых же признаках ослабления верховной власти временные держатели киевских земель превращались в наследственных владельцев, и от Киевского княжества отрывались большие территории. Так обстояло дело, в частности, с Туровским и Пинским княжествами, о которых речь пойдет ниже. Сам Киев, бывший в IХ-ХI вв. столицей Древнерусского государства, в 30-х гг. XIII в. уже не представлял собой общерусского политического центра. За ним сохранялась роль главного города княжества, хотя княжества крупного, населенного и развитого в хозяйственном отношении. Кроме того, за Киевом оставалась роль общерусского религиозного центра, в котором по-прежнему пребывал митрополит всея Руси. Некоторые киевские города исследованы археологами. Они установили, что Белгород в первой трети XIII в. имел городище площадью 97,5 га. Укрепления Витичева охватывали площадь в 10 га. Крепость Вышгорода занимала площадь в 15 га. Крепостные стены Заруба защищали пространство в 5 га. Городище Звенигорода было размером в 2 га. Киев в первой трети XIII в. занимал территорию примерно в 300 га. Городище Клеческа было размером в 4,6 га. Родня имела детинец в 1,5 га и примыкавший к нему окольный город в 2,5 га - всего 4 га. Укрепления Торческа защищали пространство в 90 га. Тумащ имел детинец в 1,6 га и окольный город размером около 8 га - всего 9,6 га. Детинец Чучина занимал площадь в 1,2 га, окольный город 3,7 га - всего около 5 га. Укрепления Юрьева охватывали площадь в 2,5 га. Таковы археологические характеристики 12 городов Киевского княжества. К западу от Киевского лежало Владимиро-Волынское княжество. Его территория захватывала бассейны верхнего и среднего течения р. Западный Буг и бассейны верхних течений правых притоков р. Припяти, доходя на восток первоначально до среднего течения р. Горыни, а позднее включая верховье этой реки. На западе в описываемое время граница княжества достигала р. Вепря (Вепша), на севере подходила к р. Нареву, затем, пересекая верхнее течение р. Припяти, спускалась к югу, где достигала верховьев р. Случи, правого притока р. Горыни. На юге граница Владимиро-Волынского княжества шла по водоразделу между правыми притоками р. Припяти и левыми притоками р. Днестра. Столица княжества г. Владимир (древнее название Володимерь) стояла на правом берегу р. Луги, впадавшей справа в Западный Буг, недалеко от ее устья. Помимо Владимира княжество включало города Андреев, Белз, Берестье, Броды, Бужеск (на р. Западный Буг), Бусовен, Верещин, Володава, Волынь, Всеволож, Выгошев, Гнойница, Городно (Гродно), Дорогичин, Дорогобуж, Дороговск, Дубен, Жидичин, Зареческ, Изяславль, Каменец (на р. Случи), Кодьня, Комов (Коморов), Кореческ, Кременец, Лубно, Луцк, Межибожье, Мельница, Милеск, Моравица, Орельск, Острог, Охожа, Перемиль, Пересопница, Сапогынь, Столп, Сутиска (Сутейск), Тихомль, Торчев, Турийск, Угровеск, Устилог, Ухани, Холм, Чемерин, Червен, Черторийск, Шеполь, Шумеск, Щекарев - всего 53 города. Археологические данные имеются по 9 городам Владимиро Волынского княжества. В городе Белзе был возведен детинец (около 4 га) и укреплен окольный город (примерно 3 га). Общая площадь го рода составляла 7 га. Из таких же двух частей состояли укрепления Городно (Гродно): детинец 0,8 га, окольный город 4 га. В Дорогичине археологами исследовался детинец размером 0,6 га и посад размером около 3 га. Древний Дорогобуж занимал площадь в 3 га. Изяславль имел детинец площадью 0,63 га и окольный город размером около 3 га. Луцк занимал площадь в 7 га. Городище Пересопницы было размером в 4 га. Городище Сутиски - 3 га. Червен занимал площадь в 4 га. Галич являлся столицей одноименного княжества, примыкавшего к Владимиро-Волынскому с юга. Территория Галичского княжества располагалась в бассейнах левых и правых притоков верхнего течения Днестра, охватывая степные пространства, лежавшие вниз по течению этой реки. В состав Галичского княжества входили также земли по верхнему течению рр. Прута и Сирета. Южная граница княжества ограничивалась отрогами Карпатских гор, западная пересекала нижние течения рр. Вислоки и Сана, правых притоков Вислы. Восточная граница была расплывчатой. В степях кочевали правобережные (по отношению к р. Днепру) половцы, которые считали степи своими. В Галичском княжестве было немало городов. Кроме самого Галича, стоявшего на высоком мысу, образованном слиянием рр. Мозолевый поток и Луквы, правого притока Днестра, недалеко от устья последней, в княжестве были такие города, как Перемышль и Теребовль, столицы первых образованных в этом регионе во второй половине XI в. древнерусских княжеств, Звенигород, а также Бакота, Баня Родна, Барсуков Дел, Болшево, Быковен, Василев, Вишня, Голые Горы, Городок, Збыраж, Калиус, Коломыя, Любачев, Микулин, Моклеков, Онут, Печера Домамиря, Плав, Плеснеск, Санок, Синеволодьско, Телич, Тисмяница, Толмач, Удеч, Ушица, Щекотов, Ярославль - всего 32 города. Из этих городов (не считая Галича) в первой трети XIII в. княжескими резиденциями становились Звенигород, Перемышль и Теребовль, которые были таковыми и в ХI-ХII вв. Только в XIII столетии эти города становились местами пребывания князей не постоянно, а временно. Владевшие Галичем русские князья или венгерские королевичи сажали там князей - своих сателлитов на короткое время. В рассматриваемый период начинает упоминаться особая область Галичского княжества - Понизье. Так назывался регион, лежавший к юго-востоку от Галича, ниже по течению Днестра24. Князь Мстислав Мстиславович Удатный в 1227 г. даже поменял Галич на Понизье25. Причиной, видимо, была большая безопасность в военном отношении этой части Галичского княжества, приток туда населения из районов, подвергавшихся нападениям, и связанное с этим развитие хозяйства, в частности, добыча поваренной соли. Из названных выше городов Галичского княжества 6 городов могут быть охарактеризованы на основании археологических исследований. Укрепления Василева защищали площадь в 1,43 га. Галич к 1237 г. расширился и стал занимать пространство в 45 га. Звенигород к тому времени занимал площадь в 25 га. В Перемышле площадь детинца и окольного города вместе составляла 8 га. В Плеснеске та же площадь составляла 4 га. Рвы и валы Теребовля защищали пространство в 2,8 га. Перед нашествием монголо-татар в русских землях существовали еще два княжества: Туровское и Пинское. Первое из них возникло еще в конце Хв. Оно занимало сравнительно скромную территорию по среднему течению р. Припяти. Недалеко от правого берега этой реки стоял и стольный город княжества Туров, построенный на возвышенном мысе, образованном реками Яздой, Струменью и Домухой. Вторым городом княжества была Дубровица26. Туров принадлежал Киеву, и различные князья получали Туровское княжество из рук киевских князей. Но в 1157 г. при князе Юрии Ярославиче Туров стал независим от Киева. Под 1228 г. летопись сообщает об отдельном войске туровцев, судя по летописному тексту, под командованием своего князя27. Туровские князья упоминаются и в 70-х гг. XIII в.28 Это приводит к заключению о существовании самостоятельного Туровского княжества к моменту вторжения Батыя. Туров исследовался археологами. Ими установлено, что туровский детинец имел размер примерно 1 га, а окольный город - около 1,5 га. Пинск первоначально был частью Туровского княжества. Сам город был расположен у той же р. Припяти, что и Туров, только на ее левом берегу. И контролируемая Пинском территория лежала в бассейне этой реки, но выше по течению от туровской. К Пинску относился г. Небль, стоявший выше Пинска у правого берега р. Припяти. Археологически изучался только Пинск. Было выяснено, что детинец Пинска занимал площадь в 2 га, а окольный город - в 4 га. В XII в. князья туровские правили и в Пинске, но в XIII в. поло жение изменилось. Пиняне стали проводить собственную политику Эпизод с захватом пинянами в 1226 г. Черторыйска из состава завещанного князем Мстиславом Немым Даниилу Романовичу Пересоп ницкого княжества ясно свидетельствует о том, что пинские князья действовали совершенно самостоятельно от туровских князей. Об этом же говорит раздельное указание в летописи на войско пинян и на войско туровцев при описании событий 1228 г.29 Упоминание пинских князей после 1241 г.30 указывает на существование Пинского княжества и перед названным годом. Таким образом, накануне Батыева нашествия на территории, за нятой преимущественно древнерусским населением, насчитывалось 19 крупных государственных образований, а если считать вместе с мелкими, то по меньшей мере 25. В них по письменным источникам насчитывалось в общей сложности 340 городов. 74 из них (21,8%) исследованы археологически. Из этих исследований вытекает, что в первой трети XIII в. население концентрировалось в тех городах, которые являлись в княжествах главными: Киеве (300 га), Чернигове (160 га), Владимире на Клязьме (145 га), Смоленске (100 га), Переяславле Южном (80 га), Полоцке (58 га), Рязани (53 га), Галиче (45 га). Другую группу городов составляли города, которые являлись или были центрами вассальных княжеств: Псков (150 га, но без окольного города значительно меньше), Суздаль (49 га), Переяславль Залесский (40 га), Пер еяславль Рязанский (более 37 га?), Новгород Северский (33 га), Белоозеро (30 га), Путивль (25 га). Данные факты говорят о том, что в древней Руси городское население распределялось по пунктам, где концентрировались властные структуры, и уровень заселенности городов находился в определенной зависимости от ранга пребывавших в них властей. Последнее представляется вполне естественным, поскольку заселение городов регулировалось властью, заинтересованной в получении для себя продуктов различных ремесел и промыслов, а также услуг, а потому или насильно переводившей сельское население в крепости, или приглашавшей в города нужных ремесленников и мастеров. В городе также поселялось военное окружение князя, высшее и подотчетное ему духовенство. Следует обратить внимание на то, что в список из 15 крупных городов попадают 4 города Северо-Восточной Руси, что косвенно может свидетельствовать об опережающем росте к 30-м гг. XIII в. населения в этом регионе. Есть и третья группа достаточно крупных городов. Это киевский Белгород (97,5 га), Торческ (90 га), Городец Радилов (60 га), Городец Остерский (30 га), Воинь (27 га). Их географическое положение указывает на то, что это были большие пограничные крепости. Кроме Городца Радилова все они находились на юге Руси. Строительство там таких крупных крепостей свидетельствует о том, что хотя динамика роста народонаселения была выше на Северо-Востоке, основные людские ресурсы оставались на Юге. Об этом же говорят и данные о городах по княжествам. Из 340 городов 242 города (71,2%) относились к Киевскому, Черниговскому, Владимиро-Волынскому, Галичскому, Переяславскому (Южному) княжествам - всего 5 княжествам. Остальные 14 княжеств имели в своем составе 98 городов (28,8% общего числа). Это показатель того, что преобладающая часть древнерусского населения проживала в южных княжествах. Данное заключение согласуется с выводом А.В. Кузы, сделанным на основании картографирования 1306 древнерусских городищ домонгольского времени: 49% таких городищ, по подсчетам А.В. Кузы, располагались в бассейне Днепра31. И хотя верхнее и часть среднего течения Днепра - это территории Смоленского и Полоцкого княжеств, вряд ли приходится сомневаться в том, что большая часть городищ бассейна Днепра находилась в пределах южнорусских княжеств. Земли этих княжеств были освоены лучше и заселены плотнее, чем в средней и северной частях Восточно-Европейской равнины. Что касается численности населения Руси к 1237 г., то тут приходится довольствоваться приблизительными цифрами, характеризующими количество городского населения. А.В. Куза на основании средних размеров дворов, вскрытых археологами в Новгороде и Киеве, предложил считать эталоном двор, занимавший площадь в 400 кв. м32. При последующих расчетах можно исходить из такого предложения. Во дворе должна была проживать одна семья. Число членов семьи некоторые исследователи определяют в 6 человек на основании свидетельств русских источников ХVI-ХVII вв. или в 4 человека по аналогии с данными, относящимися к городам Западной Европы. Но можно основываться и на показаниях ранних русских источников. Так, выборка из 100 русских князей, живших в XII в., состав семей которых точно известен, показала, что 2 князя имели по 15 сыновей и дочерей (каждый от двух браков), 1 князь - 14 детей, 3 - 9, 1 - 8, 4 - 7, 3 - 6, 3 - 5, 7 - 4, 13 - 3, 11 - 2, 15 - 1. 37 князей детей не имели. Таким образом, 100 князей-родителей (реальных и потенциальных) имели в общей сложности 244 ребенка. Следовательно, княжеская семья в среднем состояла из 4,4 человека33. Если данные о княжеских семьях перенести на семьи других социальных слоев древнерусского общества, то получится, что на 1 га городской территории в первой трети XIII в. должно было проживать 110 человек (на 1 га приходится 25 дворов по 400 кв. м, в каждом дворе в среднем 1 семья в 4,4 человека). Тогда в 6 археологически обследованных городах Рязанского княжества, размеры городищ которых известны, должно было проживать немногим менее 11600 человек. В остальных 8 городах - 2200 человек, принимая размер не обследованного археологически города в 2,5 га (такая цифра является средним показателем размеров городищ34). В целом, в рязанских городах должно было проживать около 14000 человек. В их число входили феодалы, их военное окружение, духовенство, ремесленники. К сожалению, древнерусские источники не дают сведений о соотношении городского и сельского населения. Если для Руси верно соотношение, выводимое для стран Западной Европы (население городов - это 2% всего населения), то тогда численность населения в Рязанском княжестве должна будет составлять около 700000 человек. В Муроме по приведенным стандартам, без учета столичного положения этого города, должно было жить около 300 человек. В шести археологически обследованных городах Владимирского княжества должно было проживать примерно 26000 человек, а в 6 необследованных - еще около 1650, всего почти 28000 человек. Для городов Переяславского (Переяславля Залесского) княжества соответствующие цифры будут 5060 в 2 исследованных археологами городах и еще 1650 человек из 6 городов неисследованных - всего более 6700 жителей. Для столичного Юрьева показатель такой же, как для Мурома - около 300 человек. Таков же показатель и для Углича - около 300 человек. Для городов Ростовского княжества показатели соответственно 3300 (Белоозеро) и 550 жителей - всего менее 4000 человек, хотя ясно, что древний Ростов имел площадь больше, чем 2,5 га. В Ярославском княжестве соответствующие цифры - 330 и 275, т. е. более 600 человек. В Новгородской земле археологически исследованы 6 городов. Их суммарная площадь - 382,5 га, хотя размеры Пскова и особенно Русы относятся скорее к XV в, а не к первой трети XIII в. Зато площадь Новгорода в первой трети XIII в. была явно больше, чем в Х-ХI вв. По формальным данным в этих 6 новгородских городах проживало более 42000 человек. В остальных 8 - еще 2200, всего около 44500 человек. В Смоленском княжестве в археологически обследованных городах должно было проживать, согласно предлагаемым расчетам, немногим более 11500 жителей, причем в самом Смоленске - 11000. В остальных 15 археологически не изученных смоленских городах - более 4000, а в сумме - более 15500 человек. Очевидно, население столичного Смоленска превышало население остальных городов княжества, взятых вместе. В Витебском княжестве в его столице Витебске должно было проживать несколько более 1200 жителей. В Полоцком княжестве в 5 археологически известных городах должно было проживать немногим более 9000 жителей, а в остальных 12 городах - 3300 жителей, всего 12300 человек. В Черниговском княжестве 9 археологически исследованных городов имели суммарную площадь в 239,36 га. Здесь могли проживать почти 26300 жителей. В остальных 51 археологически не изученных городах Черниговского княжества должны были проживать еще 14025 человек - всего 40325 жителей. В Переяславском (Переяславля Южного) княжестве 3 известных по археологическим исследованиям города занимали суммарную территорию в 137,4 га. В них должны были проживать менее 15000 жителей. В остальных 16 городах княжества - еще 4400 человек, всего примерно 19000 жителей. В Киевском княжестве 12 археологически известных города вместе занимали площадь в 545,2 га. Следовательно, в них могли проживать немногим менее 60000 человек, причем в Киеве - 33000 человек. В остальных 66 городах Киевского княжества могли жить еще около 18000 жителей - всего примерно 78000 человек. Во Владимиро-Волынском княжестве археологически изучены 9 городов. Вместе они занимали площадь в 40 га. Там могло проживать 4400 человек. В остальных 44 городах княжества - еще примерно 12000 человек, всего около 16400 жителей. В Галичском княжестве общая площадь 6 изученных археологически городов составляла 86,23 га. В этих городах могло проживать немногим менее 9500 человек. В остальных 26 галичских городах жили более 7000 жителей - всего 16500 человек. В Туровском и в Пинском княжествах было по два города. Стольные города Туров и Пинск исследовались археологами. Принимая во внимание размер их площадей, можно считать, что в Туровском княжестве было 275 и 275 горожан - всего 550, а в Пинском княжестве - соответственно 660 и 275 городских жителей, в целом около 950 человек. Всего в русских землях ко времени Батыева нашествия согласно предложенной методике расчета проживало около 300000 (298475) городских жителей. Если городское население Древней Руси составляло 2% от сельского, то все население Руси первой трети XIII в. должно исчисляться примерно в 15 млн человек. Если процент был выше, а в число горожан приходится зачислять и представителей княжеской администрации, и воинов, и духовенство, и княжескую и боярскую обслугу, то при 3% таких городских жителей население Руси составит 10 млн человек, при 4% - 7,5 млн, при 5% - 6 млн человек. Однако по древнерусским источникам точное соотношение между горожанами и сельчанами установить не удается, и предложенные вычисления лишь демонстрируют примерно-относительные цифры населения русских княжеств в конце 30-х гг. XIII в.

Источник: http://statehistory.ru/4583/Naselenie-Rusi-v-kanun-batyeva-nashestviya/
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Игнатий
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 24.09.2012
Сообщения: 7654

СообщениеДобавлено: Сб Мар 17, 2018 8:44 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

О ТОМ, КОТОРЫЙ НЕ ПРИШЕЛ (Ярослав Всеволодович и битва на Сити).

Готовясь к решающей битве монголами князь Юрий Всеволодович оставил столицу на попечение сыновей, а сам направился на север, где организовал военный лагерь на реке Сить и ждал подхода оставшихся сил Суздальской земли. Однако основную ставку он делал на помощь братьев Ярослава и Святослава:

«Тое зимы выеха Юрьи из Володимеря в мале дружине, оурядивъ сыны своя в собя место Всеволода и Мстислава, и еха на Волъгу с сыновци своими с Василькомъ и со Всеволодомъ и с Володимеромъ, и ста на Сити станомъ, а ждучи к собе брата своего Ярослава с полкы и Святослава с дружиною своею, и нача Юрьи князь великыи совкупляти вое противу Татаромъ, а Жирославу Михаиловичю приказа воеводьство в дружине своеи».

Из всех ожидавшихся подкреплений пришла только дружина брата Юрия Всеволодовича - князя Святослава, который упоминается среди князей, учавствовавших в битве на р. Сить. Однако, основные силы, на которые надеялся великий князь – т.е. полки его другого брата Ярослава, не успели подойти до нападения монголов на стан войск великого князя и его вассалов. Ярослав Всеволодович действительно к 1238 г. имел возможность собрать значительное войско, ведь он сохранял контроль над Киевским, Новгородским и Переяславль-Залесским княжествами. Однако это было практически нереально на ограниченном отрезке времени.

Этот факт часто интерпретируется как намеренное нежелание Ярослава Всеволодовича помочь брату, а то и вовсе как сговор его с монголами. Но из скудных сведений летописей известно, что в 1236 г. Ярослав Всеволодович захватил Киев вместе с новгородскими и новоторжскими добровольцами и "седе в Кыеве на столе; и державъ новгородцевъ и новоторжець одину неделю и одаривъ я, отпусти проче; и придоша здрави вси". Судя по новгородскому летописанию, Ярослав Всеволодович спокойно "седе в Кыеве на столе" вплоть до гибели своего брата великого князя, т.е. до 1238 г. Иное известие о киевских делах 1236 – 1238 гг. дает Ипатьевская летопись (далее – ИЛ), в нем приводится диаметрально противоположная информация – Ярослав сел на Киевский стол, но "не мога его держати, иде пакы Суждалю", уступив Киевский стол черниговскому князю Михаилу Всеволодовичу. Сравнение с сообщением Татищева, согласно которому Ярослав, предварительно разорив черниговские земли, мирно, по договору, отдал Киев , добавляет недоумения касательно записи в ИЛ – в ней нет ни срока великокняжения Ярослава в Киеве, ни даже объяснения, каким образом стороны мирно разошлись после боевых действий.

Исследователи феодальной войны первой трети XIII в. между Черниговом и Галичем (и их союзниками) за Киев давно сомневаются в достоверности данного фрагмента ИЛ, из-за тенденциозности ее галицкого автора в описании событий этой войны и искусственности вставки рассказа о взятии Ярославом Киева в текст обширного повествования о других событиях. Кроме того, текст ИЛ, относящийся к событиям после 1205 г., как известно, не был изначально датирован автором, а проставленная в Ипатьевском списке ИЛ датировка была сделана редактором летописи значительно позднее и с большими ошибками (в Хлебниковском списке ИЛ датировки вообще отсутствуют).

Таким образом осенью 1237 г. Ярослав, судя по всему, находился еще в Киеве. Здесь он прокняжил немногим более полугода. Сложно сказать, насколько киевляне были готовы отправиться на далекий северо-восток поддерживать брата своего новоиспеченного сюзерена. Да и особенных сил у них уже не было — слишком беспокойным было предыдущее десятилетие. Полагаться на новгородцев также было затруднительно. Для созыва ополчения требовалось решение веча, скептически смотревшего на дальние походы, прямая выгода от которых была неочевидной. Фактически Ярослав мог располагать только собственными дружинниками. Но прибыть на помощь уже не успевал. Даже если он получил тревожные известия в ноябре, то сначала (такое предположение напрашивается само собой) он должен был направиться в Новгород, в надежде собрать ополчение, а уж потом повернуть к Владимиру. Зимний путь от Киева до Новгорода мог длиться до трех месяцев, то есть в лучшем случае к концу февраля 1238 г. Ярослав прибыл на север. Здесь его должны были застать известия о падении Владимира, а также о подходе монголов к Торжку. Смог ли князь убедить новгородцев в необходимости активных наступательных действий, или впечатление от поражений под Рязанью и Коломной не позволило ему этого сделать — источники умалчивают. Известно только, что с этой стороны помощи Суздальскому князю не последовало.

По материалам:
Храпачевский Р. П. Великий западный поход Чингизидов на Булгар, Русь и Центральную Европу.
Хрусталев Д.Г. Русь: от нашествия до "ига" (30—40 гг. XIII в.).
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Игнатий
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 24.09.2012
Сообщения: 7654

СообщениеДобавлено: Сб Мар 17, 2018 10:02 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Неврюева рать


1. Согласно документам монголо-китайской канцелярии, в 1252 г. было проведено включение в реестр (общеимперских повинностей) населения (точнее - дворов и совершеннолетних тяглых) русских направленным туда из Каракорума специальным комиссаром/переписчиком - битекчи Берке. При этом русские летописи не знают этой переписи в реестр, т.е. т.н. "числа" в русской терминологии, именно в 1252 г., а датируют такое "число" только 1257 годом. Это противоречие необходимо разъяснить - сведения общеимперской канцелярии не могут нести в себе ошибки в хронологии ввиду датировки циклическими знаками и годами животного цикла, которые нельзя исказить без того чтобы не выйти за пределы годов правления Мэнгу-каана, к которому относится запись об этих событиях, а значит эти сведения несут в себе информацию о реальных событиях именно 1252 г. В то же время, русские летописи знают только одно событие 1252 г., связанное с монголами империи - т.е. "Неврюеву рать"

2. По русским летописям события 1252 г. произошли из-за того, что великий князь Андрей Ярославич отказался выполнить некие приказы каанов (именно во множественном числе) и чтобы их не выполнять предпочел "бегати, нежели цесаремъ служити". В отечественной историографии имеются попытки (ИМХО неудачные) объяснить как множественное число каанов ("цесаремъ"), приказов которых Андрей не захотел выполнять, так и то, что именно было причиной его решения бежать, причем вместе со всеми своими боярами.

3. По современному состоянию исследования сути взаимоотношений русских княжеств (их князей) с Ордой в начальный период зависимости, известно, что от каана из Каракорума в адрес русских князей, т.е. правителей окраинной вассально-зависимой территории, могли поступить приказы относительно только 2-х предметов: выставления вспомогательной рати и переписи населения для получения регулярных повинностей ("выхода", т.е. денежно-товарной дани, устройства ямской и подводной службы и т.д.) - см. например работу В.В. Трепавлова "Золотая Орда в XIV в." Такой вывод полностью коррелирует с тем, что нам известно по отношениям Каракорума и таких вассально-зависимых стран как например Уйгурия или Корея.

4. На период правления Андрея Ярославича не выпадают никакие общеимперские сборы вспомогательных ратей от вассальных территорий, зато на него приходятся объявления общеимперских переписей, причем от ДВУХ РАЗНЫХ каанов - Гуюка и Мэнгу. Согласно "Юань ши" в конце 1247 г. такую перепись объявил Гуюк, а в конце 1251 г. уже Мэнгу решил провести новую перепись (в рамках своей программы переустройства госаппарата империи). Таким образом, именно от двух разных каанов к Андрею Ярославичу, последовательно - в 1248 и 1252 гг. (с учетом времени дохождения из Монголии), пришли приказы о переписи. Оба приказа он не выполнил. И если не выполняя первый он еще мог надеяться на то, что Гуюк уже умер (в 1248 г.), а Бату, непосредственно граничивший с русским княжествами и бывший на ножах с Гуюком, с него ничего не спросит, то новая перепись от нового каана грозила серьезными неприятностями - помимо ответа за сам факт нарушения приказов каанов, он должен будет отдать повинности за все годы, т.е. с самого начала своего княжения. Очевидно таких средств у Андрея Ярославича не было. Поэтому он решил бежать, как и его бояре, которые также не хотели отвечать своей казной.

5. Пришедший в начале 1252 г. к Бату отряд "численников", состоявший из отвечавшего за перепись чиновника среднего ранга (битекчи) Берке и небольшого военного отряда сопровождения скорее всего довольно быстро узнал, что власти вассальной территории вместо организации переписи решили бежать. И тут у нас остаются только догадки о последовательности и причинах дальнейших событий. Впрочем, некоторые из них надежно реконструируются из наших знаний о законах монголов касательно подобных случаев. Дело в том, что монголы практиковали солидарную ответственность за нарушение законов - т.е. отвечал по этим законам не только владетель территории, но его люди, причем не только сами по себе, но и их жены, слуги и рабы со всем их имуществом. Вот что пишут китайские дипломаты, побывавшие в Каракоруме в 1230-х годах касательно этого принципа солидарной ответственности: "Они [черные татары] наказывают смертью тех, кто преступит закон и разбойничает. Их жены, дети и скот конфискуются и поступают в распоряжение семей, потерпевших от [этих] разбойников. [Если] рабы, принадлежащие некоему А, похитят имущество некоего Б или имущество рабов, принадлежащих Б, то все [имущество, жены, дети и скот] конфискуются у А, вместе с женами, детьми и скотом, принадлежащими рабам [А], а самих рабов вместе с А – казнят. Это называется “вынести приговор главному". Выполнение такой экзекуции по отношению к Андрею Ярославичу, его боярам и их семьям было поручено командиру отряда сопровождения битикчи Берке. Подробности событий этой карательной экспедиции известны из русских летописей. Отметим только, что согласно русским источникам действия монголов были стремительны и застали русских врасплох.

6. Из русских летописей нам известно имя предводителя имперского отряда, который выполнил эту карательную операцию под Переяславлем - Нюрын или "Неврюн/Неврин" в русской огласовке (именно так по ранней летописи - Суздальской). В более поздних летописях оно трансформировалось в "Неврюй" - или из-за сходства написания, или под влиянием кипчакского имени Неврюй, известного по событиям конца XIII в. "Неврин" надежно представляет русское написание монгольского имени Нюрын, поскольку в русских текстах XIII-XV вв. тюрко-монгольские звуки -уу/-юу передавались через сочетание -ев (например слово сюунчи/суунчи в русских текстах писалось как "севенч"). Само же имя Нюрын (или Нуурин в персидской огласовке Рашид ад-Дина) встречается среди монгольских документов XIII в., но к счастью оно довольно редкое, что позволяет попытаться его точно идентифицировать.

7. Из всех упоминаний Нюрынов середины XIII в. (в них есть всего 2 разных Нюрына для этого периода) на роль "Неврюя" наиболее подходит знаменитый полководец Мэнгу-каана - салджиут Нюрын (умер в 1263 г.), сын Тайдара, внук Бурулдая. Его жизнеописание сохранилось в "Юань ши" и детали последнего приводят к мысли, что именно он и есть "Неврюй" русских летописей. Дело в том, что для периода 1252 г. Нюрын еще не имел собственного подразделения - он только в 1255 г. унаследовал после смерти отца командование его тысячей, а до этого только был под его командой в составе родовой тысячи, где Нюрын и участвовал вместе с отцом и дедом в их походах. Причем одним из таких походов, отмеченных в послужном списке его отца, был поход под началом Мэнгу против кипчаков и асов/алан. Т.е. это как раз был поход монголов в Европу и Русь в 1236-1242 гг., который в монгольском официозе назывался "Кипчакским". Так что Нюрыну хорошо была известна местность Северо-Востока Руси по его походу 15-летней давности. Такое его положение - заместитель командира тысячи, но не имеющий еще ранга тысячника, вполне подходило для назначения во временные командиры относительно небольшого отряда (порядка 500-700 человек, т.е. стандарная численность подобных отрядов) сопровождения переписчика Берке, отправлявшегося на Русь и к аланам (т.е. в хорошо знакомые Нюрыну земли). Дальнейшая его карьера фантастична - став тысячником только в 1255 г. он уже вскоре был назначен полководцем крупного отряда, наступавшего на армию Сун, в ходе последовавших сражений Нюрын показал большие успехи и к 1258 гг. Мэнгу-каан произвел его в ранг главнокомандующего несколькими корпусами.Такой быстрый взлет кроме несомненного полководческого таланта Нюрына может также объясняться преданностью Мэнгу как самого Нюрына, так и всего его рода, который (как видим из источников) находился в ближнем окружении Мэнгу.

8. Полученная в ходе карательной экспедиции Нюрына против Переяславского княжества (домена Андрея Ярославича) и его действий в иных, попутных, русских землях, добыча, судя по последовавшим далее событиям, вызвала серьезные разногласия между Нюрыном с одной стороны, и битикчи Берке с Бату - с другой стороны. Именно этим надо объяснить тот факт, что Берке отчитался о переписи как о выполненной (в чем его поддержал Бату), а Нюрын же, после возвращения в Каракорум (не ранее середины в 1253 г.), сообщил своему патрону - каану Мэнгу о реальном положении дел. И тогда разразился скандал - когда прибывший от Бату в конце 1252 г. Тобчак предъявил Мэнгу запрос своего хозяина Бату на 10 000 дин серебра и жемчуга (видимо в счет доли Бату от дани как в своем улусе, так и в остальных улусах империи), т.е. по пересчету на серебро чуть ли не 19 тонн этого металла, Мэнгу после некоторого раздумия приказал своему правительству (Чжуншушэн) написать императорский указ/повеление Бату, выдержанный в крайне резком тоне. Вот его текст: "Богатства Тай-цзу и Тай-цзуна (т.е. Чингисхана и Угэдэя - РХ) подобным образом были израсходованы, как можно одарить чжувана таким пожалованием! Вану следует хорошенько вникнуть в это. Серебра, что [ему] выдали, это только то количество, которое разрешено к пожалованиям на нынешний и будущий год". Тобчаку выдали под этот указ 1000 дин, т.е. в 10 раз меньше того, что требовал Бату. Это была пощечина - только два года назад Бату возвел на престол Мэнгу и с тех пор считал себя "делателем царей" (по сообщению Джувейни), не говоря уже о том, что Бату был на тот момент вообще старшим представителем "золотого рода".
Последовало охлаждение отношений, которое было урегулировано только в 1255-1256 годах - после поездки сына Бату Сартака к Мэнгу и получения от последнего как инвеституры, так и определения точной доли джучидов от общеимперских доходов. Такие доли доходов для всех членов "золотого рода" окончательно были определены на курултае в начале 1256 г.: "Государь сделал большой сбор всех князей и нойонов в местности Урмэгт, устроил пир на 60 с лишним дней и пожаловал золотом и шелками согласно рангам, в результате чего установил ежегодное пожалование чжуванов деньгами и зерном". В ходе этих мероприятий был, повидимому, утрясен вопрос и с несостоявшейся переписью на Руси - его решили полюбовно: прятавшийся у Бату битикчи Берке опять назначался главой переписчиков, но к нему был приставлен новый имперский комиссар (контролировавший интересы Мэнгу). И именно в таком составе переписчики зафиксированы в русских летописях: "сыроядци Беркаи и Касачик", т.е. Берке как представитель джучидов и Касачик как представитель Мэнгу.

Изучение событий 1252 г. в свете данных монгольской имперской канцелярии приводит к выводу, что многие тезисы отечественной историографии типа "борьбы с татарами за независимость Руси" со стороны Андрея Ярославича (тем более в союзе с кем-то еще - вроде мифа об антитатарском заговоре вместе с Даниилом Галицким) во многом надуманы и вызваны слабостью источниковой базы этих исследований, которые целиком основываются исключительо на данных русских источников. Рисуемый в некоторых работах глобальный погром Руси, сравнимый с Батыевым нашествием, оборачивается в свете приведенных данных карательной экспедицией небольшого отряда монголов против Переяславского княжества, вызванной финансовыми неурядицами - проблемами как между русским князьми и монголами, так и собственно междумонгольскими трениями (между интересами Бату и интересами общеимперской казны).



Автор: Роман Храпачевский
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Игнатий
Постоянный участник

   

Зарегистрирован: 24.09.2012
Сообщения: 7654

СообщениеДобавлено: Пн Мар 26, 2018 11:22 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Пять тысяч черепов черных невольниц нашли ученые в Астраханской области



Археологическая экспедиция в Селитренном Астраханской области, где предположительно находилась некоторое время передвижная ставка монгольского хана Берке, обнаружила скопление женских черепов негроидного типа. Об этом рассказала журналистам антрополог Мария Балабанова.

Согласно письменным источникам, правитель Египта поддерживал теплые отношения с ханом Золотой Орды и присылал ему из Африки черных невольниц для гарема, а также искусных поварих, ткачих и ковровых мастериц. Балабанова озвучила статистику. В Астраханской области в погребениях найдены около 5 тысяч черепов африканских невольниц с ярко выраженным прогнатизмом (выступающими костями челюстно-носовой группы). Обилие африканок в астраханской степи, по всей видимости, каким-то образом отразилось на генетике калмыков, едиссанских татар и других кочевых народностей. Любопытные журналисты задавали вопросы об аномалиях остеологических останков людей. Мария Балабанова удовлетворила интерес репортеров, рассказав о двухметровом кубанском богатыре, найденом в Краснодарском крае и о просверленном черепе жрицы – неудачной попытке хирургической трепанации, который был найден в одном из погребений скифского кургана.
Источник: https://www.vladtime.ru/nauka/649904 ©
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов -> История Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7  След.
Страница 6 из 7

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Visitor Map
Create your own visitor map!


Powered by phpBB © 2001, 2005 phpBB Group
subRebel style by ktauber
Вы можете бесплатно создать форум на MyBB2.ru, RSS